ЛИТЕРАТУРНАЯ ИСТОРИЯ ФЛОРЕНЦИИ: КАФЕ «КРАСНЫЕ ПИДЖАКИ»

кафе Джуббе Россе_Giubbe_Rosse

Литературное кафе «Красные пиджаки» (итал. Le Giubbe Rosse) является одним из культурно-исторических памятников Флоренции, и в то же время, – излюбленным местом посещения туристов. Изначально открытое в 1896 году как кафе-пивоварня, а позже ставшее местом встреч художников, писателей, музыкантов и актеров, оно остается одним из наиболее известных итальянских кафе, возникших на перепутье литературы, искусства и культуры.

Фло­рен­ция XIIIXVII веков внесла гран­ди­оз­ный вклад в раз­ви­тие евро­пей­ской и миро­вой циви­ли­за­ции. Этот город дал миру таких гиган­тов, как Лео­нар­до да Вин­чи, Мике­лан­дже­ло, Гали­лео Гали­лей и  Дан­те Али­гье­ри. Послед­ний, будучи уро­жен­цем Фло­рен­ции, в сво­ей «Боже­ствен­ной коме­дии», напи­сан­ной в нача­ле XIV века, при­дал раз­го­вор­но­му язы­ку такое досто­ин­ство и коло­рит, кото­рые поз­во­ли­ли ему — наря­ду с луч­ши­ми образ­ца­ми про­из­ве­де­ний Пет­рар­ки и Бок­кач­чо — стать осно­вой ита­льян­ско­го язы­ка, сна­ча­ла лите­ра­тур­но­го, а потом и раз­го­вор­но­го. Такая бла­го­дат­ная поч­ва про­сто не могла не дать свои лите­ра­тур­ные всхо­ды. Кста­ти, само назва­ние Фло­рен­ция, озна­ча­ет — «цве­ту­щая».

В пери­од с 1865 по 1871 годы, Фло­рен­ция на 6 лет при­об­ре­ла ста­тус сто­ли­цы Ита­льян­ско­го коро­лев­ства. Имен­но тогда, по реше­нию адми­ни­стра­ция горо­да, было реше­но сне­сти квар­тал Ста­ро­го рын­ка, что­бы осво­бо­дить место для новой пло­ща­ди, посвя­щен­ной коро­лю Вик­то­ру Эмма­ну­и­лу-II, кото­рую в послед­ствии назва­ли пло­ща­дью Рес­пуб­ли­ки.

На том месте, где когда-то на Ста­ром рын­ке нахо­дил­ся вин­ный цех, в 1897 году, австрий­ские бра­тья по фами­лии Рай­нин­г­ха­ус (Reininghaus) откры­ли свой бар. Бра­тья были про­из­во­ди­те­ля­ми пива и изна­чаль­но назва­ли свое заве­де­ние «Пиво­вар­ня бра­тьев Рай­нин­г­ха­ус» (“Birreria Fratelli Reininghaus”). Но фло­рен­тий­цам было слож­но про­из­но­сить непри­выч­ные сло­во «вirreria» и фами­лию австрий­цев. К тому же, офи­ци­ан­ты кафе были оде­ты по тогдаш­ней вен­ской моде в крас­ные пиджа­ки. Поэто­му мест­ные жите­ли ста­ли про­сто гово­рить “andiamo da quelli delle giubbe rosse” (идем к ребя­там в крас­ных пиджа­ках). Что впо­след­ствии сокра­ти­лось до — кафе «Джуб­бе Рос­се» или кафе «Крас­ных пиджа­ков».

_bar-caffe giubbe_rosse_фотоархив_1930

кафе-бар “Джуб­бе Рос­се” (1930)

В пер­вом зале и на тер­ра­се посе­ти­те­ли могли за чашеч­кой кофе или с бока­лом пива почи­тать све­жие ита­льян­ские и зару­беж­ные газе­ты, кото­рые рас­кла­ды­ва­ли тут для воль­но­го поль­зо­ва­ния. Во вто­ром был ресто­ран, а тре­тий за неболь­шую пла­ту арен­до­вал фло­рен­тий­ский шах­мат­ный кру­жок, осно­ван­ный дело­про­из­во­ди­те­ля­ми, фар­ма­цев­та­ми, инже­не­ра­ми, сло­вом людь­ми, любив­ши­ми подол­гу сидеть в мол­ча­нии, меря­ясь сила­ми в интел­лек­ту­аль­ной, индий­ской игре.

Vincenzo Castaldi chess games collection Сюда заез­жа­ли раз­ные извест­ные пер­со­ны, дея­те­ли искус­ств, спортс­ме­ны и поли­ти­ки. В клуб, гово­рят, заха­жи­вал даже В. И. Ленин, будучи за гра­ни­цей. В спис­ке посе­ти­те­лей клуб­но­го зала чис­лят­ся англий­ский актёр и режис­сёр Гор­дон Крэг (Gordon Craig), фран­цуз­ский писа­тель Андре Жид (Andrè Gide), ита­льян­ский скуль­птор Медар­до Рос­со (Medardo Rosso) и отец фото­жур­на­ли­сти­ки — фран­цуз­ский фото­граф Анри Кар­тье-Брес­сон. Там же мож­но было пона­блю­дать за игрой зна­ме­ни­то­го ита­льян­ско­го шах­ма­ти­ста Вин­чен­цо Касталь­ди (итал. Vincenzo Castaldi).

Все было спо­кой­но и чин­но, пока в «Крас­ных пиджа­ках» не появи­лись лите­ра­то­ры и худож­ни­ки. Они попро­сту «выку­ри­ли» тихих шах­ма­ти­стов сво­и­ми шум­ны­ми ком­па­ни­я­ми, кото­рые часто соби­ра­лись тут для чит­ки и обсуж­де­ний вслух сво­их лите­ра­тур­ных тек­стов. Даль­ний зал «Крас­ных пиджа­ков» пре­вра­тил­ся в насто­я­щий лите­ра­тур­ный клуб, кото­рый стал излюб­лен­ным местом встреч участ­ни­ков моло­до­го жур­на­ла «Лачер­ба», где вер­хо­во­ди­ли поэты-аван­гар­ди­сты Джо­ван­ни Папи­ни, Арден­го Соф­фи­чи и Аль­до Палац­це­ски. Аван­гар­ди­сты созда­ва­ли свой «ало­гич­ный» стиль, раз­ру­ша­ли син­так­сис и раз­ла­га­ли худо­же­ствен­ный образ.

Нуж­но под­черк­нуть, что этот пери­од в искус­стве Ита­лии харак­те­ри­зо­вал­ся воз­ник­но­ве­ни­ем ново­го лите­ра­тур­но­го тече­ния, полу­чив­ше­го назва­ние «футу­ризм». Лиде­ры это­го бун­тар­ско­го направ­ле­ния при­зы­ва­ли отка­зать­ся от куль­тур­ных и нрав­ствен­ных цен­но­стей пред­ше­ству­ю­щих эпох, ста­ви­ли в цен­тр сво­е­го искус­ства тех­ни­че­ские дости­же­ния и про­мыш­лен­ный дух ново­го вре­ме­ни.

После пуб­ли­ка­ции «Мани­фе­ста футу­риз­ма» 1909 года, его тео­ре­ти­ки Филип­по Том­ма­зо Мари­нет­ти, Умбер­то Боч­чо­ни, Луи­джи Рус­со­ло и дру­гие его пред­ста­ви­те­ли тоже ста­ли завсе­гда­та­я­ми «Джуб­бе Рос­се», а их горя­чие куль­ту­ро­ло­ги­че­ские спо­ры с оппо­нен­та­ми частень­ко дохо­ди­ли до драк. Одна из них, опи­са­на в кни­ге Виви­а­ни.

Пово­дом для нее послу­жи­ла раз­гром­ная ста­тья Соф­фи­чи о пер­вой выстав­ке худож­ни­ков-футу­ри­стов в Мила­не.

30 июня 1911 года тро­и­ца разо­злен­ных футу­ри­стов в соста­ве Мари­нет­ти, Боч­чо­ни и Кар­ло Кар­ра вло­ми­лись в кафе и, застав там Соф­фи­чи с това­ри­ща­ми, устро­и­ли гран­ди­оз­ную пота­сов­ку, кото­рую смо­гла раз­нять толь­ко экс­трен­но вызван­ная поли­ция. На сле­ду­ю­щий день исто­рия повто­ри­лась. Но в резуль­та­те, спор­щи­ки выяс­ни­ли, что они сто­рон­ни­ки одно­го куль­ту­ро­ло­ги­че­ско­го направ­ле­ния и фло­рен­тий­цы при­со­еди­ни­лись к милан­ским сто­рон­ни­кам Мари­нет­ти.

Futuristi,_Russolo_Carrà_Marinetti_Boccioni_Severini_1916

Футу­ри­сты: Руссоло,_Каррà_Maринетти_Боччони _Се­ве­ри­ни

С исто­ри­ей лите­ра­тур­но­го кафе «Джуб­бе Рос­се» свя­за­ны име­на мно­гих необыч­ных поэтов и лите­ра­то­ров, напри­мер, полу­безум­но­го поэта Дино Кам­па­на, посвя­тив­ше­го всю свою жиз­нь напи­са­нию орфи­че­ских сти­хов «Cantos». К сожа­ле­нию, закон­чен­ная им в 1914 году мно­го­лет­няя руко­пись, кото­рую он пере­дал футу­ри­стам, была утра­че­на по неиз­вест­ной при­чи­не. Ходи­ли слу­хи, что, будучи осно­ва­те­лем пери­о­ди­че­ско­го изда­ния, куда попал ори­ги­нал руко­пи­си, сам Джо­ван­ни Папи­ни уни­что­жил его из-за рев­но­сти к гению безум­ца Кам­па­на.
Джованни Папини_Giovanni_PapiniВ свою оче­редь, сам Джо­ван­ни Папи­ни тоже пред­став­лял собой леген­дар­ную лич­но­сть. Его био­гра­фия пол­на непред­ска­зу­е­мых пово­ро­тов. В годы фашист­ской Ита­лии он счи­тал­ся «офи­ци­аль­ным авто­ром», так как его эсте­ти­че­ские взгля­ды впол­не соот­вет­ство­ва­ли потреб­но­стям режи­ма Мус­со­ли­ни. Что не умень­ша­ет его досто­ин­ства как выда­ю­ще­го­ся ита­льян­ско­го лите­ра­то­ра.
В 1937 году его избра­ли ака­де­ми­ком Ита­льян­ской ака­де­мии наук и назна­чи­ли на пост руко­во­ди­те­ля фло­рен­тий­ско­го Инсти­ту­та иссле­до­ва­ния Воз­рож­де­ния. В пери­од 1943—1944 годов он стал мона­хом фран­цис­кан­ско­го мона­сты­ря. А после Вто­рой миро­вой вой­ны, даже пол­но­стью пара­ли­зо­ван­ный и сле­пой, Папи­ни про­дол­жал интен­сив­но рабо­тать, дик­туя тек­сты книг и ста­тей. Скон­чал­ся Джо­ван­ни Папи­ни в 1956 году.

Ран­ний пери­од ста­нов­ле­ния «Крас­ных пиджа­ков», как леген­дар­но­го лите­ра­тур­но­го кафе, был еще свя­зан с таким лите­ра­тур­но-поэ­ти­че­ским, модер­нист­ским дви­же­ни­ем ХХ века, как гер­ме­тизм. Ярки­ми пред­ста­ви­те­ля­ми гер­ме­тиз­ма в ита­льян­ской поэ­зии 1920—40-х гг. были Эуд­же­нио Мон­та­ле, Джу­зеп­пе Унга­рет­ти и дру­гие ита­льян­ские поэты.

Мож­но еще при­во­дить десят­ки выда­ю­щих­ся ита­льян­ских лите­ра­то­ров, при­знан­ных миро­вой куль­ту­рой, кото­рые были завсе­гда­та­я­ми попу­ляр­но­го кафе. Напри­мер, невоз­мож­но не упо­мя­нуть о мисти­че­ском гении Том­ма­зо Лан­доль­фи, кото­ро­го кри­ти­ки срав­ни­ва­ли с Гого­лем и Бул­га­ко­вым. Пло­ды его неве­ро­ят­ной фан­та­зии состав­ля­ют целую гале­рею так назы­ва­е­мых обра­зов Лан­доль­фи, куда вхо­дят и отец Каф­ки, и жена Гого­ля, и пре­сло­ву­тый лан­доль­фи­ан­ский бес­ти­а­рий. В лите­ра­тур­ных кру­гах Фло­рен­ции (а это и Мон­та­ле, и Луци, и Бо), талант Лан­доль­фи сра­зу стал сво­е­го рода общим местом. Он точ­но витал в воз­ду­хе, вре­мя от вре­ме­ни отли­ва­ясь в лите­ра­тур­ные фор­мы, столь же необъ­яс­ни­мые, сколь и при­тя­га­тель­ные.
Гале­рею неор­ди­нар­ных лич­но­стей накап­ли­ва­ли и залы кофей­ни «Джуб­бе Рос­се». И, каза­лось бы, это­му кафе про­сто суж­де­но стать цен­тром лите­ра­тур­но­го искус­ства… Но уча­стие Ита­лии в миро­вых вой­нах при­ве­ло к кру­ше­нию аван­гар­да интел­лек­ту­аль­ных сил, к пери­о­ду застоя, когда актив­ная лите­ра­тур­ная жиз­нь вынуж­де­на была уйти в отстав­ку. Сим­во­лич­но, что даже тра­ди­ци­он­ные крас­ные пиджа­ки офи­ци­ан­тов в то вре­мя были заме­не­ны на белые курт­ки.

Во вре­мя вой­ны основ­ны­ми посе­ти­те­ля­ми фло­рен­тий­ско­го кафе ста­ли воен­ные союз­ных сил. Быв­ший эпи­цен­тр твор­че­ской жиз­ни поте­рял коло­рит и мед­лен­но уга­сал.
Уже после Вто­рой миро­вой вой­ны, пыта­ясь вдох­нуть жиз­нь в кафе, не раз пред­при­ни­ма­лись попыт­ки орга­ни­зо­вы­вать кон­фе­рен­ции, ста­ра­лись вос­ста­но­вить твор­че­скую атмо­сфе­ру, но Фло­рен­ция явно утра­ти­ла свою роль сто­ли­цы ита­льян­ской куль­ту­ры, по срав­не­нию с новы­ми лите­ра­тур­ны­ми и худо­же­ствен­ны­ми дви­же­ни­я­ми в Евро­пе. Зна­ме­ни­тое кафе теря­ло свой облик, ста­но­вясь лишь мифом дав­ней исто­рии горо­да.

Martino Smalzi_fotoКаза­лось, что слав­ное про­шлое лите­ра­тур­но­го заве­де­ния без­воз­врат­но уте­ря­но. Но в 1991 году «Крас­ные пиджа­ки» были взя­ты в управ­ле­ние бра­тья­ми Марио и Мар­ти­но Smalzi. Парал­лель­но с пере­за­пус­ком ком­па­нии, ими было при­ня­то реше­ние вос­ста­но­вить утра­чен­ный образ кафе для ново­го поко­ле­ния худож­ни­ков и лите­ра­то­ров, на меж­ду­на­род­ном уров­не.

Вла­дель­цы вкла­ды­ва­ли в орга­ни­за­цию всю душу, искрен­не желая вос­ста­но­вить былую сла­ву заве­де­ния. Мар­ти­но Smalzi утвер­жда­ет, что наот­рез отка­зал­ся от мил­ли­о­на дол­ла­ров, кото­рые пред­ла­га­ла за поме­ще­ние кафе одна круп­ная сеть быст­ро­го пита­ния. Воз­мож­но, так и было. Но когда он все-таки про­дал кафе, — новые хозя­е­ва оста­ви­ли его управ­ля­ю­щим, по досто­ин­ству оце­нив его пат­ри­о­тизм и уме­ние орга­ни­зо­вы­вать биз­нес.
Фана­тич­ны­ми ста­ра­ни­я­ми бра­тьев кафе пре­вра­ти­лось в куль­тур­ный цен­тр с посто­ян­но дей­ству­ю­щей кар­тин­ной гале­ре­ей. Сте­ны залов Джуб­бе Рос­се укра­си­ли экс­по­зи­ции кар­тин луч­ших моло­дых евро­пей­ских худож­ни­ков.
Экс­цен­трич­но­сть и пест­рая эклек­ти­ка стен фло­рен­тий­ско­го кафе явно пере­кли­ка­ет­ся с инте­рье­ром «Пест­ро­го зала» мос­ков­ско­го Цен­траль­но­го Дома Лите­ра­то­ров, где сте­ны так же укра­ша­ют кар­ти­ны, шар­жи и авто­гра­фы извест­ных дея­те­лей искус­ства.

На тер­ра­сах кафе «Джуб­бе Рос­се», два раза в месяц ста­ли про­во­дить пре­зен­та­ции книг совре­мен­ных писа­те­лей со все­го мира, орга­ни­зо­вы­вать худо­же­ствен­ные выстав­ки-про­да­жи «Cene ad Arte» и дру­гие куль­тур­ные ини­ци­а­ти­вы, что­бы уве­ко­ве­чить тра­ди­ции это­го исто­ри­че­ско­го кафе. В насто­я­щее вре­мя имен­но тут про­хо­дят зна­ме­ни­тые куль­тур­ные встре­чи Artisti e Autori, при под­держ­ке горо­да Фло­рен­ции.

Giubbe_Rosse_интерьер зала_ рынок поэтических книг и журналов в кафе Джуббе Россе

Le_Giubbe_Rosse_

зала Красных пиджаков (Джуббе Россе)_интерьер

Кста­ти, во Фло­рен­ции не толь­ко упо­мя­ну­тое кафе «Джуб­бе Рос­се» име­ет репу­та­цию места собра­ния интел­лек­ту­а­лов. К подоб­ным заве­де­ни­ям мож­но отне­сти еще несколь­ко ста­рин­ных кафе, откры­тых бук­валь­но с раз­ры­вом в несколь­ко лет. Напри­мер, кафе «Паш­ков­ски», осно­ван­ное в 1846 году, была еще одной фло­рен­тий­ской кофей­ней, став­шей люби­мым при­то­ном интел­лек­ту­а­лов. Или, напри­мер, быв­ший цен­тр собра­ний либе­ра­лов — кафе «Джил­ли», откры­тое в 1848 году и рас­по­ло­жен­ное напро­тив «Крас­ных пиджа­ков». Во вто­рой поло­ви­не 19-го века это кафе ока­за­лось «под пат­ро­на­жем» мест­ной интел­ли­ген­ции, жур­на­ли­стов, дизай­не­ров-моде­лье­ров и поли­ти­ков. Не послед­нюю роль в выбо­ре места поси­де­лок сыг­ра­ли пре­крас­ные лике­ры и абсент в баре кафе.

Сле­ду­ет упо­мя­нуть, что управ­ле­ни­ем кафе «Джил­ли» тоже зани­мал­ся один из бра­тьев Smalzi.

Для при­вле­че­ния тури­стов, посе­ща­ю­щих Фло­рен­цию, в «Крас­ных пиджа­ках» было реше­но рас­ши­рить ассор­ти­мент кафе. В меню появи­лось мно­же­ство раз­лич­ных вари­а­ций кофе. Напри­мер:

Marocchino Coffee in Italy  кофе мокаччино.    italia_literaturnoe-caffe-giubbe-rosse

Маро­ки­но (marocchino). Этот кофе был рож­ден в Тури­не, при­чем берет он свое нача­ла не от кофе, а от турин­ско­го напит­ка биче­ринМок­ач­чи­но — (итал. mocaccino, так­же изве­стен как «мо́кко») — кофей­ный напи­ток, явля­ю­щий­ся раз­но­вид­но­стью лат­те с добав­ле­ни­ем шоко­ла­да. Cremosino с жень­ше­нем или оре­хо­вым вку­сом. Напит­ки пред­на­зна­ча­лись, в первую оче­редь, для пуб­ли­ки с изыс­кан­ным вку­сом. Хотя ино­стран­ные тури­сты чаще зака­зы­ва­ют при­выч­ный для них кофе-эспрес­со.

Кста­ти, в отли­чие от боль­шин­ства кафе и кофе­ен Фло­рен­ции, одной из «фишек» Джуб­бе Рос­се явля­ет­ся то, что чашеч­ка кофе у бар­ной стой­ки не отли­ча­ет­ся по цене от той, что пьют за заре­зер­ви­ро­ван­ным сто­ли­ком. Мелочь, а при­ят­но.

В ресто­ра­не Крас­ных пиджа­ков, конеч­но же, не обо­шлось без зна­ме­ни­тых блюд фло­рен­тий­ской кух­ни. Это в первую оче­редь – фир­мен­ное мясо. Воз­мож­но, мало кто, посе­тив кафе на пло­ща­ди Рес­пуб­ли­ки, риск­нет с ходу зака­зать лам­пре­дот­то – говя­жий желу­док с поми­до­ра­ми, луком и сель­де­ре­ем, завер­ну­тый в лепеш­ку. Но там нель­зя не про­бо­вать стейк по-фло­рен­тий­ски: говя­жье мясо с косточ­кой, жаре­ное на углях, с кро­вью, ино­гда даже полу­сы­рое внут­ри. Гото­вят его прак­ти­че­ски без спе­ций: лишь соль, олив­ко­вое мало и чер­ный перец. Пор­ции про­сто огром­ные – в сред­нем кило­грам­мо­вые. Едят его без гар­ни­ра, с тос­кан­ским хле­бом и запи­ва­ют крас­ным вином. На десерт мож­но зака­зать цукот­то – пирог в фор­ме тык­вы с конья­ком и моро­же­ным. Фло­рен­тий­цы его про­сто обо­жа­ют.

стейк_кафе джуббле россе_флоренция

 ZUCCOTTO

К све­де­нию путе­ше­ствен­ни­ков-сооте­че­ствен­ни­ков: в ресто­ра­не «Крас­ных пиджа­ков» име­ет­ся меню на рус­ском язы­ке. Цены с виду сред­ние. Напри­мер, 4 бед­ра бара­ни­ны, при­го­тов­лен­ные на огне, с рук­ко­лой и кар­тош­кой из духов­ки  — сто­ит око­ло 16 евро. Но, для тури­стов откро­ве­ни­ем может стать ито­го­вый счет, про­цен­тов на 15 выше, чем цены в меню. Ока­зы­ва­ет­ся, цены там при­ве­де­ны без уче­та нало­гов. Более того, веж­ли­вые офи­ци­ан­ты могут сооб­щить о том, что сверх сче­та сле­ду­ет запла­тить еще и за обслу­жи­ва­ние.

Впро­чем, все мер­кан­тиль­ные рас­суж­де­ния о ценах и каче­стве еды в леген­дар­ном фло­рен­тий­ском кафе «Крас­ные пиджа­ки» не идут ни в какое срав­не­ние, с ощу­ще­ни­ем крат­ко­го един­ства с исто­ри­ей ита­льян­ской куль­ту­ры, кото­рое мож­но ощу­тить здесь, сидя за сто­ли­ком на тер­ра­се кафе, с видом на зна­ме­ни­тую пло­ща­дь.

площадь Республики_вид с терасы кафе Джуббе Россе

Фло­рен­ция, пло­ща­дь Рес­пуб­ли­ки (вид с тер­ра­сы кафе “Джуб­бе Рос­се”)

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *