«ДРУГОЕ КИНО» КИТАЯ

shanghai_film_museum_hqroom_ru_1

Китайское кино — сложный организм отдельных, но функционирующих в единой системе органов:  КНР, Тайвань, Сянган, а также частично Сингапур и даже США, где существует крупная колония китайских эмигрантов, в том числе кинематографистов. Хотя, вплоть до 90-х годов, официальным Пекином поддерживалось мнение о том, что существует единый китайский кинематограф: по причине давних этнических  противоречий  “другое китайское кино” не афишировалось. Речь идет о кинематографе Тайваня.

Исто­рия тай­вань­ско­го кино насчи­ты­ва­ет более ста лет и отра­жа­ет мно­го­ве­ко­вую исто­рию куль­ту­ры, наря­ду с  коло­ни­за­ци­ей ост­ро­ва Япо­ни­ей и Кита­ем. В целом, кино на Тай­ва­не до 1949 года, пре­иму­ще­ствен­но оста­ва­лось лишь фор­мой про­ка­та филь­мов, импор­ти­ро­ван­ных с кон­ти­нен­та, из Сян­га­на и запад­ных стран. Но в пери­од 60–80-тых годов, вме­сте с эко­но­ми­че­ским раз­ви­ти­ем Тай­ва­ня, начал рас­цве­тать «ост­ров­ной» кине­ма­то­граф, режис­се­ры кото­ро­го  отыс­ки­ва­ли свои пути на дру­гие кон­ти­нен­ты.

Director Ang Lee_The 63rd Annual Golden Globe Awards Наря­ду с появ­ле­ни­ем на меж­ду­на­род­ной аре­не фено­ме­на китай­ско­го кино, ярки­ми пред­ста­ви­те­ля­ми кото­ро­го явля­лись режис­се­ры Чэнь Кай-гэ и Чжан И-моу, обра­зо­ва­лось и новое поко­ле­ние тай­вань­ских режис­се­ров, с совре­мен­ны­ми взгля­да­ми на жиз­нь и обще­ство. К таким масте­рам кино­ис­кус­ства отно­сит­ся и тай­вань­ский режис­сер Энг Ли (1954), на сего­дня, собрав­ший на меж­ду­на­род­ных фести­ва­лях впе­чат­ля­ю­щую кол­лек­цию наград.

Окон­чив Наци­о­наль­ный Тай­вань­ский кол­ле­дж искус­ств, Энг Ли сра­зу пере­би­ра­ет­ся в США, где про­дол­жа­ет свое обу­че­ние в нью-йорк­ском уни­вер­си­те­те по спе­ци­аль­но­сти «кино­про­из­вод­ство», и в послед­ствии ста­но­вить­ся про­дю­се­ром и режис­се­ром с миро­вым име­нем.

Гол­ли­вуд­ский пери­од его твор­че­ства начал­ся в 1995 году, когда в про­кат вышла мело­дра­ма «Разум и чув­ства».

razum-i-chuvstva-1995-eng-li

Глав­ные роли испол­ни­ли Эмма Томп­сон и Кейт Уинслет. Кар­ти­на по рома­ну Джейн Остин при­несла коман­де созда­те­лей сра­зу три «Оска­ра»: за луч­ший сце­на­рий, за луч­шую адап­та­цию худо­же­ствен­но­го про­из­ве­де­ния и за луч­шую жен­скую роль (Эмма Томп­сон). Высо­кие оцен­ки кри­ти­ков и при­зы на раз­лич­ных кино­фе­сти­ва­лях полу­ча­ют и его сле­ду­ю­щие рабо­ты «Ледя­ной ветер» (1997) и «Пого­ня с Дья­во­лом» (1999).

крадущийся тигр_постерВ 2000 году на экра­ны кино­те­ат­ров выхо­дит самая успеш­ная рабо­та режис­се­ра, — исто­ри­че­ская дра­ма «Кра­ду­щий­ся тигр, зата­ив­ший­ся дра­кон», в кото­рой режис­сер объ­еди­нил тро­га­тель­ную исто­рию люб­ви с искон­но восточ­ной фило­со­фи­ей. Тех­ни­че­ское испол­не­ние было тоже на высо­те: зри­те­лям каза­лось, что в этом сен­са­ци­он­ном эпо­се вооб­ще не дей­ству­ет закон зем­но­го при­тя­же­ния.

В резуль­та­те, Энг Ли заста­вил мил­ли­о­ны граж­дан США, зата­ив дыха­ние, смот­реть двух­ча­со­вой фильм на ман­да­рин­ском наре­чии с англий­ски­ми суб­тит­ра­ми.

Фильм был номи­ни­ро­ван в 2001 году на пре­мию “Оскар” по 10 пунк­там (вклю­чая основ­ные) и удо­сто­ен­ный в резуль­та­те четы­рех наград (вклю­чая ста­ту­эт­ку за луч­ший фильм на ино­стран­ном язы­ке).

Через деся­ть лет тай­вань­ский режис­сер так же зача­ро­вал зри­те­лей всех стран маги­че­ским реа­лиз­мом кра­соч­ной, при­клю­чен­че­ской дра­мы «Жиз­нь Пи», кото­рую   Аме­ри­кан­ская кино­ака­де­мия  отме­ти­ла 11-тью номи­на­ци­я­ми на пре­мию «Оскар», вклю­чая – «за луч­ший фильм года».

Со вре­ме­нем, за блес­ком гол­ли­вуд­ских успе­хов, неза­слу­жен­но под­за­бы­ты­ми оста­лись ран­ние кино­лен­ты Энга Ли.  Рабо­ты моло­до­го тай­вань­ско­го режис­се­ра изна­чаль­но выде­ля­лись образ­но­стью язы­ка и пси­хо­ло­гич­но­стью. Все они были, так или ина­че, о семей­ных цен­но­стях, преж­де все­го о про­бле­ме отцов и детей.

AngLee

На его ран­нее твор­че­ство несо­мнен­ное вли­я­ние ока­зал гений япон­ско­го кино Ясуд­зи­ро Одзу, кото­рый чер­пал сюже­ты сво­их филь­мов из повсе­днев­ной жиз­ни япон­ской семьи в эпо­ху после­во­ен­ной транс­фор­ма­ции тра­ди­ци­он­но­го обще­ства. Твор­че­ство это­го режис­се­ра ино­гда срав­ни­ва­ют с твор­че­ством А. П. Чехо­ва и Джейн Остин, но кар­ти­на мира и спо­соб её пред­став­ле­ния на экра­не у Одзу завя­за­ны на спе­ци­фи­че­ские куль­тур­ные тра­ди­ции.

PushandsСхо­жий под­ход к ана­ли­зу обост­рив­ших­ся соци­аль­ных про­блем и раз­ру­ше­нию веко­вых тра­ди­ций Энг Ли про­де­мон­стри­ро­вал в сво­ем пол­но­мет­раж­ном дебю­те — «Тол­ка­ю­щие руки»(1992), исто­рии о пожи­лом инструк­то­ре бое­во­го искус­ства тай-чи, кото­рый эми­гри­ру­ет в Аме­ри­ку, что­бы жить в при­го­ро­де Нью-Йор­ка, с семьей сына.

Там, в чуж­дой для него обста­нов­ке, он стал­ки­ва­ет­ся с раз­ли­чи­я­ми меж­ду ним и его сыном. Роль отца сыг­рал Сихунг Лунг, звез­да тай­вань­ско­го кине­ма­то­гра­фа, кото­рый на ряду с дру­ги­ми акте­ра­ми, на дол­гое вре­мя ста­нет участ­ни­ком посто­ян­но­го актер­ско­го ансам­бля, вопло­ща­ю­ще­го идеи Энга Ли.

Сле­ду­ю­щая кино­лен­та Энга Ли, под назва­ни­ем «Сва­деб­ный бан­кет», про­из­ве­ла фурор на меж­ду­на­род­ном Бер­лин­ском кино­фе­сти­ва­ле, выиг­рав в 1993 году «Золо­то­го Мед­ве­дя», и была номи­ни­ро­ва­на на «Оскар».

С виду фильм пред­став­ля­ет гибрид таких про­из­ве­де­ний, как «Холо­стяк» с Басте­ром Кито­ном и «Сва­дьба» Робер­та Олт­ме­на. Но внеш­ней эффект­но­стью режис­сер лишь под­чер­ки­ва­ет внут­рен­ний кон­фликт китай­ских тра­ди­ций и совре­мен­но­го аме­ри­кан­ско­го обра­за жиз­ни, и даже наро­чи­то услож­ня­ет сюжет нетра­ди­ци­он­ной ори­ен­та­ци­ей глав­но­го героя.

постер фильма2Если в этих двух филь­мах режис­сер демон­стри­ро­вал непри­ми­ри­мо­сть про­ти­во­ре­чий меж­ду тра­ди­ци­я­ми Китая и совре­мен­ной куль­ту­рой США, а так же попыт­ки их пре­одо­леть, то завер­шая три­ло­гию, кото­рую кри­ти­ки окре­сти­ли «Отец зна­ет луч­ше» — в кар­ти­не «Есть, пить, муж­чи­на, жен­щи­на» - Энг Ли идет гораз­до даль­ше.

Здесь мы уже не видим осо­бых про­ти­во­ре­чий, вызван­ных боль­шим вли­я­ни­ем запад­ной куль­ту­ры на моло­дое поко­ле­ние: китай­цы впол­не успеш­но инте­гри­ро­ва­лись в совре­мен­ный аме­ри­кан­ский мега­по­лис, состав­ляя его неотъ­ем­ле­мую часть.

Кар­ти­на «Есть, пить, муж­чи­на, жен­щи­на» — это мно­го­фи­гур­ная исто­рия тай­вань­ской семьи, в кото­рой про­яв­ля­ют­ся и чехов­ские, и в каком-то смысле, — шекс­пи­ров­ские моти­вы. Дей­ствие кар­ти­ны про­ис­хо­дит в тай­вань­ской сто­ли­це Китая – Тай­б­эе, где небо­скре­бы, мега­мар­ке­ты, авиа­ком­па­нии и фаст­фуд ужи­ва­ют­ся с наци­о­наль­ны­ми арха­и­че­ски­ми тра­ди­ци­я­ми. Тем самым, кос­мо­по­лит и эру­дит Энг Ли поме­ща­ет фабу­лу чехов­ской пье­сы о трех сест­рах из про­вин­ции в совре­мен­ный мега­по­лис. Так же, как и у Чехо­ва, мир­ный быт в этом филь­ме ста­вить­ся режис­се­ром выше «собы­тий», пото­му что в нем живет поэ­зия жиз­ни.

По сюже­ту, три сест­ры пыта­ют­ся устро­ить соб­ствен­ные жиз­ни, не слиш­ком обра­щая вни­ма­ние на то, что про­ис­хо­дит с отцом. Гла­ва семей­ства, роль кото­ро­го испол­ня­ет уже извест­ный нам актер Сихунг Лунг — вдо­вец и шеф-повар огром­но­го ресто­ра­на, сдер­жан­ный и погру­жён­ный в себя. Основ­ным инстру­мен­том ком­му­ни­ка­ции с тре­мя дочерь­ми для  него явля­ет­ся еда.

кадр фильма_«Есть, пить, мужчина, женщина»

Вос­крес­ные семей­ные обе­ды, для кото­рых мастер Чу гото­вит изощ­рён­ные наци­о­наль­ные блю­да в избы­точ­ном коли­че­стве, ста­но­вят­ся сво­е­го рода водо­раз­де­ла­ми, раз­би­ва­ю­щи­ми фильм на гла­вы. В послед­ней из них, дав­но овдо­вев­ший папа, неожи­дан­но для всех женит­ся на подруж­ке доче­рей.
Изящ­но сме­ши­вая сен­ти­мен­таль­ное и смеш­ное, Ли созда­ёт тро­га­тель­ный порт­рет семьи, обрам­ляя его дотош­ным иссле­до­ва­ни­ем тай­вань­ской кух­ни.

Для того что бы убе­дить­ся в гастро­но­ми­че­ском визи­о­нер­стве режис­се­ра, доста­точ­но посмот­реть все­го лишь пять началь­ных, живо­пис­ных минут филь­ма:

Если бы суще­ство­ва­ли награ­ды за луч­шие кули­нар­ные филь­мы всех вре­мен, то «Есть, пить, муж­чи­на, жен­щи­на» непре­мен­но стал бы одним из номи­нан­тов. Тра­ди­ци­он­ная пища, кото­рую гото­вит повар на про­тя­же­нии все­го филь­ма, явля­ет­ся чрез­вы­чай­но фото­ге­нич­ной. Гур­ман­ство и талант китай­ско­го режис­се­ра дела­ют фильм по-фла­манд­ски неза­бы­ва­е­мым аппе­тит­ным пир­ше­ством для глаз.
Бес­спор­но, фильм может похва­стать­ся слож­ней­шим при­го­тов­ле­ни­ем пищи и при­тя­га­тель­ны­ми блю­да­ми, какие мож­но срав­нить раз­ве что с кули­нар­ны­ми шедев­ра­ми оска­ро­нос­но­го дат­ско­го филь­ма — «Пир Бабет­ты».
В обо­их слу­ча­ях, еда порой выгля­дит более сек­су­аль­но и инте­рес­нее, чем сюжет или пер­со­на­жи.

shanghai_film_museum_hqroom_ru_8Нет сомне­ний, что в заслу­гу Энгу Ли сле­ду­ет поста­вить тот факт, что он был одним из режис­се­ров, раз­вер­нув­ших Гол­ли­вуд в сто­ро­ну ази­ат­ской куль­ту­ры. Он пока­зал себя спо­соб­ным с оди­на­ко­вой тон­ко­стью и точ­но­стью пере­но­сить на экран про­из­ве­де­ния вик­то­ри­ан­ской лите­ра­ту­ры («Разум и чув­ства»), вос­про­из­во­дить кар­ти­ны из жиз­ни про­вин­ци­аль­ной Аме­ри­ки («Ледя­ной ветер», «Пого­ня с дья­во­лом») и, в то же вре­мя, адап­ти­ро­вать наци­о­наль­ную куль­ту­ру к тре­бо­ва­ни­ям запад­ной пуб­ли­ки.
Его рабо­ты, так или ина­че, отра­жа­ют те пере­ме­ны, кото­рые про­ис­хо­дят в обще­стве на гло­баль­ных уров­нях. А Энг Ли, меж тем, ухит­ря­ет­ся соблю­дать гар­мо­нию меж­ду разу­мом и чув­ства­ми, демон­стри­руя уди­ви­тель­ное вла­де­ние про­фес­си­ей и новым мате­ри­а­лом.

В интер­не­те  мож­но озна­ко­мить­ся и с ремей­ком кино­лен­ты Энга Ли, появив­шем­ся в 2001 году под назва­ни­ем «Чере­па­хо­вый суп» (Tortilla soup)Хотя ремейк, сня­тый испан­кой Мари­ей Риполл, повто­рял фабу­лу китай­ско­го ори­ги­на­ла, – он полу­чил­ся пол­но­стью аме­ри­кан­ским: про­ект финан­си­ро­ва­ла круп­ная аме­ри­кан­ская кино­сту­дия и все роли испол­ни­ли аме­ри­кан­ские акте­ры. Пат­ри­ар­ха, отца трех доче­рей сыг­рал извест­ный актер Гек­тор Эли­зон­до. Кух­ня в филь­ме-ремей­ке по-преж­не­му оста­лась экзо­ти­че­ской, но так же поме­ня­ла про­ис­хож­де­ние: заме­ча­тель­ный шеф-повар стал спе­ци­а­ли­стом по мек­си­кан­ской кух­не.

Кста­ти, по утвер­жде­нию неко­то­рых фэн­дом­ских кули­нар­ных бло­гов, в филь­ме «Ешь, пей, муж­чи­на, жен­щи­на» исполь­зо­ва­но более ста рецеп­тов. И мно­гие из них мож­но при­ме­нить на кух­не без пред­ва­ри­тель­ной кули­нар­ной под­го­тов­ки. Вот, к при­ме­ру, рецепт мол­люс­ков по-тай­вань­ски, кото­рый дока­зы­ва­ет, что изыс­кан­ная кух­ня — не обя­за­тель­но слож­ная. Глав­ное — най­ти ази­ат­ские соусы.

молюски по тайваньски

  • 400 г раку­шек (про­ще все­го — мидии)
  • 3 ст.л. устрич­но­го соуса
  • 3 ст.л. сое­во­го соуса
  • 100 мл бело­го сухо­го вина
  • 2 све­жих чили
  • 1 ст.л. саха­ра

Мол­люс­ки про­мыть и, если необ­хо­ди­мо, почи­стить. Поло­жить в разо­гре­тую ско­во­ро­ду. Влить вино и дове­сти до почти кипе­ния, уба­вить огонь. Доба­вить сое­вый соус, устрич­ный, сле­дом за ним — саха­ра. Пере­ме­шать. Чили раз­ре­зать и уда­лить семе­на, наре­зать солом­кой, доба­вить к ракуш­кам. Гото­вить око­ло 10 минут, под закры­той крыш­кой, пери­о­ди­че­ски поме­ши­вая, пока ракуш­ки не откро­ют­ся. Пода­вать, посы­пав перья­ми зеле­но­го лука. (Взя­то с бло­га кол­ле­ги-еди­но­мыш­лен­ни­ка  http://bit.ua/2013/05/kak-v-kyno-zakusky/)

Еще одним «демо­кра­тич­ным» рецеп­том явля­ет­ся рецепт Кури­ных кры­лы­шек San Bei Ji

куриные крылышки San Bei Ji 750 х 499Ингре­ди­ен­ты:

  • 0.5 кг кури­ных кры­лы­шек
  • 2 ст. лож­ки кун­жут­но­го мас­ла
  • Корень имби­ря, при­мер­но 3 см в дли­ну, наре­зан­ный тон­ки­ми коль­ца­ми
  • 2 зуб­чи­ка чес­но­ка, тон­ко наре­зан­но­го
  • ¼ ста­ка­на рисо­во­го вина (шаосин)
  • 2 ст. лож­ки тем­но­го сое­во­го соуса
  • 2 ч. лож­ки обыч­но­го сое­во­го соуса
  • Веточ­ки зеле­но­го бази­ли­ка

На кун­жут­ном мас­ле обжа­рить имби­рь и чес­нок. Доба­вить кури­ные кры­лыш­ки (в один слой) и обжа­рить до золо­ти­сто­го цве­та со всех сто­рон. Сме­шать вино и сое­вый соус (тем­ный и обыч­ный) и доба­вить к кры­лыш­кам. Закрыть сотей­ник крыш­кой и тушить на малом огне око­ло 10–15 мин. до готов­но­сти. Уве­ли­чить огонь и когда соус нач­нет густеть, доба­вить веточ­ки бази­ли­ка и быст­ро обжа­рить.

Сто­ит заме­тить, что в адап­ти­ро­ван­ных к евро­пей­ской кух­не рецеп­тах, ред­кое рисо­вое вино шаосин заме­ня­ют на крас­ное вино, херес и т. п., руко­вод­ству­ясь соб­ствен­ным опы­том и вку­сом.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *