УДИВИТЕЛЬНАЯ ИСТОРИЯ БУБЛИКА

связки бубликов
Казалось бы, что может быть проще бублика? С виду он и впрямь напоминает простодушного увальня, пышущего крестьянским румянцем. Но внешность обманчива. Она скрывает весьма древнюю и запутанную родословную, которая за несколько веков обросла легендами, стихами и песнями. Бублики сотни раз изображались на полотнах художников, им посвящены целые книги и трактаты. Но вот что занятно: в любой области науки и искусства, где речь идет о бубликах, существуют противоречия и пробелы, будто дыры, обязательные при выпечке этих кондитерских изделий.

ОСОБЕННОСТИ НАЦИОНАЛЬНОГО НАТЮРМОРТА
В натюр­мор­тах, на кото­рых рус­ские живо­пис­цы изоб­ра­жа­ют тра­ди­ци­он­ные эле­мен­ты чае­пи­тия, усмат­ри­ва­ет­ся одна зако­но­мер­но­сть – в боль­шин­стве слу­ча­ев, буб­ли­ку сре­ди них отво­дит­ся место «луч­ше­го акте­ра вто­ро­го пла­на». Назвать его лузе­ром было бы невер­но, но на кар­ти­нах он так же мало при­ме­тен, как поч­та­льон из детек­ти­ва Честер­то­на. Пояс­ня­ет­ся это по-раз­но­му. Напри­мер, тем, что буб­лик ока­зал­ся залож­ни­ком исто­ри­че­ских услов­но­стей.

Натюрморт-Художник Станислав Москвитин.

Как извест­но, чай­ные тра­ди­ции в Рос­сии фор­ми­ро­ва­лись на рубе­же XVIIIXIX веков дву­мя бога­тей­ши­ми сосло­ви­я­ми того обще­ства: дво­ря­на­ми-ари­сто­кра­та­ми и купе­че­ством. Дво­ря­не чопор­но под­ра­жа­ли бри­тан­ским тра­ди­ци­ям. Они пили чай, сидя за без­уко­риз­нен­но накры­тым сто­лом, поль­зо­ва­лись фар­фо­ро­вы­ми сер­ви­за­ми, неред­ко в чай добав­ля­ли моло­ко.
В отли­чие от них, купе­че­ство и поме­щи­ки созда­ли свой уклад чае­пи­тия, кото­рый был про­ще, но сыт­ней. Он-то и стал образ­цом чае­пи­тия «по-рус­ски». Одной из его осо­бен­но­стей было обя­за­тель­ное при­сут­ствие на сто­ле мёда, варе­нья, а так же раз­но­об­раз­ной выпеч­ки — от сушек и буб­ли­ков до пиро­гов с мясом.
Но цен­траль­ное место при чае­пи­тии все­гда зани­мал само­вар. Счи­та­лось, что его объ­ем и вес выра­жал уро­вень достат­ка хозя­ев. По при­чи­не тако­го пред­став­ле­ния буб­лик и ока­зал­ся «в опа­ле». Кон­ди­тер­ские изде­лия при­сут­ству­ют на боль­шин­стве «чай­ных натюр­мор­тов», но все­гда нахо­дят­ся «в тени» Его вели­че­ства – Само­ва­ра. Даже рево­лю­ция, иско­ре­нив­шая купе­че­ские сосло­вия, и про­воз­гла­сив­шая лозунг «Хлеб – все­му голо­ва», не повли­я­ла на поло­же­ние дел. Совре­мен­ные натюр­мор­ты с само­ва­ра­ми и суш­ка­ми лишь про­дол­жа­ют клас­си­че­ские тра­ди­ции рус­ской “чай­ной” живо­пи­си.

Натюрморт с самоваром.- Художник Нестерчук Степан А.А. Вечерин - Самовар (2007)

 Нестеренко Василий Игоревич - Конфетки, бараночки (1997)Доброва Анна. Натюрморт купеческий

При­смот­рев­шись к кар­ти­нам с буб­ли­ка­ми, баран­ка­ми и суш­ка­ми, бро­са­ет­ся в гла­за то, что на боль­шин­стве поло­тен они обыч­но изоб­ра­же­ны на зад­нем пла­не в виде свя­зок, отда­лен­но напо­ми­на­ю­щих низ­ки битой дичи на кар­ти­нах гол­ланд­ских живо­пис­цев. Эти оже­ре­лья из сушек и буб­ли­ков ста­ли одним из клас­си­че­ских визу­аль­ных обра­зов натюр­мор­тов о рус­ском чае­пи­тии.

Ред­ко, конеч­но, но встре­ча­ют­ся натюр­мор­ты с более урав­но­ве­шен­ной ком­по­зи­ци­ей, где буб­ли­ки ока­зы­ва­ют­ся на аван­сце­не. Но, все рав­но затме­ва­ют­ся пыш­ным вели­ко­ле­пи­ем парт­не­ров.

Горланов Михаил-У самовара Чай с баранками.- Калашникова Ольга

Гля­дя на эти натюр­мор­ты, скла­ды­ва­ет­ся впе­чат­ле­ние, что боль­шин­ство худож­ни­ков любов­но выпи­сы­ва­ли буб­ли­ки и баран­ки на сво­их полот­нах. Но эта любо­вь сме­ша­на с чув­ством, похо­жим на то, как отно­сят­ся к неждан­но заявив­ше­му­ся в гости бед­но­му род­ствен­ни­ку:  буб­лик участ­ву­ет во все­об­щих чае­пи­ти­ях, но его стыд­ли­во отса­жи­ва­ют, с глаз подаль­ше. Воз­мож­но, это отра­жа­ет скрыт­ную пара­диг­му, свя­зан­ную с полу­ле­галь­ным поло­же­ни­ем буб­ли­ка в рус­ской куль­ту­ре. (Кста­ти, неред­ко буб­лик в натюр­мор­тах изоб­ра­жен ущерб­ным – над­лом­лен­ным или над­ку­шен­ным).

Александр Прокопенко - Натюрморт с баранками (2005) бублики и чай-60-тые- Шухаев Василий

ПРОИСХОЖДЕНИЕ БУБЛИКА
Буб­ли­ки счи­та­ют­ся неотъ­ем­ле­мой частью наци­о­наль­ной рус­ской кух­ни и рус­ской куль­ту­ры в целом. Такой иллю­зии нима­ло поспо­соб­ство­ва­ли как натюр­мор­ты, о кото­рых идет речь, так и про­из­ве­де­ния рус­ской клас­си­че­ской лите­ра­ту­ры.
русский лубок- продавец чая с сушкамиНа самом же деле, буб­лик име­ет еврей­ско-укра­ин­ское про­ис­хож­де­ние. Это отно­сит­ся и к обла­сти кули­на­рии, и к эти­мо­ло­гии. Во мно­гих тол­ко­вых сло­ва­рях (Уша­ко­ва, Даля, Сит­ни­ко­ва и пр.) отме­ча­ет­ся, что сло­во «буб­лик» заим­ство­ва­но из укра­ин­ской речи. Оно явля­ет­ся умень­ши­тель­но лас­ка­тель­ной фор­мой от «бубь­лъ», про­из­вод­но­го от того же кор­ня, что и бубен. Заим­ство­ва­ние так же каса­ет­ся и сло­ва «баран­ка», соот­вет­ству­ю­ще укра­ин­ско­му сло­ву «оба­ри­нок» (и ряду слов-ана­ло­гов из дру­гих сла­вян­ских язы­ков).
Эти сло­ва вна­ча­ле при­жи­лись в фольк­ло­ре южно­рус­ских обла­стей (Кур­ской, Орлов­ской, Сара­тов­ской, Калуж­ской и дру­гих губер­ни­ях), а в XIX веке попа­ли в рус­ский пись­мен­ный язык и ста­ли часто встре­чать­ся в худо­же­ствен­ных про­из­ве­де­ни­ях извест­ных писа­те­лей. К при­ме­ру -
Нико­лай Васи­лье­вич Гоголь: «…посре­ди пло­ща­ди самые малень­кие лавоч­ки; в них все­гда мож­но заме­тить связ­ку баран­ков...» (Коляс­ка);
Федор Михай­ло­вич Досто­ев­ский: «Дадут ей на база­ре буб­лик или кала­чик, непре­мен­но пой­дет и пер­во­му встреч­но­му ребе­ноч­ку отдаст» (Бра­тья Кара­ма­зо­вы);
Глеб Успен­ский: «Гостин­ку дам, как домой воро­тим­ся… Целую баран­ку дам!» (Живые циф­ры);
Антон Пав­ло­вич Чехов: «В кон­то­ре все­гда кипел само­вар, и поку­па­те­лей уго­ща­ли чаем с буб­ли­ка­ми» (Душеч­ка).  И. т. д.

Любо­пыт­ный факт: обыч­но ник­то не зна­ет имен авто­ров народ­ных шля­ге­ров, вро­де «Цып­лен­ка жаре­но­го». Такие пес­ни ста­но­ви­лись народ­ным эпо­сом. Но допод­лин­но извест­но, что текст песен­ки про «Буб­ли­ки» сочи­нил одес­ский сати­рик-жур­на­ли­ст Яков Давы­дов.

фото - сатирик Яков Давыдов (Ядов)(Автор, опа­са­ясь репрес­сий из-за дру­гих сво­их шедев­ров шан­со­на — песе­нок про Мур­ку и Гоп со смы­ком — скры­вал под­лин­ное имя под псев­до­ни­мом Яков Ядов).  В куп­ле­тах про буб­лич­ки, напи­сан­ных им для каба­ре, он пере­дал типич­ные одес­ско-еврей­ский моти­вы того вре­ме­ни. Прав­да, по утвер­жде­нию авто­ра, он лишь желал пока­зать одну из «гри­мас НЭПа».
Ночь надви­га­ет­ся, миль­тон руга­ет­ся
Все погру­жа­ет­ся в ноч­ную мглу 
А я забы­тая, тря­пьем при­кры­тая
И не умы­тая одна бре­ду…
Купи­те буб­ли­ки, гони­те руб­ли­ки
Гони­те руб­ли­ки вы мне ско­рей!
И в ночь ненаст­ную меня несчаст­ную
Тор­гов­ку част­ную ты пожа­лей!…».

Ини­ци­а­то­ром напи­са­ния и пер­вым испол­ни­те­лем пес­ни «про буб­ли­ки» был арти­ст Гри­го­рий Кра­са­вин. В сво­их вос­по­ми­на­ни­ях он ука­зы­ва­ет при­чи­ну, из-за кото­рой обра­тил­ся к Давы­до­ву с прось­бой сочи­нить текст пес­ни: «При­е­хав на гастро­ли в Одес­су, я был пора­жен тем, что, пока я ехал с вок­за­ла к Яко­ву на Сум­скую ули­цу, всю доро­гу меня сопро­вож­да­ли воз­гла­сы: «Купи­те буб­ли­ки!».

После испол­не­ния им «Буб­ли­ков» в баре «Гам­бри­нус», их запе­ла вся Одес­са. А через неко­то­рое вре­мя, он усту­пил пес­ню Лео­ни­ду Уте­со­ву, про­сла­вив­ше­му «буб­лич­ки» на всю стра­ну. (Запись из фон­дов музея эст­ра­ды).

Одес­ские евреи-имми­гран­ты пере­вез­ли с собой эту пес­ню в США, и уже в кон­це два­дца­тых ее рас­пе­ва­ли на Ниж­нем Ист-Сай­де. Прав­да, в Аме­ри­ке пес­ня про «Bublichki» пре­вра­ти­лись на иди­ше в «Бей­ге­лах» и силь­но отли­ча­лась от залих­ват­ских куп­ле­тов Давы­до­ва. В ней иные настро­е­ния и стиль. Да и геро­и­ня «Бей­ге­лах» совсем дру­гая: том­ная, испу­ган­ная, поэ­тич­ная. Ей бы фиал­ки про­да­вать, а не буб­ли­ки. Она такая же глу­бо­ко несчаст­ная, как и ее одес­ская «кол­ле­га-про­дав­щи­ца», но чуть по иным при­чи­нам. За одес­ски­ми «Буб­лич­ка­ми» сто­ит еврей­ская Одес­са – весе­лая, залих­ват­ская, чуть хули­ган­ская. А за аме­ри­кан­ской песен­кой кро­ет­ся поки­ну­тое местеч­ко, груст­ная девуш­ка с длин­ны­ми коса­ми и бес­пре­дель­ная неиз­вест­но­сть, в кото­рую попа­да­ли имми­гран­ты в боль­шом чужом горо­де.
В этом вари­ан­те пес­ня, начи­нав­ша­я­ся сло­ва­ми «Ну койфт же бей­ге­лах…», ста­ла нача­лом целой песен­ной тра­ди­ции – еврей­ско­го свин­га. Имен­но с нее начал­ся взлет песен­ной карье­ры зна­ме­ни­то­го дуэ­та «Сестер Бер­ри» (The Bagelman Sisters) — Клэр и Мер­ны, по иро­нии судь­бы являв­ших­ся внуч­ка­ми киев­ско­го булоч­ни­ка Бей­гел­ма­на.

джазовый дуэт сестер БерриВ адап­ти­ро­ван­ном пере­во­де пес­ня зву­чит при­мер­но так:
Бублич­ки,
Купи­те мои буб­лич­ки
Горя­чень­кие буб­лич­ки,
Ну, купи­те!…
Насту­па­ет ско­ро ночь,
Я стою, глу­бо­ко заду­мав­шись,
Посмот­ри­те, мои гла­за потем­не­ли…
Ночь про­хо­дит,
День надви­га­ет­ся сно­ва,
Я стою на ули­це и думаю,
Что же будет даль­ше
Дома горе,
И от голо­да я уми­раю,
Люди, услышь­те мою пес­ню,
От голо­да сла­бую…»

Тут к месту будет упо­мя­нуть о том, что не толь­ко пес­ню о буб­ли­ках, но и сами буб­ли­ки-бей­ге­лы рас­про­стра­ни­ли в США евреи – имми­гран­ты. (Бей­гл — не что иное, как раз­но­вид­но­сть буб­ли­ка, об осо­бен­но­стях кото­ро­го чуть ниже).
Про­из­вод­ство этих буб­ли­ков, начав­ше­е­ся в виде «под­ра­бот­ки на дому», со вре­ме­нем ста­ло про­цве­та­ю­щим биз­не­сом в круп­ных аме­ри­кан­ских горо­дах и их окрест­но­стях. Мел­ких лавоч­ни­ков вытес­ни­ли круп­ные пекар­ни, руч­ное про­из­вод­ство сме­ни­лось авто­ма­ти­зи­ро­ван­ным. А в 1960-х годах даже изоб­ре­ли про­из­вод­ство замо­ро­жен­ных бей­ге­лов для пад­ких на фаст-фуд аме­ри­кан­цев. Но не зави­си­мо от про­из­вод­ства, это был хле­бец в виде коль­ца с отвер­сти­ем в цен­тре.

ЗАГАДОЧНОЕ ПРОШЛОЕ БУБЛИКА

Ежи Семигиновский-Элеутер - Ян III Собеский в битве при Вене,1686 гПоче­му изде­лие при­об­ре­ло такую необыч­ную для выпеч­ки фор­му допод­лин­но не извест­но. На эту тему суще­ству­ет несколь­ко легенд. Основ­ная из них состо­ит в том, яко­бы буб­лик обо­зна­ча­ет стре­мя поль­ско­го коро­ля Яна III Собес­ко­го, осво­бо­див­ше­го Вену от турец­ких захват­чи­ков в 1683-м году. Соглас­но леген­де, бла­го­дар­ные австрий­цы пада­ли ниц перед упи­тан­ным поль­ским всад­ни­ком и цело­ва­ли его стре­ме­на. Им и при­ш­ло в голо­ву запе­чат­леть этот аксес­су­ар коро­лев­ской упря­жи в хле­бо­бу­лоч­ной фор­ме. При­во­дит­ся даже линг­ви­сти­че­ский аргу­мент: по-немец­ки сло­во «стре­мя» зву­чит не ина­че как «Steigbügel», и в нем, яко­бы, слы­шит­ся сло­во «бей­гл».

Этой леген­де про­ти­во­ре­чит линг­ви­ст Лео Ростен, кото­рый в сво­ей кни­ге “Радо­сти идиш” (“The Joys of Yiddish”) ука­зы­ва­ет, что сло­во «bajgiel» заим­ство­ва­но из иди­ша, и впер­вые упо­ми­на­ет­ся в Поло­же­нии о Кра­ко­ве, состав­лен­ном еврей­ски­ми ста­рей­ши­на­ми горо­да в 1610 году. Один из его пунк­тов пред­пи­сы­ва­ет съе­дать бей­гел, отме­чая рож­де­ние ребен­ка. В совре­мен­ной Поль­ше до сих пор сохра­ни­лась тра­ди­ция дарить в честь рож­де­ния детей буб­лик, кото­рый дают дер­жать малень­ко­му ребен­ку.
Кста­ти, тер­мин «бей­гел» на иди­ше вос­хо­дит к немец­ко­му сло­ву «beigen», то есть «гнуть». Так что, выра­же­ние «баран­ки гну» соче­та­ет в себе несколь­ко смыс­лов одно­вре­мен­но. Эта мно­го­знач­но­сть отра­жа­ет­ся и в кули­нар­ных вари­а­ци­ях буб­ли­ков-бей­ге­лов.

ЕДИНСТВО И ПРОТИВОПОЛОЖНОСТЬ БУБЛИКОВ
Если пона­ча­лу выпе­ка­лись про­стые прес­ные бей­ге­лы (для бед­ня­ков), то поз­же кон­ди­те­ры нача­ли исполь­зо­вать при­сып­ки в виде мака, кун­жу­та и про­че­го.

 бейгел с маком, кунжутом, орехами

А со вре­ме­нем бей­ге­лы вооб­ще ста­ли делать с раз­ны­ми вку­са­ми и добав­ка­ми, от шоко­ла­да до шпи­на­та с лосо­сем. В Аме­ри­ке еврей­ские буб­ли­ки исполь­зо­ва­ли мимик­рию под мест­ные гам­бур­ге­ры. Прав­да, бей­гел сего­дня стал почти в два раза круп­нее бей­ге­ла 50-х годов. Кро­ме того, преж­ний бей­гел был твер­дым и не годил­ся в каче­стве хле­ба для бутер­бро­дов. Сего­дня же бей­гел не мыс­лим без сли­воч­но­го сыра и коп­че­но­го лосо­ся.

бейгел с начинкой -1бейгел с начинкой -2

 Образ­но и точ­но,  опи­сы­ва­ет Алек­сан­др Генис в сво­ем эссе про­цесс адап­та­ции буб­ли­ка в чужой стра­не:

«Обна­ру­жив, как все наши эми­гран­ты, повы­шен­ную жиз­не­стой­ко­сть, буб­лик сохра­нил если не содер­жа­ние, то фор­му и сек­рет: перед выпеч­кой его кре­стят кру­тым кипят­ком. После это­го, что к нему не доба­вишь – лосо­си­ну, джем, ара­хи­со­вое мас­ло, он упор­но оста­ет­ся собой: удач­ным соче­та­ни­ем внеш­ней мяг­ко­сти, внут­рен­ней непо­дат­ли­во­сти и тай­ны сво­ей непо­сти­жи­мой сере­ди­ны.
Твер­до хра­ня эти наци­о­наль­ные чер­ты, буб­лик заво­е­вал Новый Свет, как кон­кви­ста­до­ры – не чис­лом, а уме­ни­ем. Перей­дя, при­мер­но в то же вре­мя, что Набо­ков, на чужой язык, он втер­ся в дове­рие, что­бы выда­вить с аме­ри­кан­ско­го сто­ла квад­рат­ный супер­мар­ке­тов­ский хлеб, гли­но­бит­ные англий­ские маффи­ны и вред­ные фран­цуз­ские кру­аc­са­ны”.

Сове­ту­ем про­че­сть кни­гу “Бей­гел: Уди­ви­тель­ная исто­рия скром­но­го булоч­но­го изде­лия”, автор Мария Балин­ска-Щер­ба.

Ну, а что­бы окон­ча­тель­но сбить чита­те­ля с тол­ку :-) , доба­вим, что сло­во «beugal» исполь­зу­ет­ся в иди­ше еще и тогда, когда речь идет о иных фор­мах слад­ко­го муч­но­го. Напри­мер, - Mohnbeugel (с маком) или Nussbeugel (с ара­хи­сом). Не смот­ря на схо­жее назва­ние, «псев­до­бей­ге­лы» име­ют фор­му не буб­ли­ков, а рога­ли­ков, слад­ких «поле­ниц» и про­сто мако­вых ватру­шек.

отваривание бубликовНо одно объ­еди­ня­ет все­воз­мож­ные буб­ли­ки, баран­ки, крен­де­ля и суш­ки – все они име­ют фор­му коль­ца и гото­вят­ся из пше­нич­но­го теста, сва­рен­но­го в воде, а потом запе­чен­но­го. Имен­но бла­го­да­ря про­цес­су «обва­ри­ва­ния» изде­лия при­об­ре­та­ют кра­си­вую глян­це­вую короч­ку: при кон­так­те с кипят­ком из теста выде­ля­ет­ся клей­стер. Глян­це­вая, ино­гда хру­стя­щая кор­ка как буд­то «натя­ну­та» на плот­ное, упру­гое, «мяси­стое» тесто. Поэто­му для буб­ли­ков исполь­зу­ет­ся мука с высо­ким содер­жа­ни­ем клей­ко­ви­ны, отве­ча­ю­щей за эла­стич­но­сть теста. Хоро­ший буб­лик дол­жен быть «рези­но­вым» – эта­ким эспан­де­ром для челю­стей. В слу­чае бей­гла, тесто дела­ет­ся более мяг­ким, при­бли­жа­ю­щим­ся по кон­си­стен­ции к обыч­но­му дрож­же­во­му хле­бу.

Сто­ит под­черк­нуть, что най­ти еще какое-либо хлеб­ное изде­лие, кото­рое пред­ва­ри­тель­но отва­ри­ва­ют, доволь­но слож­но. Не слу­чай­но и шуточ­ки про буб­лик доволь­но спе­ци­фи­че­ские. Мол, буб­лик похож на смер­тель­но ране­но­го колоб­ка или, хуже того, — око­че­нев­ший труп пон­чи­ка. Отме­тим, что это не обыч­ный «чер­ный», а ско­рее, «под­го­рев­ший» кули­нар­ный юмор. Ведь, по сути, ост­ря­ки отра­жа­ют тех­но­ло­ги­че­ские осо­бен­но­сти изго­тов­ле­ния дан­но­го кули­нар­но­го изде­лия: доволь­но необыч­ную тех­ни­ку его при­го­тов­ле­ния и «про­ды­ряв­лен­ный» вид буб­ли­ка. Впро­чем, эта дыра, сама по себе ста­ла прит­чей во язы­цех.

ДЫРКА ОТ БУБЛИКА
бубликНа сего­дня, дыр­ка в буб­ли­ках ста­ла такой же при­выч­ной, как попе­реч­ные над­ре­зы на город­ском бато­не. Но, как уже гово­ри­лось выше, все, что свя­за­но с буб­ли­ком – все­гда неод­но­знач­но. Даже, если речь идет о пусто­те посе­ре­ди­не него.

Кон­ди­те­ры выска­зы­ва­ют прак­тич­ные сооб­ра­же­ния о том, что про­стран­ство внут­ри буб­ли­ка сде­ла­но для обес­пе­че­ния более рав­но­мер­ной выпеч­ки теста во вре­мя при­го­тов­ле­ния. Ведь буб­ли­ки доволь­но слож­но испе­чь не пере­су­ши­вая, из-за осо­бой кон­си­стен­ции теста. (Если из буб­ли­ка сде­лать коло­бок, то после выпе­ка­ния он либо оста­нет­ся сырым в сере­ди­не, либо обго­рит сна­ру­жи).
Супер­вай­зе­ры пояс­ня­ют воз­ник­но­ве­ние «дыря­во­го» дизай­на буб­ли­ка воз­мож­но­стью нани­зы­ва­ния буб­ли­ков в связ­ки, что облег­ча­ет транс­пор­ти­ров­ку и дает воз­мож­но­сть орга­ни­зо­вы­вать при­вле­ка­тель­ные тор­го­вые лот­ки.
Иссле­до­ва­те­ли допол­ня­ют леген­ду о хлеб­це «в виде стре­ме­ни» сооб­ра­же­ни­я­ми о том, что ста­ро­дав­ним поку­па­те­лям про­сто при­шлась по душе такая фор­ма: буб­лик было удоб­но брать в руку. (Хотя, у кала­ча, гото­вя­ще­го­ся по той же тех­но­ло­гии, для это­го дела­ли спе­ци­аль­ную «руч­ку», кото­рую есть было не при­ня­то. Отку­да и пошла пого­вор­ка – «дой­ти до руч­ки»).

По стран­но­му сов­па­де­нию, в раз­ных частях мира выра­же­ние «дыр­ка от буб­ли­ка» ста­ло устой­чи­вым экви­ва­лен­том отсут­ствия денег.  Об этом крас­но­ре­чи­во гово­рит аме­ри­кан­ское выра­же­ние «doughnut hole». (Раз­ве что оно, ско­рее, озна­ча­ет дыр­ку не от буб­ли­ка, а от пон­чи­ка). Выра­же­ние пере­да­ет состо­я­ние, когда день­ги на ста­рой меди­цин­ской стра­хов­ке закон­чи­лись, а дей­ствие новой еще не насту­пи­ло. Забо­леть в такой пери­од – зна­чит полу­чить вме­сто денег на лече­ние «дыр­ку от пон­чи­ка».
Но в целом, выра­же­ние «дыр­ка от буб­ли­ка» (англ. baranka vacuum) при­ня­ло фор­му иди­о­мы, обо­зна­ча­ю­щей нечто нере­аль­ное, несу­ще­ству­ю­щее на самом деле. В бук­валь­ном пере­во­де с древне­сла­вян­ско­го трак­ту­ет­ся как «пусто­та, нахо­дя­ща­я­ся за пре­де­ла­ми чув­ствен­но­го вос­при­я­тия».

Более того, дав­но извест­ны тео­рии, пред­став­ля­ю­щие все­лен­ную в виде замкну­то­го тора, про­ще гово­ря буб­ли­ка. Как и те, что выяв­ля­ют в цен­тре каж­дой галак­ти­ки чер­ную дыру. Буб­лик, в мини­а­тю­ре повто­ря­ю­щий кос­ми­че­ское устрой­ство, обра­щал на себя вни­ма­ние с момен­та его появ­ле­ния на орби­те лите­ра­ту­ры. Вот как в 1932 году поэт Нико­лай Олей­ни­ков опи­сы­вал эту зага­доч­ную фигу­ру:

Clifford-torus

О буб­лик, создан­ный рука­ми хле­бо­пё­ка!
Ты сде­лан для еды, но назна­че­ние твоё высо­ко!
Ты с виду про­ст, но тай­ное твоё стро­е­ние
Слож­ней часов, вели­ко­леп­нее рас­те­ния.
Тебя пош­ляк дро­жа­щею рукой раз­ла­мы­ва­ет. Он спе­шит.
Ему не тер­пит­ся. Его коль­цо твоё стра­шит,
И дыр­ка зна­ме­ни­тая
Его томит, как тай­на нерас­кры­тая.
А мы гля­дим на буб­лик и его про­стей­шую фигу­ру,
Его ста­рин­ную тыся­че­лет­нюю архи­тек­ту­ру
Мы силим­ся понять. Мы вспо­ми­на­ем: что же, что же,
На что это, в кон­це кон­цов, похо­же,
Что зна­чат эти искрив­ле­ния, окруж­но­сть эта, эти пэт­ки?
Вот­ще! Зна­че­нье буб­ли­ка нам непо­нят­но.

Интри­гу­ю­щий текст, даю­щий понять, что буб­лик явно не так про­ст, как кажет­ся. В нем скры­ва­ет­ся мас­са инфор­ма­ции. Это лишь с виду он похож на ноль. Но будучи запе­чен­ным в тесте, этот ноль обра­зу­ет свер­ну­тую гипер­по­верх­но­сть, кото­рая назы­ва­ет­ся тором, и опи­сы­ва­ет­ся мно­го­знач­ны­ми ана­ли­ти­че­ски­ми урав­не­ни­я­ми. Так что к буб­ли­ку сле­ду­ет отно­сить­ся с долж­ным ува­же­ни­ем. Как, напри­мер, это дела­ют на Ман­х­эт­те­не:  там к бей­ге­лу  непре­мен­но пода­ют све­жий выпуск “Нью-Йорк Таймс” :-)

Источ­ни­ки тек­сто­вых купюр и фото­гра­фий:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *