МИССИС ДИККЕНС, ЧТО У НАС НА УЖИН?

кэтрин и чарльз диккенс

Кулинарные книги, написанные женами известных литераторов, порой не только отражают историю развития кулинарии своего времени, но еще являются проявлением чувств этих женщин к своими знаменитым супругам. Например, так случилось с книгой рецептов, изданной в 1851 году супругой классика английской литературы Чарльза Диккенса. Книга стала свидетельством любви и отчаяния Кэтрин Диккенс: большую часть жизни она заботливо собирала для своей книги рецепты понравившиеся мужу, а после его измены и развода – символически изъяла из перечня блюд самую любимую еду Диккенса.

Роковые судьбы писательских жен

Данная статья является продолжением темы «КУЛИНАРНЫЕ КНИГИ ЖЁН ЗНАМЕНИТЫХ ПИСАТЕЛЕЙ», в которой мы уже описывали поваренные книги, составленные англичанкой миссис Джэсси Конрад и Софьей Толстой — супругой великого русского писателя Льва Толстого. Изучая биографию жены Чарльза Диккенса, невольно появляется желание перефразировать начальную фразу из романа «Анна Каренина»:«Все несчастливые семьи похожи друг на друга…». Цитата Толстого приходит на ум неслучайно – настолько разительно схожи судьбы Софьи Толстой и миссис Кэтрин Диккенс.
Судите сами: урожденные Кэтрин Хогарт и Софья Берс вышли замуж совсем юными, наивными девицами. Обе девушки самоотверженно поддерживали мужей, находившихся в тот период на заре своей литературной карьеры — они полностью освободили мужей от тягот быта, самостоятельно занимаясь ведением домашнего хозяйства и воспитанием десятка детей, которых родили за время семейной жизни. Фактом остается и то, что обе женщины, изнуренные многочисленными родами и выкидышами, подорвали здоровье и уже не могли соответствовать запросам своих мужей-эгоистов. Естественным финалом их семейных отношений стало постепенное охлаждение чувств и, в конце концов, полный разрыв. Разве что Толстой оставил семью, отрекшись от всего мирского, а Диккенс ушел от жены, соблазнившись свежестью юной актрисы Эллен Тернан. Растолстевшая, с поблекшими глазами, едва оправившаяся от очередных родов Кэтрин, стала казаться Диккенсу скучной старомодной матроной. Сохранившийся до наших времен дагерротип 1852 года отражает внешний вид «соперниц». Слева – 37-летняя Кэтрин Диккенс, после рождения 10 детей. Справа — 18-летняя Эллен Тернан.

Кэтрин Диккенс и Эллен Тернан

«Огонь, вода и медные трубы» семейства Диккенс

Крушение отношений семейства Диккенс далеко не первая история знаменитостей, у которых «любовная лодка разбилась о быт». Причины этого обычно довольно банальны. В отношении Чарльза Диккенса вполне допустимо сказать, что он не прошел испытания «медными трубами» — славой, что так стремительно вознесла молодого автора на пьедестал литературной классики. Кроме того на это повлияли личные качества его противоречивой натуры, в которой страсть извечно сочеталась с трезвым расчетом. Это прослеживается и в его творчестве, и в его жизни. По признанию самого автора, сатирические «Записки Пиквикского клуба», которые принесли начинающему писателю огромную популярность, он создавал продуманно, как «хорошо приготовленный бекон с прослойками», искусно сочетая в романе комическое и трагическое, фарс и драматическую патетику. Подобный рецепт пришелся по вкусу большинству англичан.

Также парадоксально в жизни Диккенса уживалось «возвышенное и земное». Восторги семейной идиллией своих родителей, всю жизнь проживших душа в душу, не помешали ему променять постаревшую жену на молоденькую актрису. Собственно, причина его женитьбы на Кэтрин Хогарт достоверно неизвестна. На момент помолвки Кэтрин была симпатичной брюнеткой с яркими голубыми глазами и вполне могла понравиться молодому Диккенсу. Но некоторые факты ставят его искренность под сомнение.

Чарльз Диккенс и Кэтрин Хогарт в молодости

Дело в том, что в отличие от жениха, Кэтрин изначально занимала более высокий социальный статус и была неплохо обеспечена. В то время как Диккенс с самого детства, омраченного нищетой, лез из кожи вон, пытаясь чем угодно заработать на жизнь. Не исключено, что талантливый репортер, так мастерски описывавший жизнь «лондонского дна», не менее умело использовал свое положение. Ведь издательство где он работал, возглавлял никто иной, как отец его избранницы — Джордж Хогарт. Известно также, что всего за пару лет до свадьбы с Кэтрин, юноша засыпал пылкими письмами с признаниями в любви еще одну девушку — дочку банкира Биднелла, но получил отказ. Да и позже, во время семейной жизни, Диккенсс не раз был уличен во флирте с другими женщинами и «неровном дыхании» по отношению к более молодым сестрам жены, которые приезжали помогать Кэтрин вести домашнее хозяйство…

К 30 годам, когда слава Диккенса стала сопоставима  со славой современных кинозвезд Голливуда, семья сохранялась исключительно усилиями его тихой жены, строго придерживавшейся патриархальных устоев викторианской Англии. Долгое время Кэтрин жила романтическими воспоминаниями о тех «медовых» годах супружества, когда молодожены вместе путешествовали, веселились, увлекались любительским театром. (Причем Кэтрин играла не только в самодеятельных домашних спектаклях, но иногда выступала на подмостках театров других стран).

Фрагмент портрета Кэтрин, Дэниел Маклис, 1847-
Эти путешествия дали ей возможность увидеть и познать то, чего не доводилось большинству женщин ее времени. Но когда часы совместной жизни пробили полночь, карета Золушки превратилась в тыкву, а путешествия — в отягощенные скарбом семейные переезды. Вся жизнь Кэтрин свелась к воспитанию десятка детей, заботам по хозяйству и ежедневной готовке еды… Диккенс все больше отдалялся от нее и семьи, хотя иногда изображал хозяйскую рачительность — то самолично выбирал розовые обои для комнат, куда они планировали переезжать в очередной раз, то в домовых книгах указывал у каких определенных мясников заказывать мясо. Часто приглашал к себе важных и полезных гостей, строго предупреждая жену быть готовой к щедрому застолью… Брак трещал по швам и после 22-х лет, с громкими публичными скандалами и взаимными упреками, пара окончательно рассталась.

Кулинарная книга миссис Диккенс

кулинарная книга кэтрин диккенс-Музей Чарльза ДиккенсаЕдинственной «интеллектуальной» отдушиной в семейной жизни миссис Диккенс было коллекционирование рецептов. Из них она на свой лад составила «кулинарную книгу» под названием «Что у нас на ужин?». Если быть абсолютно точными, название было таким — «Что будем есть на ужин? Меню для ужинов с гостями: от двух до восемнадцати» (What Shall we Have for Dinner? Satisfactorily Answered by Numerous Bills of Fare for from Two to Eighteen Persons). Кэтрин Диккенс издала свою книгу под псевдонимом «леди Клаттербак», использовав имя персонажа, которого она когда-то сыграла в театре.

Предисловие к кулинарной книге написал сам Диккенс. Оно было сделано от имени вымышленного мужа «леди Клаттербак» — сэра Джонаса.  «Помощь» жене Диккенс оказал в свойственной ему манере: чувства чувствами, а издатели кулинарной книги просили сделать это ради популяризации и увеличения доходов от тиража. Продуманный маркетинг сработал: в течении последующих 9 лет книга 5 раз переиздавалась.

На интерес читательниц повлияло как шотландское происхождение Кэтрин (а соответственно и чуть иной взгляд на кулинарию), так и опыт, приобретенный ею после поездок по таким «гурманским» странам, как Швейцария, Италия и Франция. Книга, в жанре «наполовину справочник, наполовину кулинарный сборник», стала предтечей легендарного издания по домоводству под названием «Ведение домашнего хозяйства». Спустя десять лет ее сочинила британская домохозяйка Изабелла Мэри Битон. И, хотя на момент написания ей было 26 лет, популярность ее общеобразовательного издания у англичанок конкурировала с Библией. (К сожалению, не успев насладиться успехом, Битон умерла через два года после издания ее книги).

По сути, оба этих «женских справочника» перекликаются по многим пунктам. В них были собраны советы по ведению домашнего хозяйства, правилам этикета и рецепты приготовления еды. Более того, у женщин даже совпало отношение к авторству. Битон, которая компилировала многочисленные источники из прессы, женских журналов и писем читательниц, отказывалась называть себя автором пособия, а Кэтрин, как известно, использовала псевдоним. Удивительна и композиционная схожесть их фотографий, сделанных с разрывом в десятилетие. © Музей Чарльза Диккенса.

Кэтрин Диккенс (1851) и Изабелла Битон (1860), музей Диккенса

фрагмент меню из книги кэтрин диккенсСкромное сочинение Кэтрин Диккенс не стало столь популярным, как универсальное пособие Изабеллы Битон. Не могло оно равняться и с поварской книгой «Современная семейная кулинария», изданной в 1845 году английской поэтессой Элизой Эктон. В своих рецептах мисс Эктон приводила точное количество ингредиентов и указывала время их приготовления. Кэтрин же ограничивалась всего лишь подбором меню для домашних обедов, разделенных по временам года, с несложными повседневными рецептами викторианской кухни, в расчете на 2-3 персоны.

В кулинарном разделе книги Диккенс, основными блюдами были мясные. Ведь даже завтрак англичан известен своей плотностью, а уж хороший обед и ужин просто не могли быть без говядины, баранины и конечно, свинины и еще раз свинины, которая стоила дешевле всего. По английской традиции, мясные блюда чаще всего шли в сочетаниии с разными гарнирами из картофеля. Именно по причине незатейливости и чрезмерной сытности, над английской кухней подтрунивали вечные оппоненты англичан – французы.
Да и те англичане, которые вкусили изысканные французские блюда, критиковали ее за тяжесть: как правило, островитяне почти не употребляли овощи и презрительно относились к рыбе, считая ее едой простолюдинов-рыбаков. (Сохранилась легенда, что первый английский денди Джордж Браммелл, которого прозвали «премьер-министр элегантности», отказался жениться, узнав, что невеста ест салат из капусты). Дошло до того, что Джордж Оруэлл, который сам не раз иронизировал по поводу английской кухни,  написал в ее защиту эссе.

Особенности кулинарной книги миссис Диккенс

Отступая от традиций викторианской кухни 19-го века, Кэтрин одной из первых в Лондоне стала сервировать стол не на французский манер, когда все блюда выставляются на стол одновременно, а переняла service à la russe – когда блюда выносятся одно за другим в порядке потребления, начиная с холодных закусок. Осознавая пользу сбалансированного питания, она включила в свою кулинарную книгу «презренные» рыбные блюда и овощи. Вот несколько примеров «сезонных меню» из книги Кэтрин Диккенс:

Примеры из «зимнего меню» Диккенс
***
Суп с потрошками.
Баранина аля Сойер. Картофельное пюре и жареный картофель.
Салат со свеклой.
Пирожки с изюмом (минс пайс)

***
Жареный мерланг.
Запеченная баранина. Цветная капуста. Картофель.
Жареный сыр. Кресс-салат.

***
Овощной суп.
Отбивные из свинины с соусом. Шпинат.
Картофельное пюре и запеченный картофель.
Копченая рыба.

Пара примеров «весенне-летнего» меню из кулинарной книги Диккенс:

***
Запеченная скумбрия-гриль.
Котлетки из телятины. Бекон. Салат.
Картофельное пюре или запеченный картофель.
Фруктовый пудинг.

***
Баранина, тушеная с зеленым горошком. Картофель.
Поджаренный сыр. Кресс-салат.
Пудинг с черной смородиной.
***

Из подборок «меню для гостей»

В один из вариантов меню «на четверых» входили такие продукты: лосось, жареная птица, вареные свиные ножки, фаршированная голова овцы, французские бобы, картофель, приготовленный в кляре пудинг, кресс-салат, соус из креветок. Или такой вот набор (подается с мая по август): мелкая обжаренная треска, пудинг из говяжьего стейка с почками и устричным соусом, зажаренная птица, французские бобы, картофель, тарталетки со сливами, сырное фондю, кресс водяной.

Вариант меню на 20 гостей впечатляет по количеству блюд: овощной суп, палтус и корюшка, «седло» барашка, отварные птица и говяжий язык, свиные котлеты, цельный картофель в кожуре и пюре, рис, макароны, соус из креветок, шпинат, салат из свеклы, пудинг, тарталетки с мармеладом и заварным кремом.

Несколько описаний рецептов из кулинарной книги миссис Диккенс

Сразу скажем, что простота «диккенсовских рецептов» обманчива —  попытка воспроизвести их в наши дни на музейной викторианской кухне, оказалась не из простых. Поварам нужно было освоить технологию всех «допотопных» процессов: что из продуктов подготовить заранее; как пользоваться плитой, которую можно нагревать до разных температур; как крутить вертел с мясом, чтобы в момент подачи оно было теплым и сочным, и десятки прочих подробностей.

ШОТЛАНДСКИЙ СУП
Поставить на огонь четыре унции перловки, налить три шотландские пинты (или четыре кварты) соленой воды, и когда она закипит снять пену; добавить столько говядины или грудинки, сколько хотите, добавить мозговую кость или дичь, пару фунтов постной говядины или баранины, не пожалеть лука-порея, белокочанной или савойской капусты, или можно использовать репку, лук и тертую морковь. Держать на медленном кипении четыре — пять часов, но если используете птицу, то до достаньте ее до подачи на стол и нужно подавать отдельно.

СТЕЙК А-ЛЯ СОЙЕР
Стейк из говядины, жаренный на открытом огне, можно приправить солью, перцем, кайенским перцем и мукой, постоянно переворачивайте стейк, посыпая его смесью из соли и перца; нашинковать маленькую луковицу-шалот, положоить в кастрюлю с небольшим количеством кетчупа, когда стейк достаточно готов, добавить немного сливочного масла, процедить соус через мелкое сито и подавать очень горячим.

Несмотря на наличие поварихи, Кэтрин сама не плохо разбиралась во всех этапах от подготовки ингредиентов до времени приготовления блюд. Кстати, жарка (roasting) была ее любимым способом готовки. Тоже касалось и приготовления жареного и плавленого сыра.

жаренный сыр в панировке

Получение плавленого сыра уже в то время напоминало приготовление фондю. Медленно подогревая на печи блюдо с тертым сыром, в него по мере «таяния» сыра, добавлялись горчица, перец и портвейн. Диккенсу нравилось сочетать сырные тосты с кресс-салатом. Из-за «сырного пристрастия» мужа, Кэтрин добавляла эти горячие закуски чуть ли не в каждое меню своей книги. Они же стали частью литературной истории — Диккенс аппетитно упоминает про жаренный сыр в своем первом романе «Посмертные записки Пиквикского клуба».

Две шляпы, бросавшие тень на штору, были головными уборами двух самых близких приятельниц миссис Бардл, которые только что пришли, чтобы мирно выпить чашку чаю и разделить с хозяйкой скромный горячий ужин, состоявший из двух порций поросячьих ножек и поджаренного сыра. Сыр восхитительно подрумянивался в маленькой голландской печке перед камином; поросячьи ножки чувствовали себя превосходно в маленькой жестяной кастрюльке, висевшей на крюке».

Лауреат многочисленных литературных премий, американский писатель-фантаст Дэн Симмонс в своем посвящении недописанному диккеновскому роману «Тайна Эдвина Друда» тоже упоминает сырные тосты миссис Диккенс:

Наслаждаясь скромной трапезой, я вспомнил, что одним из немногих достоинств, нравившихся мне в жене Диккенса, являлся ее кулинарный талант — или, по крайней мере, кулинарные шедевры, готовившиеся в Тэвисток-хаусе под ее надзором, ибо я ни разу не видел, чтобы она сама надела фартук или взялась за половник… <…> Почти все блюда из репертуара Кэтрин были мне весьма по вкусу — несколько из них стояли на моем столе нынче вечером, хотя и сопровождались не столь роскошными соусами (я вообще считаю искусство приготовления соусов верхом кулинарного мастерства), — поскольку она тоже отдавала предпочтение омарам, бараньим ножкам, жирным бифштексам и замысловатым десертам.
В книге Кэтрин приводилось столько рецептов разнообразных сырных тостов, что один рецензент заметил: «Человек, поглотивший такое количество сырных тостов, просто не может остаться в живых».
“Друд, или Человек в черном”, (Дэн Симмонс, 2009).

Кроме этих воспоминаний о Кэтрин, других литературных свидетельств практически не осталось. После развода Диккенс сжег даже ее письма и свои записи с упоминаниями о ней. Несколько писем хранится в музее Диккенса вместе с кулинарной книгой «Что у нас на ужин?». Пятое и последнее издание книги было в 1860 году, через два года после официального развода Диккенсов. В него миссис Диккенс внесла свои «правки» — мстительно изъяла из всех вариантов сезонных меню любимые закуски мужа-изменщика.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

1 + одиннадцать =

25552961
Вверх