ОСОБЕННОСТИ НАЦИОНАЛЬНОГО НАТЮРМОРТА С БУБЛИКАМИ

натюрморты_ чаепитие по-русски

Редко какие натюрморты, изображающие детали русского чаепития, обходятся без традиционной связки баранок или бубликов. При этом, на большинстве полотен они так же малоприметны, как почтальоны-«невидимки» в детективах Честертона. Обычно, эти кондитерские ожерелья, отдаленно напоминающие низки битой дичи на картинах голландских живописцев, изображены на заднем плане. И тому есть свои причины…

Глядя на «чайные натюрморты» русских живописцев, складывается впечатление, что большинство художников относились к бубликам и баранкам с тем потаенным чувством, которое испытывают хозяева к нежданно-негаданно заявившемуся в гости бедному родственнику: бублик участвует во всеобщих чаепитиях, но его стыдливо отсаживают в сторонку, с глаз подальше. Возможно, это отражает скрытную парадигму, связанную с «полулегальным положением» бублика в русской культуре. Ведь не смотря на устойчивое убеждение, что бублик — это русская выпечка, он имеет еврейско-украинское происхождение. Не с этим ли  связано, что бублики и баранки в натюрмортах, посвященных русскому чаепитию, нередко изображались «ущербными» — надломленным или надкушенным. Такими, например, мы их видим у Василия Ивановича Шухаева (1887–1973) или в более современном «Натюрморте с баранками» (2005) Александра Прокопенко, да и в работах многих других художников.

натюрморты с бубликами

Пожизненная роль «лучшего актера второго плана» поясняется и тем, что  бублик оказался заложником исторических условностей. Как известно, чайные традиции в России формировались на рубеже XVIII—XIX веков двумя богатейшими сословиями того общества — дворянами и купечеством. Дворяне подражали чопорному этикету английского чаепития. В соответствие с чем, столы застилали накрахмаленными скатертями, использовали изящные фарфоровые сервизы, в чай «по-английски» добавляли молоко, а во время чаепития вели беседы о «возвышенном». Такой чайный антураж прозвали «тургеневским». Он не редко встречается в пьесах, изображающих то время. Подобным же образом чаевничала и русская интеллигенция. Представители этого сословия в рассказах Чехова частенько пьют летом чай на дачной веранде.

Константин Коровин. За чаем ,(1888)
«За чаем» (1888). Русский живописец Константин Алексеевич Коровин (1861-1939).

Редко какое произведение классиков русской литературы обходилось без описания чаепития. В романе Достоевского «Братья Карамазовы» оно представлено, как неотъемлемый атрибут любой беседы. Исследователями его творчества подсчитано, что для описания сцен общения персонажей автор около сотни раз использовал лексему «чай» и фразеологизмы, вроде «чаёк, чаевничать, чаевые» и т.п.  В пушкинском поэтическом романе «Евгений Онегин» тоже рассеяны десятки различных упоминаний о чае и чаепитии, довольно точно отражающие реальность. Предельно точные подробности встречаются в «Семейной хронике» Аксакова: «к пробуждению барина стол был накрыт белою браною скатеркой домашнего изделья», на нем «кипел огромный медный самовар», короной казался водруженный на его верхушку чайничек с заваркой. Здесь же мы узнаем о традиции наполнять чашки «полнехонько наравне с краями», что считалось признаком гостеприимства. Как и то, что «ароматный напиток должен быть таким горячим, чтобы жег губы». Как следствие, появилась знаменитая привычка пить чай, отливая его в блюдечко. Манеру окрестили «пить чай по-купечески». В домах купцов самовар держали наготове весь день, а чаепитие могло продолжаться несколько часов — отсюда происходит выражение «до седьмого пота». Не потому ли дородные русские красавицы-купчихи, пьющие чай с блюдечка, всегда изображались с румянцем на щеках?

Константин Маковский."За чаем". (1914)
«За чаем» (1914). Художник Константин Егорович Маковский (1839 -1915).

Воспоминаниям русской старины посвящена серия живописных чайных натюрмортов с «купчихами», созданная современной художницей Полиной Борисовной Лучановой.

Купечество и помещики действительно создали свой уклад чаепития. Он был проще и гораздо сытней, чем у дворян. Его особенностью было обязательное присутствие на чайном столе мёда и варенья, а еще разнообразной выпечки — от сушек и бубликов до пирогов с мясом.

Нестеренко В.И. "Конфетки, бараночки" (1997)
«Конфетки, бараночки» (1997). Художник Нестеренко В.И.

Кроме того, к чаю также полагались сладости и фрукты. Именно купеческий «чайный набор» сформировал представление о «русском чаепитии», которое стало основной темой чайных натюрмортов. В контексте этой художественной гиперболы любопытно отметить, что моделью для образа провинциальной купчихи, изображенной Кустодиевым на картине «Купчиха за чаем» (1918), послужила вовсе не купчиха, а реальная баронесса Галина Адеркас. (Она обладала пышными формами и соответствовала полушуточным заявлениям Кустодиева «худые женщины на творчество не вдохновляют»).

"Купчиха за чаем" (1918). Художник Борис Кустодиев.
«Купчиха за чаем» (1918). Художник Б.М.Кустодиев.

Особое положение среди классических полотен, изображавших русское чаепитие, занимает картина «Чаепитие в Мытищах», написанная Василием Перовым в 1862 году по заказу Мытищинской городской управы. Перов не первый раз «задевал» церковь своими «безнравственными» картинами. Св. Синод и раньше был недоволен рядом его работ антиклерикальной направленности. В этой работе церковники усмотрели злую иронию, сарказм и сатиру в изображении священника с огромным животом и лоснящимся лицом, в униженных позах просителей и даже в самой манере письма . Хотя, обличительное «Чаепитие в Мытищах» по сути было жанровой картинкой, на которой автор отображал реалии времени.

"Чаепитие в Мытищах" (1862), автор - русский живописец Василий Перов
«Чаепитие в Мытищах» (1862), Василий Григорьевич Перов

При отсутствии румяных красавиц, центральное место на чайных натюрмортах всегда занимал самовар. Считалось, что его объем и вес выражал уровень достатка хозяев. Бедный бублик не вписывался в рамки такого представления поэтому и оказался «в опале». Даже революция, искоренившая купеческие сословия, и провозгласившая лозунг «Хлеб – всему голова», не повлияла на положение бублика в русской живописи. Время шло. Чайные превращались в столовые. Вместе их исчезновением из обихода исчезла традиция подавать «чайную пару» — одновременно два чайника (большого с кипятком, и поменьше – с заваркой). Чаепитие переместилось на домашние кухни… Не смотря на все это, бублик как был так и остается «в тени» его величества Самовара.  Современные натюрморты с самоварами, сушками и бубликами продолжают классические традиции русской «чайной» живописи. Среди них также редко встречается уравновешенная композиция, где бублики оказываются на авансцене.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

17 − восемь =

25552961
Вверх