ИСТОРИЯ О ПРЕКРАСНОЙ ЛИМОНАДНИЦЕ И ЕЕ НЕКРАСИВОМ МУЖЕ

прекрасная лимонадница-La Belle Limonadière

Исто­рия о париж­ской про­дав­щи­це лимо­на­да, жив­шей в XVII веке, напо­ми­на­ет сказ­ку о кра­са­ви­це и чудо­ви­ще, а ещё — антич­ный миф о ста­туе девуш­ки, кото­рая была настоль­ко совер­шен­ной, что по прось­бе скуль­пто­ра боги­ня Афро­ди­та согла­си­лась ожи­вить создан­ный им образ. По край­ней мере, в вос­по­ми­на­ни­ях ее совре­мен­ни­ков фран­цу­жен­ка име­ну­ет­ся не ина­че, как “La Belle Limonadière” — Пре­крас­ная Лимо­над­ни­ца.

Впер­вые рецепт лимо­на­да появил­ся на стра­ни­цах кули­нар­ной кни­ги «Le Cuisinier François», издан­ной зна­ме­ни­тым фран­цуз­ским шеф-пова­ром Фран­с­уа Пье­ром де Ла Варе­ном в 1651 году. Но потре­бо­ва­лось еще чет­верть века, что­бы  этот без­ал­ко­голь­ный напи­ток на осно­ве лимо­на достиг пика сво­ей попу­ляр­но­сти в Пари­же. К это­му вре­ме­ни раз­нос­чи­ки лимо­на­да из ком­па­нии «Compagnie de Limonadiers» ста­ли неотъ­ем­ле­мой частью лет­них париж­ских улиц. В жару они раз­но­си­ли осве­жа­ю­щий напи­ток, нали­вая его в чаш­ки из емко­стей, вися­щих у них на спине.

французский продавец лимонадапродавцы лимонада

Неко­то­рые источ­ни­ки утвер­жда­ют, что мода на лимо­над при­шла в Париж из Рима, и что поспо­соб­ство­вал это­му сам кар­ди­нал Маза­ри­ни (1602 —1661). Яко­бы он сра­зу оце­нил, — как сей­час бы ска­за­ли — «инве­сти­ци­он­ную при­вле­ка­тель­ность» това­ра и при­гла­сил в Париж тор­гов­цев лимо­на­дом. (При этом, пред­при­им­чи­вый кар­ди­нал даже не пред­став­лял себе, что тем самым впо­след­ствии спа­сет огром­ное коли­че­ство жиз­ней пари­жан от эпи­де­мии бубон­ной чумы). Если Рим спас­ли леген­дар­ные гуси, то Париж 1668 года — обыч­ные пло­ды лимо­нов.

Более подроб­но об этом слу­чае мож­но про­чи­тать в кни­ге исто­ри­ка Тома Нило­на (Nealon Tom) «Бит­вы за еду и вой­ны куль­тур: Тай­ные дви­га­те­ли исто­рии».

С момен­та появ­ле­ния рецепт лимо­на­да прак­ти­че­ски не изме­нял­ся. Без­ал­ко­голь­ный тони­зи­ру­ю­щий напи­ток гото­ви­ли из воды и лимон­но­го сока, либо лимон­ной настой­ки, добав­ляя туда сахар. Ита­льян­цы еще гото­ви­ли густой «aigre de cedre», пред­став­ля­ю­щий собой смесь лимон­но­го сока, мяко­ти, цед­ры, саха­ра и воды. Для раз­но­об­ра­зия вку­са неко­то­рые тор­гов­цы добав­ля­ли в напи­ток настой­ки из трав и фрук­тов.

The Lemonade Seller 1770_Lorenzo Tiepolo

Кро­ме улич­ных тор­гов­цев, в Пари­же появи­лись заве­де­ния, где пода­ва­ли моро­же­ное, кофе и лимо­над. Боль­шин­ство из них были схо­жи­ми меж­ду собой и пред­став­ля­ли про­об­ра­зы пер­вых кафе­те­ри­ев. Но одно кафе силь­но выде­ля­лось и поль­зо­ва­лось осо­бой попу­ляр­но­стью у пари­жан и гостей сто­ли­цы. Это было заве­де­ние мсье и мадам Ромен, рас­по­ло­жен­ное в гале­ре­ях Двор­ца Коро­лей  (Palais Royal).

дворцовый комплекс пале рояль

Сот­ни неболь­ших бути­ков, сало­нов, игро­вых клу­бов и кафе ока­за­лись на двор­цо­вой тер­ри­то­рии после гран­ди­оз­ных изме­не­ний в 1780 году. Потра­тив неве­ро­ят­ное коли­че­ство средств, его послед­ний вла­де­лец гер­цог Шар­тр­ский (Орле­ан­ский) пре­вра­тил двор­цо­вый ансамбль Пале-Роя­ля в доступ­ный тор­го­во-раз­вле­ка­тель­ный центр париж­ской сто­ли­цы. Имен­но тогда, выхо­дя­щий в парк фасад стро­е­ния раз­де­ли­ли коринф­ски­ми колон­на­ми, обра­зо­вав тем самым по пери­мет­ру сада 180 гале­рей, пер­вые эта­жи кото­рых сда­ва­лись в арен­ду париж­ским ком­мер­сан­там.

архитектурный ансамбль пале рояль

В кафе мадам Ромен посе­ти­те­лей при­вле­ка­ло не жела­ние про­ве­сти там досуг, а вос­тор­жен­ные отзы­вы о непре­взой­ден­ной кра­со­те хозяй­ки. За гла­за ее назы­ва­ли не ина­че, как Пре­крас­ная Лимо­над­ни­ца (La Belle Limonadière).

La Belle LimonadièreК сожа­ле­нию, ее порт­рет не сохра­нил­ся. Но фран­цуз­ский исто­рик и жур­на­лист Луи-Мари Прю­домм так опи­сы­вал  кра­са­ви­цу в сво­их замет­ках 1814-го года:

«Цвет ее лица, как париж­ский мра­мор, а чер­ные гла­за и воло­сы пора­жа­ют кон­тра­стом.   Есте­ствен­ный отте­нок щек по-цве­точ­но­му свеж и так нежен, что кажет­ся про­из­ве­де­ни­ем  искус­ства маги­че­ский свет глаз и тон­кая талия —  допол­ня­ли образ пол­ный бла­го­да­ти».  По его убеж­де­нию, это была «одна из самых кра­си­вей­ших жен­щин Пари­жа..”. 

Сре­ди поклон­ни­ков кра­со­ты мадам Ромен ока­зал­ся фран­цуз­ский писа­тель Оно­ре де Баль­зак. В неко­то­рых бла­го­род­ных геро­и­нях его рома­нов мож­но узнать чер­ты пре­крас­ной про­дав­щи­цы лимо­на­да. Ходи­ли слу­хи, что шот­ланд­ский писа­тель Валь­тер Скотт, после посе­ще­ний ее кафе, безум­но влю­бил­ся в кра­со­ту Ла-Бель-Лимо­на­дье. И это было не уди­ви­тель­но. Мадам Ромен была пре­крас­на не толь­ко лицом и фигу­рой, она все­гда вели­ко­леп­но выгля­де­ла внешне: при­чес­ки ей делал самый мод­ный парик­ма­хер, а наря­ды вызы­ва­ли зависть даже у дам коро­лев­ско­го дво­ра.

Но вот чему все посе­ти­те­ли искренне удив­ля­лись — так это ее выбо­ру мужа. У рос­кош­ной кра­са­ви­цы супруг был невзрач­ным, сухо­ща­вым и, к тому же одно­ру­ким. Мало кто пред­став­лял, как этот муж­чи­на бого­тво­рил и пре­воз­но­сил свою жену. Ресто­ра­тор и вла­де­лец несколь­ких париж­ских заве­де­ний обще­пи­та, ради нее пре­вра­тил обыч­ное кафе, где пода­ва­ли лимо­над, кофе и моро­же­ное, в насто­я­щий дво­рец из «Ска­зок араб­ской ночи». Сте­ны и сто­лы он сде­лал из поли­ро­ван­но­го мра­мо­ра. Укра­сил их доро­ги­ми кар­ти­на­ми и десят­ка­ми боль­ших зер­кал — в них мно­жи­лись колон­ны инте­рье­ра залов. (Соб­ствен­но поэто­му заве­де­ние полу­чи­ло назва­ние “Кафе тыся­чи колонн”). Вме­сто обыч­но­го сту­ла за бар­ной стой­кой мсье Ромен уста­но­вил для супру­ги насто­я­щий коро­лев­ский трон, кото­рый выку­пил на аук­ци­оне. (Трон при­над­ле­жал млад­ше­му бра­ту Напо­лео­на, когда он был коро­лем Вест­фа­лии в пери­од с 1807 по 1813 год).

Муж поста­вил трон в цен­тре зала, что­бы сидя на нем La Belle Limonadiere цар­ствен­но воз­вы­ша­лась над все­ми. Вели­че­ствен­но­сти ей добав­ля­ло бар­хат­ное пла­тье и дра­го­цен­ные кам­ни укра­ше­ний.

карикатура Томас Роулендсон - La Belle Limonaudiere в кафе-де-Милле-Колоннес, Пале-Рояль, Париж (1814)

Тол­пы посе­ти­те­лей, наслы­шан­ных о кра­со­те вла­де­ли­цы, были так вели­ки, что в по вече­рам окрест­но­стях кафе вла­сти выстав­ля­ли охра­ну для под­дер­жа­ния поряд­ка. Но внут­ри кафе была совсем иная обста­нов­ка. Один из его посе­ти­те­лей, по име­ни Джеймс Симп­сон, оста­вил в 1815 году сле­ду­ю­щее опи­са­ние:

В заве­де­нии Ла Бель… хра­ни­лась атмо­сфе­ра какой-то вели­че­ствен­но­сти; впе­чат­ля­ло и тор­же­ствен­ное отно­ше­ние к хозяй­ке, сидя­щей на сво­ем троне. Нико­му из чле­нов раз­но­шерст­ных ком­па­ний в голо­ву не при­хо­ди­ло обра­тить­ся к ней без пред­ва­ри­тель­ной пре­зен­та­ции, так же как невоз­мож­но было пред­ста­вить что кто-то из посе­ти­те­лей зака­жет лимо­над или кофе “ее вели­че­ству”… Сэр Уол­тер Скотт, с кото­рым мы сиде­ли по пра­вую руку от «пре­сто­ла» и ели моро­же­ное, под­ме­тил, что мы слов­но нахо­дим­ся вбли­зи при­мы фран­цуз­ской сце­ны, мно­го­крат­но свер­ка­ю­щей брил­ли­ан­та­ми в зер­ка­лах, в окру­же­нии цве­точ­ных буке­тов,  бока­лов и чаш с фрук­та­ми.

Кафе "Тысяча колонн"_мадам Ромен

В Пари­же сплет­ни­ча­ли, что сам Напо­ле­он покро­ви­тель­ство­вал хозяй­ке “Кафе тыся­ча колонн”. Прав­да, мало кто знал, что импе­ра­тор при этом пре­сле­до­вал корыст­ные цели. Кафе «мадам Ромен» нахо­ди­лось рядом с Cafe de Foy, кото­рое облю­бо­ва­ли роя­ли­сты, недо­воль­ные поли­ти­кой Напо­лео­на.  Но, при­вле­чен­ные кра­со­той Ла Бель.., они частень­ко появ­ля­лись и в ее заве­де­нии. Ковар­ный импе­ра­тор засы­лал сюда шпи­о­нов. Воз­мож­но поэто­му и остал­ся невре­дим после взры­ва бом­бы в канун Рож­де­ства 1800 года: заго­вор­щи­ки обсуж­да­ли дета­ли поку­ше­ния на его жизнь, обе­дая в кафе у мадам Ромен.

Прекрасная лимонадница на троне

Кафе Тыся­чи Колонн” про­дол­жа­ло рабо­тать и после пора­же­ния Напо­лео­на в бит­ве при Ватер­лоо. За мра­мор­ны­ми сто­ли­ка­ми кафе все так же соби­ра­лись ком­па­нии офи­це­ров, гусар и заез­жих зевак, при­хо­див­шие сюда погла­зеть на зна­ме­ни­тую париж­скую “буфет­чи­цу”. В свои 34 года она оста­ва­лась такой же кра­са­ви­цей, как и была. Но в 1824 году попу­ляр­ное “Café des Milles Colonnes” вне­зап­но закры­лось. Это слу­чи­лось из-за смер­ти мсье Роме­на в резуль­та­те его паде­ния с лоша­ди. Он умер от полу­чен­ных травм, а опе­ча­лен­ная La Belle Limonadière не захо­те­ла без него откры­вать две­ри кафе. Два года вдо­ва горе­ва­ла, а потом остриг­ла свои пре­крас­ные воло­сы и ушла в мона­стырь, где про­жи­ла весь оста­ток жиз­ни в каче­стве мона­хи­ни.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *