ЗНАМЕНИТЫЕ “ЗАВТРАКИ” В ЖИВОПИСИ

 Зинаида Серебрякова, “За завтраком” (1914)  600 х 340
Тема еды в живописи — одна из самых популярных. Диапазон  проявлений ее достаточно широк  – от красочных натюрмортов до разнообразных жанровых сцен.  Многочисленные “завтраки”, “обеды” и “ужины” можно найти среди работ любого художника. Но только некоторые из них стали знамениты и вошли в золотой фонд мировой живописи.

Диего Веласкес, “Завтрак” (1617), “Крестьянский завтрак” (1618)

Худож­ник Диего Велас­кес (1599 – 1660) по пра­ву счи­та­ет­ся вели­чай­шим пред­ста­ви­те­лем золо­то­го века испан­ской живо­пи­си. Уже в 18 лет он сдал экза­мен на зва­ние масте­ра и был при­нят в гиль­дию живо­пис­цев Севи­льи. Свои пер­вые кар­ти­ны начи­на­ю­щий худож­ник созда­вал в жан­ре боде­го­нес (bodegón – хар­чев­ня, трак­тир), кото­рый  соче­тал в себе эле­мен­ты быто­вых сце­нок из народ­ной жиз­ни и натюр­мор­та. К ним отно­сит­ся и кар­ти­на “Зав­трак” (Эрми­таж, Санкт-Петер­бург).

Ста­рик, маль­чик и моло­дой чело­век (суще­ству­ет мне­ние, что это авто­порт­рет Велас­ке­са) изоб­ра­же­ны за неза­мыс­ло­ва­тым зав­тра­ком. Наи­бо­лее яркая часть ком­по­зи­ции – стро­гий и ску­пой натюр­морт на белой ска­тер­ти. Вися­щие на сте­не корот­ко­по­лая шля­па и шпа­га ука­зы­ва­ет на бла­го­род­ное про­ис­хож­де­ние одно­го из при­сут­ству­ю­щих. Несмот­ря на бед­но­сть обста­нов­ки, пер­со­на­жи на кар­ти­не излу­ча­ют опти­мизм и радо­сть.

картина Диего Веласкеса "Завтрак" 657 х 700 картина Диего Веласкеса "Крестьянский завтрак"  800 х 699

 Эта кар­ти­на иден­тич­на дру­го­му полот­ну худож­ни­ка, выпол­нен­но­му годом поз­же – “Кре­стьян­ско­му зав­тра­ку” (Музей изоб­ра­зи­тель­ных искус­ств, Буда­пешт). Тот же акцент на белой ска­тер­ти, но натюр­морт не так скуп – рыба, лимон, мор­ко­вь, хлеб и вино, кото­рое девуш­ка сосре­до­то­че­но нали­ва­ет в про­зрач­ный бокал. Пожи­лой чело­век и юно­ша заня­ты бесе­дой. Запо­ми­на­ю­щи­е­ся народ­ные типы, пол­ные есте­ствен­но­го досто­ин­ства, выбор сюже­та, кон­траст­но­сть осве­ще­ния, плот­но­сть пись­ма харак­тер­ны для  ран­не­го твор­че­ства Велас­ке­са, на кото­рый ока­за­ли боль­шое вли­я­ние рабо­ты Кара­ва­д­жо. До наших дней сохра­ни­лось все­го 9 кар­тин это­го пери­о­да, в том числе и два “Зав­тра­ка”.

Фран­с­уа Буше, “Зав­трак” (1739)

Фран­с­уа Буше (1703–1770), при­двор­ный худож­ник Людо­ви­ка XV, полу­чив­ший зва­ние “пер­во­го живо­пис­ца коро­ля”, был облас­кан сла­вой и поче­том. Он про­явил себя как яркий пред­ста­ви­тель эпо­хи роко­ко, кото­рую во Фран­ции назы­ва­ли вре­ме­нем Купи­до­на и Вене­ры. Зако­но­да­тель моды и обра­зец сти­ля, люби­мец зна­ти и про­те­же мадам Пом­па­дур, Буше про­сла­вил­ся как талант­ли­вый деко­ра­тор и худож­ник. Его сла­ву живо­пис­ца соста­ви­ли мно­го­чис­лен­ные  пей­за­жи и пас­то­ра­ли, кар­ти­ны на мифо­ло­ги­че­ские и биб­лей­ские сюже­ты.

картина Франсуа Буше  "Завтрак"  812 х 1000Несколь­ко особ­ня­ком в его твор­че­стве сто­ит  “Зав­трак”  (Лувр, Париж). Домаш­няя сце­на в эле­гант­ной гости­ной,  где за кофей­ным сто­лом (новый и мод­ный на ту пору напи­ток) собра­лись чле­ны одной семьи. Иссле­до­ва­те­ли счи­та­ют, что здесь Фран­с­уа Буше изоб­ра­зил соб­ствен­ную семью: жену (спра­ва), сест­ру (сле­ва), дво­их детей и себя само­го. Теп­лая атмо­сфе­ра, царя­щая за сто­лом, под­чер­ки­ва­ет­ся мяг­ким золо­тым све­том, про­ни­зы­ва­ю­щим ком­на­ту. Кар­ти­на запе­чат­ле­ла на века счаст­ли­вое мгно­ве­ние внут­рен­ней бли­зо­сти, домаш­не­го покоя и семей­но­го сча­стья.

Зав­трак” в пол­ной мере рас­кры­ва­ет мно­го­гран­ный талант Буше  не толь­ко как живо­пис­ца, но и как дизай­не­ра и офор­ми­те­ля. Худож­ник  тща­тель­но и подроб­но, с боль­шим  мастер­ством выпи­сал все дета­ли инте­рье­ра – боль­шое позо­ло­чен­ное зер­ка­ло с рез­ным деко­ром, витые нож­ки сто­ла, часы, фигур­ки на полоч­ках.

В те вре­ме­на сло­во кра­си­вый” явля­лось зна­ме­нем Фран­ции. Это стиль жиз­ни целой эпо­хи, это дух сво­бо­ды и атмо­сфе­ра рос­ко­ши, это, нако­нец, гений Буше” (Эдмон и Жюль де Гон­кур, 1881)

П.А. Федотов, Завтрак аристократа” (1849—1850)

Павел Андре­евич Федотов(1815 – 1852) вошел исто­рию искус­ств как родо­на­чаль­ник кри­ти­че­ско­го реа­лиз­ма в жан­ро­вой живо­пи­си. Оста­вив воен­ную карье­ру ради люб­ви к искус­ству, он вна­ча­ле про­бу­ет себя как худож­ник-бата­ли­ст. Но насто­я­щим его при­зва­ни­ем ста­но­вит­ся  быто­вой жанр.  Луч­шие рабо­ты Федо­то­ва  —  “Све­жий кава­лер”, “Сва­тов­ство май­о­ра”, “Раз­бор­чи­вая неве­ста” —  по пра­ву вош­ли в золо­той фонд рус­ской живо­пи­си.

картина Павла Андреевича Федотова "Завтрак аристократа"  880 х 1024В этом ряду сто­ит и “Зав­трак ари­сто­кра­та” (Госу­дар­ствен­ная Тре­тья­ков­ская гале­рея, Москва). Автор­ское назва­ние кар­ти­ны  — “Не впо­ру гость”, а свое иро­ни­че­ское сего­дняш­нее назва­ние  полот­но полу­чи­ло  уже после смер­ти худож­ни­ка. На кар­ти­не изоб­ра­жен моло­дой дво­ря­нин, кото­рый с испу­гом при­кры­ва­ет ломоть ржа­но­го  хле­ба, весь свой скуд­ный зав­трак, услы­шав шаги незва­но­го гостя.  Худож­ник подроб­но выпи­сы­ва­ет мате­ри­аль­ный мир  моло­до­го пове­сы – короб­ку из-под рас­пе­ча­тан­ной коло­ды карт под сто­лом, мод­ный роман­чик в жел­той облож­ке (им и при­кры­ва­ет­ся более чем скром­ный зав­трак), теат­раль­ную афи­шу на спин­ке сту­ла, афи­шу с рекла­мой уст­риц (поеда­ние уст­риц – обя­за­тель­ное вре­мя­про­вож­де­ние свет­ских моло­дых людей того вре­ме­ни), щеголь­ской халат по послед­ней париж­ской моде. Но крас­но­ре­чи­вее все­го – опу­сто­шен­ный вывер­ну­тый коше­лек. Тще­сла­вие, сует­но­сть, жиз­нь напо­каз, тща­тель­но скры­ва­е­мая убо­го­сть под личи­ной внеш­не­го лос­ка и бла­го­по­лу­чия – люби­мые федо­тов­ские темы, ярко рас­кры­тые в этой кар­ти­не. Такой герой был доста­точ­но харак­те­рен для того вре­ме­ни, и нашел свое отоб­ра­же­ние  не толь­ко в живо­пи­си, но и в  лите­ра­ту­ре. Вот крас­но­ре­чи­вый диа­лог из пове­сти Вла­ди­ми­ра Алек­сан­дро­ви­ча Сол­ло­гу­ба “Тарантас”(1840):

Мы с само­го дет­ства все зара­же­ны одной болез­нью.
— Пра­во? Да как же назы­ва­ет­ся эта болез­нь?
— Она назы­ва­ет­ся про­сто: жиз­нь сверх состо­я­ния.

Зинаида Серебрякова, “За завтраком” (1914)

Зина­и­да Евге­ньев­на Сереб­ря­ко­ва (1884 – 1967)  зани­ма­ет почет­ное место в исто­рии рус­ской живо­пи­си не толь­ко как заме­ча­тель­ная худож­ни­ца, но и как одна из пер­вых жен­щин, оста­вив­шая яркий след в изоб­ра­зи­тель­ном искус­стве. По мне­нию  Алек­сан­др Бенуа, идео­ло­га “Мира искус­ства” и дяди худож­ни­цы, “в дет­ских и жен­ских порт­ре­тах Сереб­ря­ко­ва не зна­ет себе сопер­ни­ков”. И кар­ти­на “За зав­тра­ком” (Госу­дар­ствен­ная Тре­тья­ков­ская гале­рея)  – тому под­твер­жде­ние.

знаменитые завтраки в живописи  600 х 340

На полот­не изоб­ра­же­ны трое из четы­рех детей худож­ни­цы – стар­ший вось­ми­лет­ний Женя пьет воду, семи­лет­ний Шура на мгно­ве­ние ото­рвал­ся от еды и повер­нул­ся к зри­те­лю, и трех­лет­няя Таня в ожи­да­нии супа поло­жи­ла руку на тарел­ку. Самой малень­кой годо­ва­лой Кати нет за сто­лом. Бабуш­ка, мать Сереб­ря­ко­вой, раз­ли­ва­ет суп из фар­фо­ро­вой суп­ни­цы. В семье худож­ни­цы при­дер­жи­ва­лись евро­пей­ско­го рас­по­ряд­ка при­е­ма пищи: рано утром – малень­кий зав­трак из булоч­ки и моло­ка, а в 12 часов – боль­шой зав­трак, боль­ше напо­ми­на­ю­щий обед. Имен­но он и пока­зан на полот­не. Кар­ти­на напол­не­на спо­кой­стви­ем и без­мя­теж­но­стью. Чистые яркие тона, совер­шен­ство тех­ни­ки, уди­ви­тель­ная душев­ная атмо­сфе­ра, про­ни­зан­ная любо­вью… Это кар­ти­на — искрен­ний рас­сказ любя­щей мате­ри о сво­их детях.

Вско­ре после рево­лю­ции Зина­и­да Сереб­ря­ко­ва поте­ря­ла мужа и оста­лась одна с четырь­мя малень­ки­ми детьми на руках.  В 1924 году худож­ни­ца поки­нет стра­ну и навсе­гда уез­дет во Фран­цию. Спу­стя 2 года к ней при­со­еди­нят­ся Алек­сан­др и Катя, двое дру­гих детей по неза­ви­ся­щим при­чи­нам оста­нут­ся в Совет­ской Рос­сии вме­сте с бабуш­кой. Дол­ги­ми деся­ти­ле­ти­я­ми они смо­гут общать­ся толь­ко посред­ством писем, а уви­дят­ся толь­ко в нача­ле 60-х годов неза­дол­го до смер­ти худож­ни­цы. Все дети Сереб­ря­ко­вой посвя­тят себя искус­ству: Евге­ний ста­нет архи­тек­то­ром и рестав­ра­то­ром, осталь­ные – худож­ни­ка­ми.

В 1955 году кар­ти­на “За зав­тра­ком” была при­об­ре­те­на Тре­тья­ков­ской гале­ре­ей у Лидии Рус­ла­но­вой, зна­ме­ни­той певи­це рус­ских народ­ных песен и извест­ной соби­ра­тель­ни­це кар­тин рус­ских худож­ни­ков и анти­ква­ри­а­та.

Пабло Пикассо, цикл “ Завтрак на траве. По Мане ” (1950- 1960)

Наи­бо­лее извест­ный “зав­трак” в исто­рии живо­пи­си — “Зав­трак на тра­ве” Эду­ар­да Мане. Нова­тор­ская кар­ти­на про­из­ве­ла неиз­гла­ди­мое впе­чат­ле­ние не толь­ко на совре­мен­ни­ков, но и на  мно­го­чис­лен­ные после­ду­ю­щие поко­ле­ния худож­ни­ков. Паб­ло Пикассо (1881 – 1973) уви­дел ее впер­вые в 1900 на Все­мир­ной выстав­ке в Пари­же и стал на дол­гие годы ее поклон­ни­ком. Позд­нее он ска­жет: “Когда я уви­делЗав­трак на тра­ве”, я ска­зал себе —  это моя про­бле­ма на буду­щее”.

Как извест­но, Пикассо в раз­ные пери­о­ды твор­че­ства обра­щал­ся  к живо­пи­си гени­аль­ных пред­ше­ствен­ни­ков, созда­вая цик­лы кар­тин-реплик на тему того или ино­го худож­ни­ка или отдель­но­го про­из­ве­де­ния. Вели­кие рабо­ты живо­пис­цев слу­жи­ли для него не толь­ко вдох­но­ве­ни­ем, но и вызо­вом. В 1950–1960-е годы Пикассо создал серию кар­тин Зав­трак на тра­ве. По Мане, самую обшир­ную в тот пери­од.

Завтрак на траве. По Мане_картина Пабло Пикассо 870 х 580  Завтрак на траве. По Мане_картина Пабло Пикассо  850 х 718

Цикл вари­а­ций вклю­чал  26 поло­тен (14 из них — в музее Орсэ в Пари­же), шесть лино­гра­вюр,  140 рисун­ков  и  ряд скульп­тур­ных ком­по­зи­ций.  Пикассо преж­де все­го инте­ре­со­ва­ли сюжет­но-смыс­ло­вые транс­фор­ма­ции ори­ги­на­ла. На пер­вых кар­ти­нах и рисун­ках изме­не­ния не вели­ки —  худож­ник сохра­ня­ет и облик пер­со­на­жей и их позы, но в даль­ней­шем тема ори­ги­на­ла посте­пен­но видо­из­ме­ня­ет­ся, пре­вра­ща­ясь в дру­гие – “купа­ние”, “антич­ная идил­лия”, “ноч­ная бесе­да”. На кар­ти­нах меня­ет­ся облик пер­со­на­жей, их вза­и­мо­от­но­ше­ния, окру­жа­ю­щая сре­да и даже эпо­ха. Так­же раз­но­об­раз­но и изоб­ра­зи­тель­ное реше­ние “зав­тра­ков”. Стран­ны­ми и дерз­ки­ми ком­по­зи­ци­я­ми Пикассо ведет “диа­лог сквозь века” с Мане — вели­ким масте­ром изоб­ра­зи­тель­но­го искус­ства про­шлых лет, сво­им при­ме­ром пере­да­вая эста­фе­ту после­ду­ю­щим поко­ле­ни­ям худож­ни­ков.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *