КОГДА-ТО НА ДИКОМ ЗАПАДЕ

дикий запад-топ4
Драматические события, которые происходили во второй половине XIX века на американском  Диком Западе — будущих западных штатах США — уже более ста лет изображаются в фильмах-вестернах. Это направление искусства, зародившееся в Америке, со временем освоили  другие страны и даже создали его собственные эквиваленты. Тем не менее, все вестерны объединяют некоторые характерные особенности, включая и гастрономические. 

Марка с изображением концовки из фильма Ровно в полденьДатой появ­ле­ния филь­мов о ков­бо­ях мож­но счи­тать 1903 год, когда был снят самый пер­вый, 12-тими­нут­ный  холд-ап, под назва­ни­ем «Боль­шое ограб­ле­ние поез­да». Пара­док­саль­но, но дина­мич­ная корот­ко­мет­раж­ка ста­ла кра­е­уголь­ным кам­нем всей исто­рии кине­ма­то­гра­фа: она поло­жи­ла нача­ло мигра­ции «ков­бой­ской лите­ра­ту­ры» на экра­ны и ста­ла отправ­ной точ­кой для созда­ния жан­ра «кино­ве­стерн». Фильм при­ме­ча­те­лен и неко­то­ры­ми прак­ти­че­ски­ми подроб­но­стя­ми. Его режис­сер исполь­зо­вал самые нова­тор­ские на то вре­мя кино­при­е­мы, кото­рые потряс­ли зри­те­лей. Всем запом­ни­лась и выда­ю­ща­я­ся  актер­ская игра Гил­бер­та М. Андер­со­на, боль­ше извест­но­го, как «Брон­чо Бил­ли». Он был испол­ни­те­лем сра­зу несколь­ких ролей, а так­же соре­жис­се­ром филь­ма. Эти роли при­нес­ли ему огром­ную попу­ляр­но­сть и сде­ла­ли одной из ярких кино­звезд нача­ла XX века. Андер­сон оста­вил  карье­ру режис­сё­ра в 1923 году, но про­дол­жал сни­мать­ся почти до самой смер­ти, до нача­ла 60-х годов. На поч­то­вой мар­ке США из юби­лей­ной серии “Празд­нуй­те сто­ле­тие” (1998) запе­чат­лен финаль­ный кадр из дебют­но­го вестер­на с изоб­ра­же­ни­ем талант­ли­во­го акте­ра.

Золо­той век вестер­на в кине­ма­то­гра­фе напря­мую свя­зы­ва­ют с твор­че­ством двух режис­сё­ров — Джо­на Фор­да и Говар­да Хоук­са. Фронт­ме­ном их филь­мов часто высту­пал актер Джон Уэйн, со вре­ме­нем став­ший оли­це­тво­ре­ни­ем клас­си­че­ских вестер­нов. Даль­ней­шую исто­рию жан­ра обо­га­ти­ли и рас­цве­ти­ли «реви­зи­о­нист­ские вестер­ны», кото­рые отка­зы­ва­лись от тра­ди­ци­он­ной трак­тов­ки вестер­на и попол­ня­ли его эле­мен­та­ми коме­дии, паро­дии, мюзикла и про­чих жан­ров. Успеш­ный при­мер тако­го раз­ви­тия — низ­ко­бюд­жет­ные ита­льян­ские спа­гет­ти-вестер­ны 60—70-х. Их луч­шие образ­цы, преж­де все­го кино­ра­бо­ты Сер­джио Лео­не, име­ют паро­дий­ные реми­нис­цен­ции. (Напри­мер, сце­на откры­ва­ю­щая фильм «Одна­жды на Диком Запа­де» явля­ет­ся пере­вёр­ты­шем началь­ной сце­ны из оска­ро­нос­но­го  вестер­на 1952 года «Ров­но в пол­день»). Паро­дий­ная инто­на­ция в спа­гет­ти-вестер­нах, нали­чие в них повы­шен­но­го экш­на, наси­лия и чер­но­го юмо­ра дела­ли их «анти-вестер­на­ми» по отно­ше­нию к клас­си­че­ским гол­ли­вуд­ским образ­цам. Зна­ме­ни­тые акте­ры Чарльз Брон­сон, Ли ван Клиф и Клинт Ист­вуд про­сла­ви­лись, сни­ма­ясь имен­но в спа­гет­ти-вестер­нах, полу­чив­ших насто­я­щее при­зна­ние за пре­де­ла­ми Ита­лии.

чарлз бронсон-вестерн

 Ли ван Клиф--вестерны-Lee Van Cleef Clint_Eastwood_вестерны 60х
Посте­пен­но реаль­но­сть и атри­бу­ты ков­бой­ской эпо­хи так пере­ме­ша­лись с худо­же­ствен­ным вымыс­лом, что у зри­те­ля сло­жи­лись устой­чи­вые «смит–энд-вестерновские» сте­рео­ти­пы. Соот­вет­ствен­но им, дей­ствия всех вестер­нов про­ис­хо­дят в уеди­нен­ных фор­тах и неболь­ших при­гра­нич­ных город­ках, рас­по­ло­жен­ных в суро­вой, пустын­ной мест­но­сти. При­род­ные ланд­шаф­ты Кали­фор­нии, Ари­зо­ны, Теха­са и дру­гих шта­тов часто ста­но­ви­лись не про­сто бэк­гра­ун­дом, а суще­ствен­ной частью кино­лен­ты. Так, вестерн «Золо­то Мак­кен­ны» (с Гре­го­ри Пеком и Ома­ром Шари­фом), вышед­ший на экра­ны кино­те­ат­ров СССР в 1974 году, пора­зил зри­те­лей гран­ди­оз­ным и вели­че­ствен­ным анту­ра­жем про­ис­хо­дя­щих собы­тий: натур­ные съём­ки про­во­ди­лись в Ари­зо­не, в наци­о­наль­ных пар­ках Каньон-де-Шел­ли и Глен-Каньон.
При­род­ную нату­ру в вестер­нах соче­та­ли со съем­ка­ми кино-ран­чо (movie ranch)—специально постро­ен­ны­ми деко­ра­ци­я­ми, в виде гру­бо ско­ло­чен­ных дере­вян­ных домов, с доща­ты­ми тро­туа­ра­ми, уло­жен­ны­ми вдоль них. Эти деко­ра­ции в ито­ге ста­ли для кино­зри­те­лей эта­ло­ном реа­лий Дико­го Запа­да.
Чаще все­го деко­ра­тив­ный горо­док состо­ял из одной ули­цы. По ней зре­лищ­но про­но­си­лись кон­ные «йо-хо!»-погони, и на ней в фина­ле сво­дят друг с дру­гом сче­ты бан­ди­ты, шериф и стрел­ки, в раз­лич­ных ком­би­на­ци­ях устра­и­вая меж­ду собой дуэ­ли с мол­ние­нос­ны­ми выстре­ла­ми «от бед­ра».

дуэль --вестерн дикого запада конная погоня-вестерн-Художник Arthur Saron Sarnoff.

Здесь же, на глав­ной ули­це все­гда рас­по­ла­гал­ся салун – зача­стую, цен­траль­ное место собы­тий филь­ма. В салу­не от зака­та до рас­све­та зву­ча­ла музы­ка, обыч­но испол­ня­е­мая на видав­шем виды, рас­стро­ен­ном пиа­ни­но Honky-Tonk Piano. Мело­дии на нём игра­лись при­ми­тив­ные, не тре­бо­вав­шие боль­ше двух октав. (Не отту­да ли пошла пого­вор­ка: «не стре­ляй­те в пиа­ни­ста, он игра­ет, как уме­ет»?).

салун -дикий запад-танцовщицаПод его брен­ча­нье тан­цов­щи­цы отпля­сы­ва­ли фри­воль­ный танец канка́н (с фр. бук­валь­но — «шум, гам»). Любо­пыт­но, что в те вре­ме­на во Фран­ции этот танец был оди­ноч­ным, а вот в Англии и Аме­ри­ке его испол­нял кор­де­ба­лет — несколь­ко деву­шек, выстро­ен­ных в линию.
В салу­не высту­па­ли и певич­ки (по сце­на­рию, частень­ко — роко­вые кра­са­ви­цы), а мест­ные про­сти­тут­ки зазы­ва­ли кли­ен­тов в «номе­ра» посто­я­ло­го дво­ра, рас­по­ло­жен­ные на вто­ром эта­же над баром.
Из неза­тей­ли­вой город­ской архи­тек­ту­ры салу­ны выде­ля­лись широ­кой веран­дой с гру­бы­ми пери­ла­ми и коно­вя­зью по сосед­ству. Над вхо­дом в салун кра­со­ва­лась вывес­ка с каким-нибудь экзо­ти­че­ски-брос­ким назва­ни­ем. Завсе­гда­та­я­ми таких заве­де­ний ста­но­ви­лись лихие ков­бои, добыт­чи­ки-золо­то­ис­ка­те­ли, бан­ди­ты, гастро­ли­ру­ю­щие кар­точ­ные шуле­ра и про­сто мест­ные алко­го­ли­ки. В их гру­бо­ва­том слен­ге салун имел насмеш­ли­вые про­зви­ща: «водо­пой­ное коры­то» (watering trough), «кло­пов­ник» (bughouse), «хиба­ра» (shebang), «сто­лов­ка» (cantina) и «джин­ни­ца» (gin mill).

Texas Saloon-Cowboys at Tascosa judge roy bean-legends-of-america

Про­зви­ще «джин­ни­ца» идет несколь­ко враз­рез с рас­ти­ра­жи­ро­ван­ным кино­штам­пом о том, что в салу­нах Дико­го Запа­да посе­ти­те­ли хле­ста­ли исклю­чи­тель­но вис­ки. Дело в том, что в коло­ни­аль­ной Аме­ри­ке в салу­нах изна­чаль­но лиди­ро­ва­ли джин и ром, попав туда околь­ны­ми путя­ми через Евро­пу. Перед вой­ной за неза­ви­си­мо­сть потреб­ле­ние рома в аме­ри­кан­ских коло­ни­ях на душу насе­ле­ния состав­ля­ло боль­ше 13 лит­ров в год. С джи­ном дела обсто­я­ли и того хуже: в свя­зи с коро­лев­ски­ми огра­ни­че­ни­я­ми на импорт спирт­ных напит­ков в 1698 году, кустар­ное про­из­вод­ство джи­на в Англии за 40 лет выро­сло в деся­ть раз и пре­вы­си­ло даже про­из­вод­ство пива. Конеч­но, в каче­ствен­ном отно­ше­нии это были совсем не те напит­ки, кото­рые мы зна­ем тепе­рь.

бочки с ромомК при­ме­ру, весь изго­тав­ли­ва­е­мый ром был тяжё­лым или тём­ным, в отли­чие от евро­пей­ских напит­ков, очи­щен­ных двой­ной пере­гон­кой, а джин был слад­ко­ва­тым варе­вом сомни­тель­но­го каче­ства. Но это ком­пен­си­ро­ва­лось низ­кой ценой. Деше­вый ром был все­гда вос­тре­бо­ван ков­бо­я­ми ско­то­па­са­ми и про­чей рабо­чей бед­но­той. Кста­ти, назва­ние “ром” про­ис­хо­дит от сло­ва rumbullion, что на одном из диа­лек­тов англий­ско­го язы­ка озна­ча­ет «шум, гам, вол­не­ние». Весь­ма под­хо­дя­ще для салу­нов.

Джин, пол­но­стью обес­це­нен­ный мас­со­вым под­поль­ным про­из­вод­ством, ока­зал­ся дешев­ле любо­го спирт­но­го, что в ито­ге при­ве­ло к тоталь­но­му пьян­ству сре­ди низ­ших сло­ев насе­ле­ния Англии. Конеч­но же, отту­да джин пере­брал­ся в англий­ские коло­нии  на тер­ри­то­рии Дико­го Запа­да. Гораз­до поз­же высво­бо­див­ше­го­ся джи­на “загна­ли” в зна­ко­мые нам бутыл­ки.

джин в бутылках -dzin

Бла­го­да­ря эми­гран­там в Аме­ри­ку попал и зна­ме­ни­тый на весь мир напи­ток вис­ки. В XVII веке пере­гон­кой вис­ки в Новом све­те заня­лись пер­вые шот­ланд­ские пере­се­лен­цы. Но тут им при­шлось при­спо­саб­ли­вать­ся к новым усло­ви­ям. После рево­лю­ции в 1776 году новое аме­ри­кан­ское пра­ви­тель­ство поощ­ря­ло людей, осва­и­ва­ю­щих тер­ри­то­рии на Диком Запа­де, наде­ляя пере­се­лен­цев бес­плат­ной зем­лей под уро­жай куку­ру­зы. При отсут­ствии спро­са на нее, посе­лен­цы научи­лись про­из­во­дить алко­голь­ный напи­ток из куку­ру­зы. Что­бы он не казал­ся слад­ко­ва­тым на вкус, в сус­ло добав­ля­ли немно­го ржи. В резуль­та­те полу­чи­ли напи­ток, кото­рый с повы­ше­ни­ем каче­ства тех­но­ло­гии про­из­вод­ства стал наци­о­наль­ным досто­я­ни­ем Аме­ри­ки. Отсю­да и пошла тра­ди­ция двой­но­го напи­са­ния сло­ва «вис­ки». Вис­ки ирланд­ско­го или аме­ри­кан­ско­го про­ис­хож­де­ния пишут­ся whiskеy, а англий­ско­го — whisky.
Так как луч­ший вис­ки научи­лись делать в граф­стве Бур­бон (штат Кен­тук­ки) – аме­ри­кан­ский вис­ки стал наиме­но­вать­ся бур­бо­ном. Его основ­ное отли­чие от шот­ланд­ско­го вис­ки или скот­ча («scotch») заклю­ча­ет­ся в том, что бур­бон про­из­во­дит­ся из куку­ру­зы, а не из ячме­ня, и выдер­жи­ва­ет­ся в спе­ци­аль­но под­го­тов­лен­ных (обо­жжен­ных) боч­ках, где вис­ки при­об­ре­та­ет непо­вто­ри­мый аро­мат и вкус.

виски-архивное фото-whiskey

В салу­нах Дико­го Запа­да о купа­же и каче­стве в то вре­мя не подо­зре­ва­ли, наобо­рот, в них было при­ня­то нещад­но раз­бав­лять вис­ки, пода­ва­е­мый под­гу­ляв­шим завсе­гда­та­ям.  Соот­вет­ствен­но, для кре­по­сти в него добав­ля­ли ски­пи­дар, порох или перец. По доход­но­сти содер­жа­ние салу­на при­рав­ни­ва­лось к вла­де­нию ско­то­вод­че­ским ран­чо сред­них раз­ме­ров и сули­ло солид­ные бары­ши, осо­бен­но, если хозя­ин не брез­го­вал сомни­тель­ны­ми опе­ра­ци­я­ми, начи­ная от содер­жа­ния при­то­на и закан­чи­вая скуп­кой кра­ден­но­го.

Назва­ния ков­бой­ских напит­ков хоро­шо отра­жа­ют, как гру­бо­сть той эпо­хи, так и ядрё­ное содер­жи­мое ста­ка­нов: «Сок Таран­ту­ла», «Вис­ки 200 мет­ров» (в ори­ги­на­ле — «Forty-Rod», под­ра­зу­ме­ва­ет, что этот вис­ки такой креп­кий, что уби­ва­ет на рас­сто­я­нии писто­лет­но­го выстре­ла), «Крас­ный глаз», «Гро­бо­вой лак» («Coffin Varnish»).

стейк на кости--Вне сомне­ний такая выпив­ка тре­бо­ва­ла при­лич­ной закус­ки. Еда в ков­бой­ских салу­нах была непри­тя­за­тель­ная, но осно­ва­тель­ная. Пер­вое место, конеч­но же, зани­ма­ло мясо. Пор­ции были огром­ные. (Хотя, техас­кие стей­ки по-ков­бой­ски до сих пор сохра­ни­ли боль­шие раз­ме­ры). Если ков­бои во вре­мя пере­го­нов ско­та пита­лись, в основ­ном, прес­ны­ми гале­та­ми и говя­ди­ной, кото­рая им до смер­ти при­еда­лась, то салун мог «поба­ло­вать» их сви­ни­ной, бара­ни­ной или жаре­ной куроч­кой.

В каче­стве пер­во­го блю­да была похлёб­ка из говя­жьей тре­бу­хи (ана­лог совре­мен­но­го супа из говя­жье­го руб­ца).  На гар­нир, как пра­ви­ло, шли бобы или фасоль. Из-за повсе­мест­ной анти­са­ни­та­рии вся еда обиль­но при­прав­ля­лась крас­ным пер­цем чили. Вме­сто хле­ба на Диком Запа­де ели куку­руз­ные лепёш­ки из прес­но­го теста. Чай был дорог, гораз­до чаще ков­бои пили кофе.

Но кино­ве­стер­ны раз­ных стран созда­ли и под­дер­жи­ва­ют миф о пого­лов­ном рас­пи­ва­нии вис­ки в салу­нах. Боль­шин­ство кино­ге­ро­ев Дико­го Запа­да с поро­га тре­бо­ва­ли вис­ки, а пере­пив­шись, устра­и­ва­ли в салу­нах гран­ди­оз­ные поста­но­воч­ные дра­ки. Похо­же, из-за них неотъ­ем­ле­мым аксес­су­а­ром филь­мов-вестер­нов ста­ли маят­ни­ко­вые две­ри-рас­па­шон­ки, кото­рые из-за сво­ей фор­мы, напо­ми­на­ю­щей кры­лья лету­чей мыши, полу­чи­ли  про­зви­ще «batwing doors». Соб­ствен­но, в жиз­ни они не испол­ня­ли сво­е­го основ­но­го назна­че­ния – огра­ни­чи­вать доступ, из-за нена­доб­но­сти тако­во­го: питей­ные заве­де­ния боль­шин­ства салу­нов рабо­та­ли круг­ло­су­точ­но, не закры­ва­ясь.

Зато в ков­бой­ских филь­мах через две­ри «лету­чая мышь» с шиком вышвы­ри­ва­ли зарвав­ших­ся пья­ных бузо­те­ров или же с их помо­щью нагне­та­ли напря­жен­ное ожи­да­ние, пока­зы­вая под створ­ка­ми, не дохо­див­ши­ми до пола, толь­ко сапо­ги хэд­хан­те­ра или бан­ди­та, в осталь­ном скры­то­го от глаз посе­ти­те­лей салу­на.

двери салуна.-саспенсjpgMAN WHO SHOT LIBERTY VALANCE, THE batwing-doors

По мере про­дви­же­ния пере­се­лен­цев вглу­бь тер­ри­то­рии, рос­ло коли­че­ство горо­дов и салу­нов, рас­по­ло­жен­ных в них. Через пол­ве­ка насы­щен­но­сть ими была тако­ва, что толь­ко в одном Ливе­ну­ор­те в Кан­за­се их было боль­ше 150. Самым доход­ным напит­ком ста­но­ви­лось пиво, посколь­ку его про­из­вод­ство было нала­же­но при самих заве­де­ни­ях. Имен­но в салу­нах роди­лась зна­ме­ни­тая пря­мая уклад­ка бочон­ков кегов, кото­рая жива на неко­то­рых пиво­вар­нях до сих пор.
Кон­ку­рен­ция при­ве­ла к тому, что салу­ны из гряз­ных забе­га­ло­вок посте­пен­но пре­вра­ща­лись в места досу­га. Если рань­ше салун боль­ше похо­дил на сарай, укра­шен­ный оле­ньи­ми рога­ми и шку­рой рыси, то тепе­рь в них мож­но было видеть кар­ти­ны, рез­ную мебель, люст­ры (керо­си­но­вые) и даже ска­тер­ти на сто­лах. Попу­ляр­ный совет­ский вестерн «Чело­век с буль­ва­ра Капу­ци­нов» как раз отра­жа­ет этот самый пери­од в исто­рии салу­нов.

«Что за мане­ры, вхо­дить в зал после тре­тье­го выстре­ла?»
Фильм «Чело­век с буль­ва­ра Капу­ци­нов» отно­сит­ся к так назы­ва­е­мым «истер­нам» (от east — «восток»). Истер­ны отли­ча­лись от вестер­нов поли­ти­че­ским под­тек­стом. В част­но­сти, в упо­мя­ну­том совет­ском истер­не 1987-го года, повест­ву­ет­ся о «пере­вос­пи­та­нии» гру­бых и неоте­сан­ных жите­лей Дико­го Запа­да с помо­щью вели­ко­го искус­ства кино. Или, как его там назы­ва­ют – «сине­ма­то­гра­фа». Андрей Миро­нов–мистер Фёст, как Мес­сия при­бы­ва­ет в захо­лу­стье, дабы сеять «разум­ное, доб­рое, веч­ное».
В музы­каль­но-коме­дий­ной фор­ме режис­се­ру Алле Сури­ко­вой успеш­но уда­лось пере­дать зна­ко­мую зри­те­лям атмо­сфе­ру Дико­го Запа­да. Аме­ри­кан­ский горо­док Сан­та-Коро­ли­на, банк, апте­ка, пусты­ня… салун в сизых клу­бах табач­но­го дыма, с ков­бо­я­ми, стрель­бой и бес­ша­баш­ным пьян­ством.

 кадр из фильма Человек с бульвара капуцинов_ пьющий виски-человек с бульвара капуцинов

Поста­но­воч­ная дра­ка в салу­не, для кото­рой зака­зы­ва­ли спе­ци­аль­ную «без­опас­ную» мебель и посу­ду, надол­го запом­ни­лась мно­гим зри­те­лям. В кино­лен­те была не упу­ще­на и частая попут­чи­ца жан­ра — сен­ти­мен­таль­ная лири­ка.
Мож­но счи­тать, что для пере­стро­еч­но­го совет­ско­го кино это был инте­рес­ный и доволь­но экзо­ти­че­ский сет­тинг. Хотя, по пер­вым же кад­рам понят­но, отку­да Сури­ко­ва чер­па­ла свое вдох­но­ве­ние. Даже рабо­чее назва­ние кар­ти­ны «10 капель перед стрель­бой» вто­рит тема­ти­ке чехо­сло­вац­ко­го пер­во­ис­точ­ни­ка- музы­каль­ной коме­дии “Лимо­над­ный Джо”.

Что­бы мет­ко в муху бить, надо «Кола — Локу» пить!.

Лимонадный Джо Limonadovy Joe-

сцена из фильма Лимонадный Джо-драка в салуне

В коме­дий­ном кине­ма­то­гра­фе Чехо­сло­ва­кии вестерн появил­ся на пару десят­ков лет рань­ше. Прав­да, обра­зо­вал­ся он в виде суб­куль­ту­ры, так назы­ва­е­мо­го «крас­но­го вестер­на» (англ. Red Western) или «истер­на». Они — как мы уже гово­ри­ли — отли­ча­лись от «чистых» вестер­нов поли­ти­че­ским под­тек­стом. В  чехо­сло­вац­кой коме­дии рыца­рь-трез­вен­ник в белой шля­пе явля­ет­ся в оби­тель раз­вра­та и закли­на­ет мест­ных про­пойц-ков­бо­ев пить толь­ко элик­сир мет­ко­сти — лимо­над кола­ло­ка. Фильм едко паро­ди­ро­вал вестер­ны и осо­бен­но про­па­ган­ду рекла­мы кока-колы, как часть обра­за аме­ри­кан­ской жиз­ни. Во избе­жа­ние меж­ду­на­род­но­го скан­да­ла и судеб­ных исков от ком­па­нии «Кока-кола», назва­ние напит­ка зашиф­ро­ва­ли на подо­бии ана­грам­мы. Но для боль­шин­ства совет­ских зри­те­лей сати­ра на аме­ри­кан­ские нра­вы была мало­по­нят­на из-за сла­бо­го зна­ком­ства насе­ле­ния СССР с аме­ри­кан­ским брен­дом пище­про­ма. По при­чи­не незна­ния аме­ри­кан­ской куль­ту­ры, еще менее веро­ят­но, что в обра­зе глав­но­го героя зри­те­ли узна­ли паро­дию на зна­ко­вый образ Аме­ри­ки – герой­ско­го Супер­ме­на. (Джо, как и этот герой комик­сов, отлич­но стре­ля­ет, умет летать и обла­да­ет даром обна­ру­жи­вать людей, кото­рым нуж­на помо­щь). Дума­ем, что мало кто из зри­те­лей оце­нил тру­до­ем­кое рас­кра­ши­ва­ние кино­лен­ты вруч­ную, кото­рое цве­том пере­да­ва­ло душев­ное состо­я­ния героя на про­тя­же­нии все­го филь­ма. Тем не менее, музы­каль­ная коме­дия име­ла огром­ный успех, кото­рый реани­ми­ро­ва­ла Сури­ко­ва.

постер_sukiyaki-vestern-dzhangoСпу­стя еще несколь­ко десят­ков лет, ста­ли появ­лять­ся вовсе дико­вин­ные при­ме­ры вестер­нов, исполь­зу­ю­щих эле­мен­ты ужа­сов и фан­та­сти­ки, как фильм 2011-го года «Ков­бои про­тив при­шель­цев». Вестер­ны экзо­ти­че­ско­го про­ис­хож­де­ния, напри­мер, япон­ская коме­дия «Оду­ван­чик» (ори­ги­наль­ное назва­ние «Tampopo») кон­ца 1985 года, — ухо­ди­ли в еще более сума­сброд­ный аван­гард, вро­де кок­тей­ля из вестер­на, ази­ат­ско­го бое­ви­ка и паро­дий, как в филь­ме «Суки­я­ки вестерн Джан­го» япон­ско­го режис­се­ра-аван­гар­ди­ста Така­си Мии­ке.

Такие пост­мо­дер­но­вые рабо­ты лишь частич­но сохра­ня­ли фун­да­мен­таль­ные эле­мен­ты вестер­нов и про­сто забав­ля­лись реми­нес­цен­ци­я­ми. Так, назва­ние упо­мя­ну­то­го филь­ма Мии­ке, явно отсы­ла­ет к спа­гет­ти-вестер­ну ита­льян­ско­го режис­се­ра Сер­джо Кор­буч­чи «Джан­го» (1966). Как и упо­ми­на­ние в назва­нии тра­ди­ци­он­но­го япон­ско­го блю­да «Sukiyaki», состо­я­ще­го из говя­жье­го мяса и ово­щей, гото­вя­щих­ся в метал­ли­че­ском котел­ке на огне. Но, в целом, эво­лю­ция жан­ра ста­ла боль­ше похо­дить на его кон­чи­ну.

В этой пара­док­саль­ной пара­диг­ме мож­но усмот­реть некую ана­ло­гию с зака­том эпо­хи салу­нов и самой эры Дико­го Запа­да. По мере урба­ни­за­ции запад­ных шта­тов США, пло­ща­дь тер­ри­то­рий с харак­тер­ным жиз­нен­ным укла­дом быст­ро сокра­ща­лась. Необ­хо­ди­мо­сть ков­бо­ев исче­за­ла. При­мер­но к 1890 году Дикий Запад окон­ча­тель­но пере­стал суще­ство­вать как куль­тур­ное явле­ние, остав­шись толь­ко в вос­по­ми­на­ни­ях, фото­гра­фи­ях, фольк­ло­ре, да на экра­нах кино­те­ат­ров.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *