ВЕРИЗМ ПО-КИЕВСКИ: СЮРРЕАЛИСТИЧЕСКИЕ КОЛЛАЖИ АЛЕКСЕЯ КОНДАКОВА

Alexey-Kondakov-топ
Картины-коллажи, которые создает украинский художник и дизайнер Алексей Кондаков, кажется, иллюстрируют знаменитую киноцитату Семен Семеныча Горбункова «Стамбул-город контрастов». Только местом действия для своих живописных фэнтези художник избрал собственное место жительства: персонажи классических полотен старинной салонной живописи в его коллажах оказываются участниками бытовых сценок современного Киева. И, хотя, в работах Кондакова царят сюрреализм, ирония и парадоксы, в то же время, они светятся добротой, участием и любовью.

В заго­лов­ке ста­тьи не слу­чай­но упо­мя­нут такой стиль живо­пи­си, как веризм. Веризм — (итал.verismo от vero — прав­ди­вый, истин­ный) — направ­ле­ние в ита­льян­ской худо­же­ствен­ной куль­ту­ре послед­ней тре­ти 19 века, воз­ник­шее пер­во­на­чаль­но в лите­ра­ту­ре и музы­ке, затем рас­про­стра­нив­ше­е­ся и на изоб­ра­зи­тель­ное искус­ство. Прин­ци­пы вериз­ма сфор­ми­ро­ва­лись глав­ным обра­зом под вли­я­ни­ем фран­цуз­ско­го нату­ра­лиз­ма, опи­ра­ясь на твор­че­ство Э.Золя, Г.Флобера и Г. де Мопас­са­на. Вери­сты в сво­ем твор­че­стве отоб­ра­жа­ли жиз­нен­ные реа­лии совре­мен­но­го ита­льян­ско­го обще­ства, быта и пси­хо­ло­гии про­стых людей. Прав­да, вери­сты не виде­ли обще­ствен­ной воз­мож­но­сти устра­не­ния соци­аль­ной неспра­вед­ли­во­сти; в их твор­че­стве пре­об­ла­да­ли настро­е­ния пес­си­миз­ма или мело­дра­ма­тизм. Киев­ско­го худож­ни­ка Алек­сея Конда­ко­ва вполне мож­но отне­сти вери­стам, за исклю­че­ни­ем пози­тив­но­го настро­е­ния, кото­рое созда­ют его картины.

Antiquity-Characters-In-Modern-Day-Life

Соеди­няя раз­ные куль­ту­ры, меж­ду кото­ры­ми сот­ни лет и тыся­чи раз­ли­чий, про­из­ве­де­ния Алек­сея Конда­ко­ва как бы дела­ют пет­лю вре­ме­ни. Зна­ме­ни­тые герои Кара­ва­д­жо, Вилья­ма Буг­ро, Фран­че­ско Айе­ца, Нико­ло Ренье­ри и дру­гих клас­си­ков живо­пи­си поме­ще­ны худож­ни­ком в совре­мен­ную буд­нич­ную обста­нов­ку горо­да. Дева Мария едет с Мла­ден­цем в киев­ском мет­ро, на стан­ции Арсе­наль­ной в пере­хо­де поет мене­стрель (где рань­ше муж­чи­на часто играл на аккор­деоне), Ним­фы соблаз­ня­ют Сати­ра в трам­вае, моло­дой Бахус рас­пи­ва­ет вино со сво­и­ми спут­ни­ка­ми под мостом, а юная дева вме­сте с анге­лоч­ка­ми про­да­ет на Деме­ев­ском рын­ке черешни.

Каж­дая такая кар­ти­на-кол­лаж пред­став­ля­ет собой диптих: ори­ги­нал ста­рин­но­го полот­на для пуще­го кон­тра­ста сов­ме­ща­ет­ся с не все­гда при­гляд­ны­ми реа­ли­я­ми совре­мен­но­сти. Соб­ствен­но, поэто­му про­ект авто­ра назы­вал­ся пона­ча­лу «Повсе­днев­ная жизнь богов», а поз­же сокра­тил­ся до назва­ния “2 Reality”. Серия работ под таким назва­ни­ем уже заво­е­ва­ла попу­ляр­ность сре­ди поль­зо­ва­те­лей интер­не­та по все­му миру.

кондаков-продавщица черешниЮность (1893)-Адольф Вильям Бугро

Пер­вой кар­ти­ной, поло­жив­шей нача­ло всей серии, ста­ла «Ним­фы, пода­ю­щие юно­му Дио­ни­су вино, фрук­ты и цве­ты» (1670) рабо­ты Цеза­ря ван Эвер­дин­ге­на. Уви­дев ее, “Я поду­мал, что мы и сей­час, как люди мно­го веков назад, соби­ра­ем­ся ком­па­ни­я­ми и выпи­ва­ем, — гово­рит киев­ский дизай­нер. — Сме­нил­ся лишь анту­раж.” Герои Эвер­дин­ге­на уди­ви­тель­ным обра­зом пере­да­ют драйв моло­деж­ной ком­паш­ки, кото­рая орга­нич­но впи­са­лась в вечер­ний анту­раж моста воз­ле Осокорков.

Нимфа преподносит молодому Бахусу вино, фрукты и цветы

Клас­си­че­ские обра­зы, взя­тые из кар­тин салон­ной живо­пи­си, где царят зако­ны иде­аль­ной, совер­шен­ной кра­со­ты, под­чер­ки­ва­ют кон­траст с нашим неиде­аль­ным совре­мен­ным миром. Но, бла­го­да­ря имен­но это­му кон­трасту, боже­ствен­ность в рабо­тах Конда­ко­ва при­об­ре­та­ет несколь­ко иное зна­че­ние. К при­ме­ру, Дева Мария с мла­ден­цем на руках (с кар­ти­ны 1893 года“Невинность” Вилья­ма Буг­ро), ока­зав­шись на лест­нич­ной клет­ке, ста­но­вит­ся похо­жей на обыч­ную маму с ребен­ком. И, не смот­ря на буд­нич­ный фон поч­то­вых ящи­ков, от этой рабо­ты все рав­но исхо­дит теп­ло и доброта.

Дева Мария-Алексей Кондаков-Повседневная жизнь богов-2015

© Лёша Кондаков

Мно­го работ кре­а­тив­но­го авто­ра посвя­ще­но про­дав­цам вся­че­ской сне­ди. Пото­му что он не созер­ца­ет мир с Олим­па, а живет в его реа­ли­ях: ходит на рынок, ездит на трам­вае, спус­ка­ет­ся в мет­ро, поку­па­ет в пере­хо­де цве­ты. И повсю­ду встре­ча­ет новые сюже­ты для творчества.
Антич­ный бог Зевс изоб­ра­жен у Алек­сея, как про­да­вец за мяс­ным при­лав­ком, дру­гая антич­ная геро­и­ня в окру­же­нии херу­ви­мов тор­гу­ет у доро­ги вафель­ны­ми тру­боч­ка­ми. (Отсыл­ка к полот­ну Вилья­ма Буг­ро “Наступ­ле­ние”).

Alexey-Kondakov-Kyiv-2 Reality-ЗевсAlexey-Kondakov-Kyiv-2 Reality-Наступление - Бугро-продавщица

Как лон­дон­ский про­фес­сор Ген­ри Хиг­гинс из пье­сы Бер­нар­да Шоу «Пиг­ма­ли­он», худож­ник пре­вра­ща­ет улич­ную цве­точ­ни­цу в пре­крас­ную богиню.

Alexey-Kondakov-Kyiv-2 Reality-цветочница

Осо­бое место в его рабо­тах зани­ма­ет киев­ское мет­ро, про­дав­цы в ларь­ках под­зем­ных пере­хо­дов мет­ро­по­ли­те­на, а так же их вечер­ние посе­ти­те­ли. В гре­че­ской мифо­ло­гии боги частень­ко спус­ка­лись на Зем­лю, что­бы помочь смерт­ным. Одна­ко, они при­ни­ма­ли чело­ве­че­ское обли­чье и узнать их было невоз­мож­но. У Алек­сея боги спус­ка­ют­ся, что­бы помочь нам познать самих себя и окру­жа­ю­щий нас мир. В этом уди­ви­тель­ная сила искусства.

Alexey-Kondakov-Kyiv-2 Reality-02

Alexey-Kondakov-Kyiv-2 Reality-01

Alexey-Kondakov-Kyiv-2 Reality-подземный переход

Alexey-Kondakov-Kyiv-2 Reality-продавщица апельсинов

Alexey-Kondakov-Kyiv-2 Reality-торговец в переходе-караваджо

Неко­то­рые назы­ва­ют кол­ла­жи Конда­ко­ва “поэ­ти­за­ци­ей трэ­ша”. На что автор отве­ча­ет: «Да, дей­стви­тель­но, мы живем с этим всем. Пока есть люди, кото­рые ходят в трэ­ше­вые забе­га­лов­ки. Воз­мож­но, потом их дети будут ходить туда же. А может, наобо­рот, пере­бе­рут­ся в мод­ные лаундж-бары. Но пока мы живет в такой реаль­но­сти, и ее нуж­но при­нять».

Во избе­жа­нии спе­ку­ля­ций, доба­вим, что не толь­ко Киев ока­зал­ся лока­ци­ей для сюр­ре­а­ли­сти­че­ских работ Леши Конда­ко­ва. Про­дол­же­ни­ем этой серии ста­ли кол­ла­жи, создан­ные им после посе­ще­ния Ита­лии. Еще одной твор­че­ской пло­щад­кой для его худо­же­ствен­ных экс­пе­ри­мен­тов стал Неа­поль.  Вот несколь­ко при­ме­ров работ из его неа­по­ли­тан­ско­го про­ек­та Napoli-Project

Alexey-Kondakov-Napoli-Project-13

kondakov-naples_13

Alexey-Kondakov-Napoli-Project-6

Alexey-Kondakov-Napoli-Project-3

Alexey-Kondakov-Napoli-Project-7

В 2016-ом у авто­ра был пери­од, когда он какое-то вре­мя не рабо­тал по при­чине здо­ро­вья. Он уже поду­мал, что инте­рес к его кол­ла­жам угас­нет и все. Но как толь­ко он выло­жил на сво­ей стра­нич­ке фейс­бу­ка и в дру­гих соц.сетях новую серию, резо­нанс толь­ко уси­лил­ся. Мно­гие зару­беж­ные СМИ заин­те­ре­со­ва­лись про­ек­том, его рабо­ты появи­лись в бло­гах на Tumblr. Апо­фе­о­зом для Леши ста­ла пуб­ли­ка­ция на CNN — с дет­ства он бла­го­го­вел перед этим “импорт­ным”  источ­ни­ком новостей.

Дума­ем, успех Алек­сея Конда­ко­ва объ­яс­ня­ет­ся не кон­цеп­ту­аль­но­стью модер­на, а тем, что его про­ект ока­зал­ся “народ­ным”. Если люди поку­па­ют открыт­ки с таки­ми кол­ла­жа­ми, что­бы пове­сить их у себя дома на стене — зна­чит, им близ­ки и понят­ны обра­зы на них. Понят­ны на обще­че­ло­ве­че­ском уровне,  вне наци­о­наль­но­стей и язы­ка. Ну и всех, без сомне­ний, при­вле­ка­ет бли­зость к веч­но­сти из-за объ­еди­не­ния про­шло­го и настоящего.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *