Грибы в творчестве музыкантов-авангардистов

грибы и современный музыкальный авангард

С лечебными, питательными и вкусовыми качествами грибов человечество знакомо с незапамятных лет. Но у некоторых категорий людей грибы вызывают не только потребительский интерес. Ученых привлекают феноменальные свойства грибов, а философов и представителей творческих направлений — мистическая «грибная сущность». Благодаря им, грибы стали «героями» многочисленных литературных произведений, новаторских музыкальных теорий и даже «соавторами» электронных композиций, передающих «звучание» Земли.

Грибы — одни из самых удивительных организмов, существующих на нашей планете. Они совмещают в себе биологические качества растений, животных, и отчасти, даже бактерий. Изучением этой уникальной комбинации свойств, а также других особенностей грибов, занимается специальная наука микология. Но и среди ученых-биологов находятся любознательные люди, которые отходят от прозы химического анализа.

Грибы — акустические динамики планеты Земля

Одним из таких людей является Ноа Калос — миколог из Северной Каролины. Пользователи соц.сетей знают его под «ником» MycoLoco. Он — композитор авангардных музыкальных мелодий, которые создает с помощью грибов. Автор представляет свои музыкальные произведения, как «творческое сотрудничество между человеком, грибами и машиной». По его словам, он относится к каждому грибу, «как к домашнему животному, приятелю, и музыкальному соавтору». Розовые вешенки, китайские грибы кордицепс, и другие редкие виды грибов Ноа выращивает у себя в оранжерее ради гурманства в музыке, а не в еде.

Используя принцип детектора лжи, миколог подключает грибы к синтезатору, и пропуская через «тело» гриба слабый ток, измеряет электрическое сопротивление жидкости, которая движется внутри гриба. Изменения составляют бесконечно малые величины, но чувствительный прибор это регистрирует. Полученные данные преобразуются в сигналы, определяющие ритм, тональность, тембр и прочие параметры электронных композиций. MycoLocо выкладывает их на ресурсе Bandcamp (онлайн-магазин звукозаписей и музыкальное сообщество, где поклонники креативной музыки находят и поддерживают понравившихся композиторов и артистов-исполнителей). Аудиотреки со звуками биоритмов грибов уже получили название «музыка грибов». И, судя по количеству подписчиков MycoLoco на его YouTub-канале, страничках Instagram и TikTok, становится ясно, что у нового музыкального жанра есть аудитория.

К музыкальному тренду микологии приобщился и Тарун Наяр из канадского города Ванкувер. Он давно увлекается андеграундной электронной музыкой. При этом, его всегда интересовало пересечение музыкальных культур Востока и Запада. Первой музыкальной группой, в создании которой он участвовал, была популярная канадская группа Delhi 2 Dublin, играющая смесь бхангра, электроники, фанка, хип-хопа, кельтской музыки и других жанров. По словам Таруна, осваивая индийскую классическую музыку, он уяснил, что она «находится под сильным влиянием вибраций». В дальнейшем это вдохновило его на сочинение «грибной музыки».

Обычно, биоэлектричество грибов и естественный резонанс Земли находится вне спектра слышимости человеческого уха. Но подключив к шляпке гриба чувствительный синтезатор (Наяр использовал Moog Mother32), можно услышать их звучание. Один из треков «грибного альбома» Таруна, который он оснастил визуальными эффектами.

Грибы в авангардных теориях и сочинениях Джона Кейджа

Появление «грибной музыки» лет 70 назад напророчил американский композитор Джон Кейдж (John Milton Cage Jr.; 1912 — 1992). В одной из статей начала 50-х годов он говорил о тайном смысле того, что два слова: mushroom (гриб) и music (музыка) в словарях располагаются рядом. И футуристически заявлял, что мечтает как-нибудь усилить звуки падения грибных спор на землю, чтобы их можно было слышать и наслаждаться, словно музыкой…

композитор-авангардист Джон Кейдж

Из биографических книг о Кейдже известно, что в тот период композитор совмещал сочинение экспериментальной музыки с серьезным изучением микологии. В 1962 году он даже стал соучредителем Нью-Йоркского микологического общества. Это увлечение грибами появилось у него после переезда в 1954 году в деревенскую коммуну Стоуни Пойнт, расположенную милях в сорока от Нью-Йорка. Там, в лесу Кейдж обнаружил невероятное изобилие грибов. И пристрастился к «охоте» за грибами. (Некоторое время Кейдж даже поставлял грибы для одного модного ресторана в Нью-Йорке).

Позже, он рассказывал музыковеду Дэниелу Чарльзу, что поиск грибов заменил ему медитацию и позволил глубже постигнуть дзэн-буддизм, которому в 40-х годах он обучался на лекциях японского теолога Д. Т. Судзуки. «В том лесу я провел много часов, мысленно дирижируя своей «немой» пьесой», — писал Кейдж в журнальной статье «Music Lovers’ Field Companion». Очевидно, он подразумевал свою знаменитую пьесу 4’33», состоящую из трех частей. При этом, партитура каждой из них помечена знаком «TACET”, предписывающим инструментам молчать. По мнению Кейджа, царящая в зале тишина выявляла обычно скрытые музыкой звуки — шепот, покашливание, голоса и гудки за окном, и вообще все, что может создавать какой-либо шум.

«Первую ее часть я представил попыткой идентифицировать гриб. Но признаюсь, он так и остался неопознанным…. < > Я понял, что чем больше вы знаете о грибах, тем меньше у вас уверенности в том, что вы их идентифицируете… < >Бесполезно притворяться, что знаешь грибы. Они ускользают от вашей эрудиции». Это чувство неопределенности Кейдж интерпретировал, как идею о том, что «случай может сыграть важную роль в сочинении или исполнении музыкального произведения». Он даже убедил руководство Новой школы, где преподавал экспериментальную композицию, включить в учебную программу необычный курс «идентификация грибов». (Аргументируя его необходимость, он создал целую теорию о том, что наблюдательность при сборе грибов улучшает способности человека в музыке).

Свои знания в области грибов он блестяще продемонстрировал в Италии, куда приехал навестить коллегу и приятеля, композитора-авангардиста Лучано Берио. Приезд Кейджа совпал с проведением популярной телевизионной викторины «Lascia o radoppia» (аналог американского телешоу «Вопрос на 64 000 долларов»). Узнав о ее грибной тематике Лучано, совместно с писателем Умберто Эко, пристроили приятеля на это шоу. В итоге, Кейдж получил главный приз в 5 миллионов лир (на то время, примерно 8000 долларов) и возможность демонстрировать свои экспериментальные композиции перед каждым раундом вопросов. Его «нестандартные» музыкальные инструменты шокировали и забавляли публику. Если таковыми можно назвать «препарированное» фортепиано или бытовые предметы и приборы, которые авангардист использовал для извлечения звуков. Посмотрите как, например, выглядела его композиция «Водная прогулка» (1960).

Публика посчитала выступления Кейджа то ли забавными перфомансами, то ли музыкальными хэппинингами. На самом деле, у исполнителя не было мысли веселить публику. Кейдж «изобретал» звуки и пытался распределить их во времени, рассчитывая последовательность событий по секундам. Словно держал в голове нотную партитуру, ведомую только ему.

В последствие, безупречные ответы Кейджа на вопросы викторины, с указанием точных размеров грибных спор в микронах, или его способностью перечислить 24 разновидности грибов рода Agaricus, вызвала подозрение, что успеху американца поспособствовали его итальянские друзья, имевшие связи на телевидении Милана. Но Кейдж действительно был опытным микологом. Об этом свидетельствуют несколько книг о грибах, в издании которых он выступил идеологом и соавтором. Например, книга «Джон Кейдж: микологический набег» (John Cage: A Mycological Foray) объединяет статьи, заметки и выдержки из «грибного дневника» Кейджа. Еще более интересной была концептуальная «Книга о грибах», изданная в 1972 году. Иллюстрации грибов для нее нарисовала нью-йоркская знаменитость, остроумная задира-журналистка Лоис Лонг (1901-1974). В журнале «Нью-Йорк Таймс» 20-х годов она публиковалась под псевдонимом «Губная помада». По просьбе Кейджа свои иллюстрации Лоис выполнила на полупрозрачной бумаге, что давало читателю возможность накладывать их на текстовые описания ботаника Александра Х. Смита и рукописные заметки самого Кейджа.

 "Книга грибов", иллюстрации и рукописные тексты
«Книга грибов», год изд. 1972. Иллюстрации грибов Лоис Лонг (слева) и рукописные заметки Джона Кейджа (справа). Фото из фонда Джона Кейджа.

В предисловии к «Книге о грибах» Кейдж утверждал, что такое совмещение дает возможность «искать конкретный текст к определенной литографии, как бы представляя, как я охотился в лесу за таким грибом поздним летом или осенью”. К грибной поэтике Кейджа можно добавить его стихотворение 1983 года «Грибы и вариации». Оно представляет собой мезостих, который читается вертикально, а заглавные буквы строк составляют латинские названия грибов.

По словам Гэри Линкоффа, бывшего президента Североамериканского микологического общества, Кейдж признавался ему, что слышит в лесу звучание грибов. Правда, при этом он загадочно улыбался. Шутки шутками, но теперь мы знаем, что у любителей грибов и музыки есть много средств для творческого самовыражения.

(По материалам книги «Джон Кейдж: микологический набег» и статьи на сайте classicfm.com).

P.S. Для тех, кому интересны необыкновенные свойства грибов.

Феномен грибов

«Хлеб ночи подземной, народный несчетный клад …» — такую поэтическую характеристику картофелю дает поэт Пабло Неруда в одном из своих сборников с красноречивым названием «Оды изначальным вещам». Наряду с картофелем, грибы являются таким же «изначальным» продуктом питания, заслужившим всенародную любовь и признание. Еще тысячи лет назад ацтеки называли грибы пищей богов, шумеры использовали их для приготовления напитков, напоминающих пиво, а древние греки знали о целебных свойствах грибов, и о способности галюциногенных грибов изменять сознание человека.

В тоже время, грибы во многом отличаются от картофеля. Простейший пример — клубни картофеля созревают под землей, а плоды грибов на поверхности. Ведь, под словом «гриб» мы подразумеваем только его плодовое тело. «Целиком» гриб выглядит, как волшебная яблоня, ствол и ветви которой скрыты под землей, а плоды удивительным образом появляются снаружи. То есть, грибы, как бы являются «цветочками и ягодками» одновременно. Но это далеко не все. Оказывается, что кроме свойств растений/овощей химический состав грибов обладает признаками продуктов животного происхождения.

Грибы — это растения или животные?

С растениями грибы роднит способ размножения и питания. Грибы также неподвижны и размножаются вегетативно или при помощи спор. И грибы и растения добывают «корм» из почвы. Но при этом, у грибов есть уникальная особенность — они «собственноручно» готовят себе «еду«. Для этого грибы выделяют ферменты, разлагающие органические вещества на мономеры, которые потом всасывают из почвы. Иными словами, процесс пищеварения у грибов осуществляется не внутри их тела, а снаружи. Невероятные способности в этом проявляет плесневый гриб Aspergillus tubingensis. Своими ферментами он способен довольно быстро разрушать химические полимеры промышленного пластика и превращать их в свою пищу.

Некоторые виды гнилостных грибов, заражая дерево, умеют разрушать его «клеточные стенки», не затрагивая при этом «лигнин» — твердое вещество, определяющее плотность древесины. Искусственно заражая такими грибами платан и ель, которые используются в производстве скрипок, ученые пришли к выводу, что акустические характеристики древесины (скорость прохождения звуковых волн), сохраняются. А искусственно «состаривание» материала с помощью грибов, может приблизить звучание современных скрипок к аутентичному звучанию знаменитых творений Антонио Страдивари.

строение клеточной стенки гриба«Клеточные стенки» существуют и в структуре самих грибов. Но, если у растений такие стенки состоят по большей части из целлюлозы, то у грибов они образованы хитином и глюканами. На ряду с аминокислотами и мочевиной, они входят в химический состав грибов, придавая биологическое сходство с животными. Такие вещества синтезируются только в организмах животных. Хитин, например, используется, как строительный «цемент» в панцире членистоногих. Зато, в отличие от животных, рост которых происходит в юном возрасте, у грибов этот процесс длится всю жизнь. В 80-х годах биологи Мичигана обнаружили грибницу, площадь которой составляла десятки гектар. Возраст этого гриба-великана ученые оценили в пару тысяч лет.

Есть и другие отличительные особенности грибов, которые понятны узким специалистам. Это связано с генами грибов, которые значительно меньше, чем у растений и животных. И с устройством клеток грибов: в них бывает не одно, а несколько ядер.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

19 − 7 =

25552961
Вверх