ЛЕГЕНДАРНЫЕ БАРЫ: ПИВНАЯ МАКСОРЛИ

бар МакСорли  600 х 340
Когда речь заходит о нью-йоркских исторических барах, то “Старая пивная МакСорли” (McSorley’s Old Ale House) всегда называется первой. Она была открыта в средине XIX века и с тех пор в ней побывали многие – от Авраама Линкольна до Джона Леннона. Расположено знаменитое заведение в Ист-Виллидже на 7 Восточной улице, 15. Сейчас этот богемный район считается символом ночной жизни Нью-Йорка и центром контр-культуры, но на его улицах можно найти  уютные бары, которых не коснулись веяния времени. К таким заведениям и относится “Пивная МакСорли”, переступив порог которой вы оказываетесь в совершенно другой эпохе.

Здесь, как и в былые вре­ме­на, пол посы­па­ет­ся опил­ка­ми, поме­ще­ние по-преж­не­му осве­ща­ет­ся парой ста­ро­мод­ных  газо­вых ламп (при нали­чии элек­три­че­ства!), а древ­няя пуза­тая печь все так­же дарит теп­ло в зим­нюю сту­жу. Неда­ром один из деви­зов бара —  “Мы были здесь преж­де, чем ты родил­ся”. Дру­гой – “Веди себя нор­маль­но или про­ва­ли­вай”.

надпись в баре McSorley’s Old Ale House 850 х 567 печь бара Максорли 800 х 531

Бар был открыт в 1854 году ирланд­ским эми­гран­том Джо­ном Мак­Сор­ли. У него в заве­де­нии пиво вари­лось пря­мо в под­ва­ле с соблю­де­ни­ем всех клас­си­че­ских пра­вил, а потом по боль­шой тру­бе гото­вый про­дукт посту­пал к жаж­ду­щим кли­ен­там. “Пив­ная Мак­Сор­ли” пред­ла­га­ла толь­ко два сор­та эля — тем­ный и свет­лый —  и про­дол­жа­ет ими тор­го­вать  по сей день. Надо ска­зать, что XIX век стал веком рас­цве­та “пив­но­го” Нью-Йор­ка. Толь­ко за 20 лет было откры­то более 800 заве­де­ний, где вари­ли и тор­го­ва­ли пивом, но толь­ко еди­ни­цы дожи­ли до наших дней.

Ста­рый Джон про­да­вал эль по пять цен­тов за круж­ку и пред­ла­гал неза­мыс­ло­ва­тый обед  – кре­ке­ры, лук, сыр­ную тарел­ку и ливер­ный паш­тет. Осно­ва­тель само­го зна­ме­ни­то­го бара Нью-Йор­ка был боль­шим люби­те­лем сыро­го лука и съе­дал голов­ку в день про­сто как ябло­ко. Может быть, поэто­му он дожил до пре­клон­ных 87 лет. У Ста­ро­го Джо­на была страсть к соби­ра­нию памят­ных вещей. Все сте­ны бара были уве­ша­ны авто­гра­фа­ми, поли­ти­че­ски­ми пла­ка­та­ми, бан­кет­ны­ми меню, теат­раль­ны­ми афи­ша­ми, порт­ре­та­ми, суве­ни­ра­ми, вырез­ка­ми из газет  и мно­гим- мно­гим дру­гим. Ни одна из вещей, одна­жды попав­шая на сте­ну, боль­ше нико­гда не меня­ла сво­е­го места.

интерьер бара МакСорли 800 х 483

инте­рьер бара Мак­Сор­ли

Боль­шим побор­ни­ком тра­ди­ций был и Билл  Мак­Сор­ли, уна­сле­до­вав­ший семей­ный биз­нес в 1910 году. Актив­но сопро­тив­ля­ясь нов­ше­ствам, он стре­мил­ся сохра­нить во что бы то ни ста­ло внут­рен­ний и внеш­ний облик бара в его пер­во­здан­ном виде. Бла­го­да­ря стран­но­му упор­ству сво­их осно­ва­те­лей бару уда­лось сохра­нить свою аутен­тич­но­сть. В 1935 году Билл, не имея пря­мых наслед­ни­ков, про­дал “Ста­рую пив­ную Мак­Сор­ли” отстав­но­му поли­цей­ско­му и посто­ян­но­му кли­ен­ту Дэни­е­лу О’Коннеллу с одним-един­ствен­ным усло­ви­ем — ника­ких нов­ше­ств и пере­де­лок. С тех пор в баре мало что изме­ни­лось.

бар МакСорли 1937  750 х 579 бар МакСорли, 2014   850 х 557

Инте­рес­но, что пив­ная в отли­чие от мно­гих дру­гих питей­ных заве­де­ний прак­ти­че­ски без­бо­лез­нен­но пере­жи­ла смут­ные вре­ме­на  “сухо­го зако­на”. Конеч­но, элем не тор­го­ва­ли в откры­тую, но в меню он про­дол­жал при­сут­ство­вать под про­зрач­ным наиме­но­ва­ни­ем “почти пиво”. Такой либе­ра­лизм в отно­ше­нии бара неко­то­рые объ­яс­ня­ют тем, что мно­гие поли­цей­ские, ирланд­цы по про­ис­хож­де­нию, были его посто­ян­ны­ми кли­ен­та­ми. Дру­гие склон­ны счи­тать, что бару помо­гла выжить в труд­ные вре­ме­на друж­ба с вли­я­тель­ны­ми поли­ти­ка­ми. Извест­но, что пив­ную в раз­ное вре­мя посе­ща­ли и Авра­ам Лин­кольн, и Тео­дор Рузвельт, и Джон Кен­не­ди. Это­му пери­о­ду в исто­рии бара посвя­ще­на кар­ти­на Джо­на Сло­ана “Мак­Сор­ли в суб­бот­ний вечер”, напи­сан­ная в 1930 году.

Максорли в субботний вечер, художник Джон Слоан  850 х 707 Джон Слоан бар Максорли, 1912  750 х 615

Позд­нее Сло­ан гово­рил:

“Здесь мы видим “Мак­Сор­ли” во вре­ме­на тем­ных дней запре­та. При­мер тор­же­ства пра­ва над силой. Круж­ки ста­ли мень­ше, цены выше, тол­па боль­ше”

Худож­ник посвя­тил “Ста­рой  пив­ной Мак­Сор­ли” цикл из пяти кар­тин, мно­го­чис­лен­ные рисун­ки и один офорт. На одном из поло­тен мож­но уви­деть зна­ме­ни­тых кошек Мак­Сор­ли – еще одна отли­чи­тель­ная осо­бен­но­сть бара. Кош­ки были в пив­ной со дня ее осно­ва­ния и про­дол­жа­ют нахо­дить­ся до сих пор. Они все­гда чув­ство­ва­ли себя хозяй­ка­ми заве­де­ния,  нето­роп­ли­во про­гу­ли­ва­ясь по бар­ной стой­ке или воль­гот­но рас­ки­нув­шись на сто­ле. Не всем кли­ен­там это нра­ви­лось. В 2011 году сани­тар­ная инспек­ция запре­ти­ла люби­ми­це бара, кош­ке Мин­ни, нахо­дит­ся в поме­ще­нии в рабо­чие часы. Но нынеш­ний хозя­ин заве­де­ния Mэтт Maхер заявил: “Пока будет бар, будут и кош­ки”.

кошки МакСорли, 1929   750 х 589 фото из бара Максорли, 2007   700 х 533

Еще один камень пре­ткно­ве­ния меж­ду “Ста­рой пив­ной Мак­Сор­ли” и Депар­та­мен­том  здра­во­охра­не­ния Нью-Йор­ка –  покры­тые мно­го­лет­ним сло­ем пыли “косточ­ки уда­чи” (wishbone).  Косточ­ка в фор­ме бук­вы Y от индей­ки, запе­чен­ной на День Бла­го­да­ре­ния, счи­та­ет­ся счаст­ли­вой. Тот, кому она попа­лась на тра­ди­ци­он­ном обе­де, зага­ды­ва­ет жела­ние, и оно по пове­рью обя­за­тель­но долж­но испол­нить­ся. На ста­рой газо­вой лам­пе хра­ни­лись wishbone сол­дат, ушед­ших на Первую  Миро­вую вой­ну, как сим­вол воз­вра­ще­ния домой. Тем, кому посчаст­ли­ви­лось вер­нуть­ся – забра­ли свои счаст­ли­вые талис­ма­ны, но мно­го wishbone  оста­лось висеть под потол­ком бара, обрас­тая пылью.

косточки удачи  650 х 434 косточки удачи бара Максорли 650 х 379

В конеч­ном ито­ге, усту­пая тре­бо­ва­нию сани­тар­ной инспек­ции, хозя­ин бара соб­ствен­но­руч­но очи­стил лам­пу и “косточ­ки уда­чи” от пыли, а потом с вели­чай­шей осто­рож­но­стью вер­нул их на место. Это “зна­ме­на­тель­ное” собы­тие нашло отра­же­ние в мест­ной прес­се.

При­вер­жен­но­сть ста­рым тра­ди­ция при­ве­ла к тому, что “Ста­рая пив­ная Мак­Сор­ли” была сугу­бо муж­ским заве­де­ни­ем, но допус­кав­шим жен­щин на свою тер­ри­то­рию плоть до 1970 (!) года.  Один из деви­зов Ста­ро­го Джо­на гла­сил: “Хоро­ший эль, сырой лук и ника­ких дам”. Он счи­тал, что пив­ная – это басти­он муж­ско­го брат­ства и неза­ви­си­мо­сти, где муж­чи­ны долж­ны отды­хать от жен и семьи. Един­ствен­ной  жен­щи­ной, допу­щен­ной в муж­ское обще­ство, была “Обна­жен­ная с попу­га­ем” — репро­дук­ция кар­ти­ны Густа­ва Кур­бе.

Barbara Shaum в Максорли, 2015  700 х 467Пикант­но­сть ситу­а­ции заклю­ча­лась в том, что с 1938 года баром вла­де­ла жен­щи­на. Доро­ти О’Коннелл, полу­чив­шая пив­ную в наслед­ство от сво­е­го отца, пообе­ща­ла ему не пере­сту­пать поро­га заве­де­ния, пока там нахо­дят­ся посе­ти­те­ли и неукос­ни­тель­но при­дер­жи­ва­лась сво­е­го сло­ва. В 1969 году Наци­о­наль­ная Орга­ни­за­ция Жен­щин пода­ла на бар в суд за дис­кри­ми­на­цию по при­зна­ку пола и выиг­ра­ла про­цесс. Окон­ча­тель­но точ­ку в этом вопро­се поста­вил мэр Джон Линдсей, под­пи­сав зако­но­про­ект, запре­ща­ю­щий дис­кри­ми­на­цию по при­зна­ку пола в обще­ствен­ных местах, вклю­чая бары. 10 авгу­ста 1970 года “Ста­рая пив­ная Мак­Сор­ли” откры­ла свои две­ри для жен­щин. Пер­вой посе­ти­тель­ни­цей ста­ла Barbara Shaum, чей мага­зин­чик кож­га­лан­те­реи нахо­дил­ся как раз напро­тив бара. Она была хоро­шей зна­ко­мой хозя­ев и ей отда­ли паль­му пер­вен­ства после того,  как Доро­ти О’Коннелл отка­за­лась это сде­лать в память об отце.

И хотя бар был вынуж­ден открыть свои две­ри пре­крас­но­му полу, малень­кой местью непро­шен­ным дамам ста­ло отсут­ствие жен­ско­го туа­ле­та, кото­рый появил­ся толь­ко в 1986 году.

Непе­ре­да­ва­е­мая атмо­сфе­ра бара с его харак­тер­ным запа­хом, вобрав­шим в себя аро­мат сос­но­вых опи­лок, тру­боч­но­го таба­ка, уголь­но­го дыма и лука дей­ство­ва­ла как баль­зам на душу для посто­ян­ных посе­ти­те­лей. Эдвард Кам­мингс – один из луч­ших аме­ри­кан­ских поэтов-нова­то­ров, посвя­тил бару зна­ме­ни­тое сти­хо­тво­ре­ние  “Я сижи­вал в “Мак­Сор­ли”. Здесь быва­ли и зна­ме­ни­тый кан­три-певец Вуди Гат­ри и леген­дар­ный Джон Лен­нон. Осно­ва­тель гон­зо-жур­на­ли­сти­ки Хан­тер С. Томп­сон  выпил здесь не одну пин­ту тем­но­го эля. Воз­мож­но,  фра­за “Хоро­шие люди пьют хоро­шее пиво” при­ду­ма­на имен­но в  McSorley’s Old Ale House. Иллю­зи­о­ни­ст и гип­но­ти­зер Гар­ри Гуди­ни пода­рил бару наруч­ни­ки, кото­рые исполь­зо­вал в сво­ем зна­ме­ни­том трю­ке. Гово­рят, если кош­ки Мак­Сор­ли сидят на под­окон­ни­ке, зна­чит по пив­ной бро­дит при­зрак вели­ко­го иллю­зи­о­ни­ста.

наручники Гудини 750 х 543 "МакСорли в солнечном свете",  Harry McCormick -750 х 586

Ста­рая пив­ная Мак­Сор­ли” – место уни­каль­ное. Неда­ром в одном из путе­во­ди­те­лей по Нью-Йор­ку было ска­за­но: Если у вас есть воз­мож­но­сть посе­тить один-един­ствен­ный бар в Нью-Йор­ке, пусть это будет “Мак­Сор­ли”.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *