ИСТОРИЯ ПАРИЖСКОГО РЕСТОРАНА «ЗОЛОТОЙ ДОМ»

Парижский ресторан, открывшийся в 1841 году под названием «De la Cité», обосновался в доме на пересечении бульвара Gand (ныне Итальянский бульвар) и улицы Cerutti (сейчас улица Laffitte). Но название ресторана затмила роскошь его золоченого дизайна, «королевские» цены на еду и контингент вип-посетителей. Парижане не раздумывая назвали ресторан «Золотым домом» (La Maison Dorée). Его история невероятно интересна. К тому же, она тесно переплетена с жизнями некоторых знаменитых писателей и неразрывно связана с именами художников-импрессионистов.

Золотой век «Золотого дома»

Открытка с изображением Золотого дома (La Maison Dorée), Итальянский бульвар, Париж, XIX век.

Пятиэтажное здание, построенное в 1830 году архитектором и предпринимателем Виктором Лемером, стало символом роскоши и настоящим оазисом эпикурейства XIX века. В интерьере залов и апартаментов Золотого дома были использованы медальоны с барельефами, вырезанные братьями Лечне, подвески, изящная резьба по дереву и наборные потолки. Люстры под сводами и большие зеркала на стенах сияли и рассыпали ослепительные искры. Непременной частью антуража кабинетов были мраморные камины и картины известных мастеров живописи.

Арочные окна, разделенные колоннами, мрамор, лепное обрамление оконных проёмов и оформление стен рустом подчеркивали роскошь фасада здания. Фриз, разделяющий первый и второй этажи Золотого дома, представлял собой сцены охоты и изобиловал изображениями животных. На декоративном поясе среди дубовой листвы можно было рассмотреть изображения гончих собак, оленей и кабанов.

декоративное оформление Золотого дома

Позолота многочисленных элементов интерьера, а также декоративного оформления балконов и балюстрады здания послужили основной причиной его названия ‒ «Золотой дом». Кроме того, казалось тут постоянно звенят золотые монеты…
С точки зрения роскоши и экстравагантности здание Maison Dorée могло соперничать с древнеримской резиденцией Нерона, с ее царскими интерьерами из мрамора, драгоценных камней и слоновой кости. Усадьбу Нерона римляне тоже называли «Золотым домом», на латинском — Domus Aurea. Сходство обоих комплексов усиливало бесчисленное количество коридоров-лабиринтов, кабинетов-апартаментов и наличие смотровых террас.

Архитектурный стиль Золотого дома на Итальянском бульваре приглянулся барону Джеймсу де Ротшильду. Он использовал его при строительстве своего знаменитого замка Château de Ferrières, считающегося самым большим и роскошным замком 19-го века во Франции. Также, как и Золотой дом, замок Шато-де-Ферриер имел десятки гостевых апартаментов. (Резиденция Ротшильда была открыта 16 декабря 1862 года, на торжественном открытии присутствовал Наполеон III).

Знаковые фигуры «Золотого дома»

портрет Madame_TallienОтсчет пёстрой истории парижского Золотого дома начался с появления hôtel Choiseul-Stainville, где жила знатная мадам Тальен, оставшаяся в истории Франции, как «Богоматерь Термидора».
(Прим.: старофранцузское слово hôtel происходило от латинского hospitālis, и означало «общежитие», не подразумевая коммерческий смысл, который слово приобрело в наше время).

Тереза Тальен (в девичестве Кабаррус) была самой знаменитой из Wonderful (группы эксцентричных женщин времен Великой французской революции). Это она ввела в моду вызывающе-откровенную греческую одежду из полупрозрачного материала. Свою обувь мадам украшала рубинами, а светлые волосы обильно окрашивала в коричнево-красный цвет. Вместе с мужем Тальен руководила подпольным реакционным движением и владела одним из самых жестоких контрреволюционных клубов. Наряду с обсуждением политических планов, в салоне устраивались шикарные застолья. (После развода экс-Тальен стала маркизой де Фонтене, а позже — принцессой де Шиме).

Как говорится, «свято место пусто не бывает». После закрытия «отеля» Choiseul-Stainville его место занял салон-cafe Hardy (точная дата появления заведения не известна). В Альманахе Гурманов, сочиненном парижским гастрономом Гримо де ла Рейньер, можно прочитать такой отзыв о заведении мадам Харди:

«Здесь вы можете попробовать лучшие в столице котлеты из тушеной птицы, фаршированной трюфелями… вкус и запах такой, что пробудит аппетит даже у лежащего на одре…».

Аппетитные запахи действительно витали по всем помещениям, так как в салоне Харди был предусмотрен огромный мраморный дымоход; в этой трубе с 10 утра и до 3 часов дня на горячих углях постоянно грелся огромный серебряный гриль с очередной порцией еды. Запах блюд на гриле дразнил и возбуждал аппетит у посетителей кафе и даже у прохожих.

альманах гурманов-Гримо де ла Рейньер
Место прославилось как самое дорогое в Париже. Газеты того времени писали: «Вы должны быть очень богатыми, если решили пообедать в Hardy’s, и должны быть весьма смелыми, чтобы поужинать в Riche» (кафе Riche было в двух шагах, на углу улицы Le Peletier). В 14 апреля 1874 года в парижском “Кафе Риш” состоялся обед, который положил начало 6-летней традиции литературно-гастрономического гурманства).

В 1836 году заведение Харди было продано «по золотой цене» братьям Хэмел, уже владевшими кафе Chartres (Le Grand Véfour) в Пале-Рояль,  (которое, кстати, обанкротилось).

Рисунок Эжена Лами,1842
Золотой дом, рисунок Эжена Лами, (гравировка), 1842.

Возможно, сооружению Виктора Лемера покровительствовали духи таких мотов и модников, как Этьенн Франсуа де Шуазёль — герцог д’Амбуаз и граф Стенвилль, который держал при дворе открытый стол на 80 человек и, получая 800 тысяч ливров жалованья, умер, оставив после себя миллионные долги. Или дух экстравагантной светской львицы мадам Тальен. А может, все было просто предопределено судьбой. Но, после открытия в 1841 году, заведение ресторатора Луи Вердье стремительно обрело славу самого дорогого и престижного ресторана в столице.
Еще до того, как была построена Эйфелева башня, и символом столицы были ее «гранд-бульвары», шеф-повар «Золотого дома» Казимир Муассон и братья Вердье сумели сделать это место центром культурной и политической жизни столицы, сердцем и «чревом Парижа» (название появилось, благодаря роману Эмиля Золя).

Устройство ресторана «Золотой дом»

Мезон Доре ( Maison Dorée), Пьер Видаль (ок. 1893)Как золотая монета имеет аверс и реверс («орла и решку»), так и ресторан Золотого дома состоял из двух частей. В той, что выходила на Итальянский бульвар мог пообедать каждый парижанин, которого не отпугивали высокие цены на готовящиеся тут блюда. А с другой стороны, вдоль улицы Лаффит, располагались изолированные приватные кабинеты, в которых могли уединиться «сильные мира сего». Самым популярным был кабинет под номером 6, где принцы и графы развлекались с друзьями и «гризеттками», выбирая себе вина из 80 000 бутылок, которые хранились в погребах ресторана.
Известно, что после посещения оперы в ресторан заезжали будущий король Великобритании Эдуард VII, лорд Сеймур и барон Сен-Кри.

Залы ресторана Maison Dorée привлекли представителей творческой богемы.  Среди них были Золя, Пруст, Гоген и Верди. (Мало кто знает, что Джузеппе Верди был гурманом и даже давал советы друзьям, как лучше приготовить вареную ветчину Спала Котта).

Завсегдатаями ресторана считались О. де Бальзак и Дж. Россини. Ходит легенда, что для последнего шеф-повар специально изобрел оригинальный стейк «Турнедо Россини» с фуа-гра и трюфелями. (Само название блюда связывают с фразой “tourner le dos ” (повернуться спиной). Якобы ее говорил повар окружающим, добавляя в блюдо некий секретный ингредиент).

tournedos-rossini
Стейк турнедо Россини

Не только сами писатели того времени посещали ресторан в Золотом доме. Их знаменитые литературные персонажи тоже захаживали туда. Такими примерами могут служить сквозной персонаж «Человеческой комедии» Одноре де Бальзака — Люсьен де Рюбампре или персонаж Марселя Пруста – Суонн, которые заглядывали в «золотые залы».

*****

История этого парижского ресторана неразрывно связана с импрессионистским движением. Здесь, в Золотом доме, прошла первая выставка на которой экспонировались шедевры стиля Art Nouveau. Здесь же состоялась восьмая и последняя выставка клуба импрессионистов, в которой приняли участие Эдгар Дега, Поль Гоген, Жорж Сера, Поль Синьяк, Камиль и Люсьен Писарро.

«Потрясение», которое вызвала выставка импрессионистов у критиков и коллег по кисти, хорошо передают воспоминания одного из ее участников — художника Поля Синьяка. Он писал, что в день открытия выставки, один из друзей Мане «непрерывно носился взад и вперёд между «Мезон Доре» и соседним кафе Тортони, вербуя своих приятелей, потягивающих пиво на знаменитой террасе; он тащил их взглянуть на «жуткую» картину Сёра, и чтобы показать, до чего дошёл Дега, приветствуя подобные ужасы. В смятении он бросал деньги на турникет, даже не ожидая сдачи, так спешил привести завербованные им силы«.

Немногие современники признавали исключительную оригинальность выставленных картин. И, когда, например, бельгийский поэт Верхарн с восторгом говорил о них, большинство критиков хохотали и осыпали его насмешками…
*****

На других этажах Золотого дома тоже располагались  «памятные» организации. К примеру, офисы русско-польских банкиров — братьев Александра, Тадеуша и Альфреда Натансон. В конце XIX века по вечерам офисы превращались в популярные салоны, где встречались художники Анри де Тулуз-Лотрек, Феликс Валлотон, Морис Дени, скульптор Аристид Майоль, писатели Октав Мирбо, Андре Жид и Марсель Пруст.

«Иллюстрированный мир», 1892

Десятилетиями в здании Золотого дома располагались редакции нескольких парижских газет, руководство которых было так или иначе связано с литературой. С 1848 по 1851 год здесь находилась политическая газета L’Evènement, главным редактором которой являлся писатель, драматург и публицист Франсуа-Поль Мерис. (Он был верным другом и единомышленником В. Гюго, и в 1851 году даже подвергался тюремному заключению за напечатанную им статью Гюго против смертной казни).

В 1853 году сюда переехала редакция газеты «Мушкетер» (Le Mousquetaire), основанная классиком французской литературы Александром Дюма. Первоначальный тираж газеты Дюма составлял 10000 экземпляров. В письмах Дюма сохранились его восторженные записи: «с момента создания Мушкетера, за свои статьи я заработал 200 000 франков… При таких условиях мне не нужны ни деньги, ни директор. Мушкетер — это золотое дело, и я хочу использовать его в одиночку».
Но уже через три года Дюма разочаровывается в издательской деятельности, передает управление французскому романисту Ксавье де Монтепену, а 1 февраля 1857 года, со словами «игра не стоит свеч», расторгает контракт с Буле.
Большой любитель вкусно поесть не случайно перебрался «поближе к кухне». Писатель не только подарил миру такие выдающиеся приключенческие романы, как “Три мушкетера”, “Граф Монте-Кристо”, “Королева Марго», но еще и величайший кулинарный труд “Большой кулинарный словарь”.

На первом этаже Золотого дома располагалась еще одна редакция – журнала «Париж». В анонсе о нем заявлялось так: «Это первая, с момента основания мира, литературная ежедневная газета». Правда, пробыла она здесь несколько месяцев…

Эпилог истории Золотого дома

После того, как в 1902 году великолепный ресторан закрылся, в здании сначала разместилось несколько магазинов, затем тут было открыто почтовое отделение, а после проведенной в 1974-1976 годах реконструкции, Золотой дом был занят офисами международного отдела, казначейства и валютной биржи крупнейшего французского банка BNP Paribas. Не правда ли символично для здания, изначально связанного с роскошью и богатством?.

Кстати, «банковский» архитектурный проект сохранил не только стиль неоренессанса , но и «двуличия» Золотого дома. «Глухой» каменный фасад с его великолепными украшениями был сохранен. Оконные арки  на фасаде густо затонировали. Зато вторую часть здания, где когда-то был вход для посетителей ресторана попроще, полностью остеклили, использовав «водопад» алюминиевых рам.

современный фасад французского банка BNP Paribasтыльная торона французского банка BNP Paribas

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

5 × пять =

25552961
Вверх