ЛИТЕРАТУРНЫЙ ОБЕД ПО РЕЦЕПТАМ ПИСАТЕЛЕЙ

обед по рецептам писателей 600 х 340
Художественное описание разнообразных трапез  —  довольно частое явление в литературе. Но некоторые писатели идут дальше, представляя читателю сам процесс приготовления различных блюд и напитков, давая достаточно подробные описания рецептов. Используя цитаты из таких литературных произведений в качестве руководства,  можно составить настоящее меню для обеда, что мы и попытались сделать.

1. Салат от Куп­ри­на (А. И. Куп­рин, рас­сказ “На покое”)
2. Петух в белом вине (Уол­тер Сат­тер­ту­эйт, “Кло­у­на­да”)
3. Кар­то­фель в вин­ном соусе (Жан-Фран­с­уа Паро, “Загад­ка ули­цы Блан-Ман­то”)
4. Кофе с медом и чес­но­ком (Юли­ан Семе­нов, “Экс­пан­сия”)
5. “Нико­лаш­ка” — закус­ка к конья­ку ( Сер­гей Лукья­нен­ко, “Спек­тр”)

1Писа­тель Алек­сан­др Куп­рин (1870 – 1938) по сво­ей нату­ре был кути­ла и лове­лас, любив­ший  погу­са­рить  и Александр Куприн  451х 600не тер­пев­ший рути­ну повсе­днев­ной жиз­ни. Он пони­мал толк в еде и выпив­ке и при­об­рел репу­та­цию гур­ма­на.

В рас­ска­зе “На покое”, дей­ствие кото­ро­го про­ис­хо­дит в “Убе­жи­ще для пре­ста­ре­лых немощ­ных арти­стов име­ни Алек­сея Нило­ви­ча Овсян­ни­ко­ва”, один из геро­ев вспо­ми­на­ет при­ду­ман­ный им рецепт сала­та:

Перед обе­дом Ста­ка­ныч гото­вил себе салат из свек­лы, огур­цов и про­ван­ско­го мас­ла. Все эти при­па­сы при­нес ему Тихон, дру­жив­ший со ста­рым суф­ле­ром. Лидин-Бай­да­ров жад­но сле­дил за стряп­ней Ста­ка­ны­ча и раз­го­ва­ри­вал о том, какой он заме­ча­тель­ный салат изоб­рел в Ека­те­рин­бур­ге.

— Сто­ял я тогда в «Евро­пей­ской», — гово­рил он, не отры­вая глаз от рук суф­ле­ра. — Повар, пони­ма­ешь, фран­цуз, шесть тысяч жало­ва­нья в год. Там ведь на Ура­ле, когда нае­дут золо­то­про­мыш­лен­ни­ки, такие куте­жи идут… мил­ли­о­на­ми пах­нет!..

— Все вы вре­те, актер Бай­да­ров, — вста­вил, про­же­вы­вая говя­ди­ну, Миха­лен­ко.

— Уби­рай­тесь к чер­ту! Може­те спро­сить кого угод­но в Ека­те­рин­бур­ге, вам вся­кий под­твер­дит… Вот я это­го фран­цу­за и научил. Потом весь город нароч­но ездил в гости­ни­цу про­бо­вать. Так и в меню сто­я­ло: салат а-ля Лидин-Бай­да­ров. Пони­ма­ешь: поло­жить груз­доч­ков соле­нень­ких, наре­зать тонень­ко крым­ское ябло­ко и один поми­дор­чик и накро­шить туда голов­ку лука, кар­то­фе­ля варе­но­го, свек­лы и огур­чи­ков. Потом все это, пони­ма­ешь, сме­шать, посо­лить, попер­чить и полить уксу­сом с про­ван­ским мас­лом, а сверху чуть-чуть посы­пать мел­ким саха­ром. И к это­му еще пода­ет­ся в соус­ни­ке рас­топ­лен­ное мало­рос­сий­ское сало, зна­ешь, что­бы в нем шквар­ки пла­ва­ли и шипе­ли… Уд-ди-витель­ная вещь! — про­шеп­тал Бай­да­ров, даже зажму­рясь от удо­воль­ствия”. А. И. Куп­рин, “На покое” (1902)

2. Детек­тив “Кло­у­на­да” (три­ло­гия “Эска­па­да”, “Кло­у­на­да”, “Каваль­ка­да”) аме­ри­кан­ско­го писа­те­ля Уол­те­ра Сат­тер­ту­эй­та повест­ву­ет о при­клю­че­ни­ях в нача­ле XX века двух сотруд­ни­ков агент­ства Пин­кер­то­на. Это не толь­ко сти­ли­за­ция под аме­ри­кан­ский “кру­той детек­тив”, но и лите­ра­тур­ная игра, пол­ная аллю­ций и цитат. Неда­ром сре­ди дей­ству­ю­щих лиц — Гер­тру­да Стайн и Эрне­ст Хемин­гу­эй. А еще детек­тив содер­жит мно­же­ство “кули­нар­ных” отступ­ле­ний – дань про­шло­му авто­ра, дол­гие годы про­ра­бо­тав­ше­му в барах и ресто­ра­нах.

При­ве­ден­ный ниже отры­вок дает один из рецеп­тов глав­но­го блю­да фран­цуз­ской кух­ни — Coq au vin (петух в вине). Несмот­ря на нали­чие в назва­ния сло­ва “петух”, блю­до гото­вит­ся, как пра­ви­ло, из кури­цы.

петух в белом вине  600 х 400

Когда мы закон­чим, я на час пой­ду домой. Моя жена при­го­то­вит coq au vin (петух в вин­ном соусе) у меня уже слюн­ки текут.
— Она берет крас­ное вино? — спро­сил Ледок.
— Нет, — отве­тил инспек­тор, погля­ды­вая на него. — Она берет белое. Рислинг.
— А! А как насчет lardon? — Он повер­нул­ся ко мне. — Лом­ти­ков сала, — пояс­нил он.
— Нет, — ска­зал инспек­тор. — Она обжа­ри­ва­ет кури­цу на сале, затем уби­ра­ет ее со ско­во­ро­ды. Добав­лять мор­ко­вь, лук-шалот и немно­го чес­но­ка. Разу­ме­ет­ся, все мел­ко наре­зан­ное.
— Да, разу­ме­ет­ся, — согла­сил­ся Ледок.
— Все это румя­нит, сно­ва кла­дет кури­цу на ско­во­род­ку и добав­ля­ет рав­ное коли­че­ство рислин­га и креп­ко­го кури­но­го бульо­на.
— А, понят­но. Бульон. А спе­ции еще добав­ля­ет?
— После того, как она дела­ет соус гуще с помо­щью кури­но­го желт­ка, сме­шан­но­го с неболь­шим коли­че­ством сли­вок, она добав­ля­ет лимон­ный сок и немно­го сли­во­во­го брен­ди.
— Сли­во­вое брен­ди. Очень инте­рес­но. — Ледок задум­чи­во кив­нул. — Спа­си­бо.
— Пожа­луй­ста, — ска­зал инспек­тор”. Уол­тер Сат­тер­ту­эйт, “Клоунада”(1998)

3. Комис­сар коро­лев­ской поли­ции Нико­ля Ле Флок — герой исто­ри­че­ских детек­ти­вов Жана-Фран­с­уа Паро, дей­ствие кото­рых про­ис­хо­дит во вре­ме­на Людо­ви­ка XV. На сего­дняш­ний день вышло 11 книг писа­те­ля, но осо­бую попу­ляр­но­сть Нико­ля Ле Флок полу­чил бла­го­да­ря одно­имен­но­му сери­а­лу, нача­то­му в 2008 году и выдер­жав­ше­му уже 6 сезо­нов. Опи­са­ние при­клю­че­ний комис­са­ра – сыщи­ка-про­фес­си­о­на­ла и кули­на­ра-люби­те­ля — чере­ду­ют­ся с подроб­ней­шим опи­са­ни­ем блюд и рецеп­тов их при­го­тов­ле­ния. Жан Фран­с­уа Паро, писа­тель и исто­рик, исполь­зо­вал для сво­их детек­ти­вов под­лин­ные рецеп­ты XVIII века. При­ве­ден­ный ниже отры­вок содер­жит рецепт при­го­тов­ле­ния экзо­ти­че­ско­го на ту пору кар­то­фе­ля.

картофель в соусе  600 х 400

При­бор, хлеб и бутыл­ка сид­ра сто­я­ли на сто­ле. Устро­ив­шись, он налил ста­кан сид­ра и напол­нил тарел­ку сне­дью. При виде вкус­ных ово­щей в неж­ном белом соусе, на поверх­но­сти кото­ро­го пла­ва­ли кусоч­ки мел­ко наре­зан­ной зеле­ни пет­руш­ки и шнитт-лука, у него потек­ли слюн­ки. Катри­на, делясь с ним рецеп­том при­го­тов­ле­ния это­го вос­хи­ти­тель­но­го блю­да, не забы­ва­ла напо­ми­нать, что у пли­ты нель­зя про­яв­лять нетер­пе­ние, коли жела­ешь полу­чить достой­ный резуль­тат.
Преж­де все­го, необ­хо­ди­мо отобрать несколь­ко рав­ных по раз­ме­ру кар­то­фе­лин, или «тол­стень­ких», как вели­ча­ла кар­то­фель­ные клуб­ни Катри­на. Затем помыть их, оби­хо­дить и акку­рат­нень­ко снять кожу­ру, ста­ра­ясь при­дать им округ­лую, без высту­пов, фор­му. Наре­зать кусоч­ка­ми сви­ное сало, бро­сить его в глу­бо­кую ско­во­ро­ду и тушить на мед­лен­ном огне, пока сало не отдаст весь свой сок, а после вынуть его из ско­во­ро­ды, поста­рав­шись не допу­стить, что­бы оно нача­ло под­го­рать. В горя­чий жир, объ­яс­ня­ла кухар­ка, опу­стить кар­то­фе­ли­ны и обжа­рить до появ­ле­ния золо­ти­стой короч­ки. Не забыть доба­вить пароч­ку неочи­щен­ных зуб­чи­ков чес­но­ка, щепот­ку тми­на и лав­ро­вый лист. Посте­пен­но ово­щи покро­ют­ся хру­стя­щей короч­кой. Про­дол­жать обжа­ри­вать, забот­ли­во пере­во­ра­чи­вая, еще какое-то вре­мя, дабы сере­ди­на ово­ща ста­ла мяг­кой, и толь­ко тогда, а никак не ранее, посы­пать сверху доб­рой лож­кой муки и уве­рен­ны­ми дви­же­ни­я­ми пас­се­ро­вать муку вме­сте с ово­ща­ми, а отпас­се­ро­вав, залить поло­ви­ной бутыл­ки бур­гунд­ско­го вина. Ну и, разу­ме­ет­ся, посо­лить и попер­чить, а потом оста­вить томить­ся на мед­лен­ном огне еще доб­рых две чет­вер­ти часа. Когда соус ува­рит­ся, он ста­нет неж­ным и бар­ха­ти­стым. Лег­кий и теку­чий, он неж­но обни­мет таю­щие во рту рас­сып­ча­тые кар­то­фе­ли­ны в под­жа­ри­стой короч­ке. Хоро­шей кух­ни без люб­ви не быва­ет, повто­ря­ла Катри­на.”   Жан-Фран­с­уа Паро, “Загад­ка ули­цы Блан-Манто”(2000)

4. В рома­не Юли­а­на Семе­но­ва Экс­пан­сия — I. По лез­вию брит­вы”, в кото­ром рас­ска­зы­ва­ет­ся о рабо­те кофе  600 х 852совет­ско­го раз­вед­чи­ка Штир­ли­ца в после­во­ен­ный пери­од, есть один необыч­ный рецепт кофе. Его ори­ги­наль­но­сть заклю­ча­ет­ся в нали­чии тако­го неожи­дан­но­го ингре­ди­ен­та как … чес­нок. Этот ста­рин­ный рецепт име­ет зага­доч­ное назва­ние “Сек­рет ста­ро­го мав­ра”.

Дже­кобс ото­шел к ками­ну, там у него сто­я­ла кофе­мол­ка и малень­кая элек­тро­пли­та с мед­ны­ми туроч­ка­ми. Спо­ро и кра­си­во, как-то по-кол­дов­ски, он начал делать кофе, объ­яс­няя при этом:
— В Анка­ре мне пода­ри­ли рецепт, он ска­зо­чен. Вме­сто саха­ра — лож­ка меда, очень жид­ко­го, жела­тель­но липо­во­го, чет­верть доль­ки чес­но­ка, это свя­зы­ва­ет воеди­но смысл кофе и меда, и, глав­ное, не давать кипеть.
Все то, что заки­пе­ло, лише­но смысла. Ведь и люди, пере­нес­шие избы­точ­ные пере­груз­ки — физи­че­ские и мораль­ные, — теря­ют себя, не нахо­ди­те?”  Юли­ан Семе­нов ” Экс­пан­сия — I. По лез­вию брит­вы “(1984)

5. Достой­ным завер­ше­ни­ем тра­пезы будет бокал конья­ка. По пра­ви­лам совре­мен­но­го эти­ке­та коньяк сле­ду­ет пить толь­ко в каче­стве дидже­сти­ва, т.е. в кон­це еды. К нему иде­аль­но под­хо­дит пикант­ная закус­ка “нико­лаш­ка”.

Столь стран­ное назва­ние свя­за­но с име­нем послед­не­го рус­ско­го царя Нико­лая II, кото­рый яко­бы изоб­рел эту закус­ку. А как ее гото­вить, мож­но узнать из фраг­мен­та фан­та­сти­че­ско­го рома­на Сер­гея Лукья­нен­ко, насы­щен­но­го кули­нар­ны­ми опи­са­ни­я­ми.

закуска николашка  600 х 357

Вна­ча­ле он при­нял­ся гото­вить закус­ку. Исто­лок в кофей­ной мель­нич­ке сахар до состо­я­ния лег­кой пуд­ры, высы­пал в блюд­це. Бро­сил в мель­ни­цу деся­ток кофей­ных зерен и пре­вра­тил их в пыль, негод­ную даже для «эспрес­со». Сме­шал с саха­ром. Тепе­рь оста­ва­лось лишь наре­зать тон­ки­ми лом­ти­ка­ми лимон и посы­пать полу­чен­ной сме­сью, соору­див зна­ме­ни­тую «нико­лаш­ку», заме­ча­тель­ную закус­ку под коньяк, глав­ный вклад послед­не­го рус­ско­го царя в кули­на­рию… Спо­лос­нул под кра­ном и обдал кипят­ком лимон, наре­зал тон­ки­ми кру­га­ми, посы­пал сахар­но-кофей­ной пуд­рой. Неко­то­рые эсте­ты реко­мен­до­ва­ли доба­вить к гар­мо­нии кис­ло-слад­ко-горь­ко­го вку­са еще и соле­ную ноту – кро­шеч­ной щепот­кой соли или малень­кой пор­ци­ей икры. Но это Мар­ти­ну все­гда каза­лось изли­ше­ством и чре­во­уго­ди­ем. Вот тепе­рь при­го­тов­ле­ния к оди­ноч­ной пьян­ке были завер­ше­ны”.  Сер­гей Лукья­нен­ко, “Спек­тр” (2002).

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *