ЗНАМЕНИТЫЕ “ЗАВТРАКИ” В ЖИВОПИСИ. ИМПРЕССИОНИЗМ

Завтраки в живописи  600 х 340

Навер­ное, самым зна­ме­ни­тым зав­тра­ком в исто­рии живо­пи­си явля­ет­ся скан­даль­ный “Зав­трак на тра­ве” фран­цуз­ско­го импрес­си­о­ни­ста Эду­ар­да Мане, напи­сан­ный в 1863 году. Пер­во­на­чаль­но эта кар­ти­на пред­на­зна­ча­лась для Париж­ско­го сало­на – еже­год­ной худо­же­ствен­ной выстав­ки, но была отверг­ну­та жюри за амо­раль­но­сть и непри­стой­но­сть. “Зав­трак на тра­ве” вме­сте с дру­ги­ми  недо­пу­ще­ны­ми к экс­по­зи­ции кар­ти­на­ми был все-таки выстав­лен в так назы­ва­е­мом  Сало­не отвер­жен­ных.

Эдуард Мане Завтрак на траве 900 х 709

Сюжет кар­ти­ны — двое муж­чин с пол­но­стью обна­жен­ной жен­щи­ной – вызвал насто­я­щий скан­дал, к тому же пер­со­на­жи были лег­ко узна­ва­е­мы. На полот­не худож­ник изоб­ра­зил соб­ствен­но­го бра­та Густа­ва (тот, что спра­ва) и бра­та жены Фер­ди­нан­да Леен­хо­фа. В обра­зе жен­щи­ны худож­ник соеди­нил чер­ты посто­ян­ной натур­щи­цы Вик­то­ри­ны Мёран и соб­ствен­ной жены Сюзан­ны (тело). Вик­то­ри­на была люби­мой натур­щи­цей Мане и запе­чат­ле­на во мно­гих его рабо­тах, в част­но­сти в зна­ме­ни­той “Олим­пии”. Она сама писа­ла непло­хие кар­ти­ны, мно­гие из кото­рых позд­нее были уте­ря­ны. Стра­да­ла алко­го­лиз­мом и в пре­клон­ные годы про­си­ла пода­я­ние на ули­це, играя на гита­ре. Извест­на сво­и­ми любов­ны­ми отно­ше­ни­я­ми с жен­щи­на­ми.
В 1863 году “Зав­трак на тра­ве” стал сим­во­лом Сало­на отвер­жен­ных и в даль­ней­шем источ­ни­ком вдох­но­ве­ния для мно­гих поко­ле­ний худож­ни­ков.

В 1868 году Эду­ард Мане пишет “Зав­трак в мастер­ской”, кото­рый стал пово­рот­ной точ­кой в его твор­че­стве. Жанр этой кар­ти­ны труд­но опре­де­лить – она соче­та­ет порт­рет, натюр­морт и быто­вую сце­ну. Так­же недо­уме­ние кри­ти­ки и пуб­ли­ки вызва­ли несо­че­та­е­мые пред­ме­ты, пред­став­лен­ные на кар­ти­не: шлем, кот, меч, лимон…

Edouard_Manet Эдуар Мане. Завтрак в мастерской (1868)

На перед­нем пла­не изоб­ра­жен Леон Леен­хофф, сын жены худож­ни­ка Сюзан­ны, рож­ден­ный еще до бра­ка. Дол­гие годы пред­по­ла­га­лось, что Леон – сын Эду­ар­да Мане, но новые иссле­до­ва­ния ука­зы­ва­ют на Огю­ста Мане, отца само­го худож­ни­ка.

Мане уда­лось мастер­ски объ­еди­нить раз­но­род­ные пред­ме­ты и создать гар­мо­нич­ную ком­по­зи­цию неза­ви­си­мых друг от дру­га эле­мен­тов. Жен­щи­на с кофе и рама на сте­не напо­ми­на­ют Вер­ме­е­ра, вари­а­ции серо­го отсы­ла­ют к Велас­ке­су, а нож на сто­ле явля­ет­ся эхом натюр­мор­тов Шардена”.(Марк Дюпе­ти, “Вели­кие худож­ни­ки. Их жиз­нь, вдох­но­ве­ние и твор­че­ство

Клод Моне “Зав­трак на тра­ве”(1866)

клод моне завтрак на траве(фрагменты) 576 х 640В 1865 году Клод Моне, кото­ро­го позд­нее назо­вут осно­ва­те­лем импрес­си­о­низ­ма, напи­сал боль­шую кар­ти­ну на пле­нэ­ре в Шайи и назвал ее “Зав­трак на тра­ве” – реве­ранс в честь зна­ме­ни­той рабо­ты Эду­ар­да Мане. Уез­жая в Париж, худож­ник оста­вил гото­вое полот­но в каче­стве зало­га хозя­и­ну гости­ни­цы “Золо­той лев”, в кото­рой жил. Кар­ти­на хра­ни­лась в сыром под­ва­ле и зна­чи­тель­но постра­да­ла. Моне раз­ре­зал ее на части и выбро­сил фраг­мен­ты, покры­тые пле­се­нью. Сей­час сохра­нив­ши­е­ся части кар­ти­ны мож­но уви­деть в музей д’Орсе в Пари­же.
Спу­стя год худож­ник вно­вь воз­вра­ща­ет­ся к этой теме и созда­ет умень­шен­ный вари­ант ком­по­зи­ции. Эта кар­ти­на напи­са­на более мяг­ко, в ней отсут­ству­ют рез­кие кон­тра­сты, при­су­щие сохра­нив­шим­ся фраг­мен­там “Зав­тра­ка на тра­ве”.
На кар­ти­не изоб­ра­же­на ком­па­ния из 12 чело­век, но для их напи­са­ния худож­ник исполь­зо­вал толь­ко две моде­ли. Для жен­ских фигур пози­ро­ва­ла воз­люб­лен­ная худож­ни­ка и его буду­щая жена Камил­ла Дон­сье, а для муж­ских — друг Кло­да Моне худож­ник Фре­де­рик Базиль,  кото­рый погиб­нет четы­ре года спу­стя в бою во вре­мя фран­ко-прус­ской вой­ны в воз­расте 29 лет.

Клод Моне Завтрак на траве  640 х 456

В насто­я­щее вре­мя кар­ти­на нахо­дит­ся в экс­по­зи­ции Пуш­кин­ско­го музея в Москве.

(см. так­же  “За сто­лом у  Кло­да Моне: рецеп­ты худож­ни­ка)

Пьер-Огюст Рену­ар “Зав­трак греб­цов”(1880–1881)

Одной из самых зна­ме­ни­тых кар­тин в насле­дии Рену­а­ра явля­ет­ся “Зав­трак греб­цов”, напи­сан­ный в неболь­шом город­ке Шату неда­ле­ко от Пари­жа, а его непо­сред­ствен­ным местом дей­ствия ста­ла веран­да ресто­ра­на “Мезон Фур­нез” (см. Зав­трак греб­цов в Мезон Фур­нез )

Ренуар Завтрак гребцов  800 х 594

По сути, эта кар­ти­на – груп­по­вой порт­рет близ­ких Рену­а­ру людей,  где каж­дый пер­со­наж узна­ва­ем. Все они изоб­ра­же­ны в непри­нуж­ден­ных, как бы слу­чай­ных позах, что пере­да­ет спон­тан­но­сть момен­та. На перед­нем пла­не бле­стя­ще выпол­нен­ный в виде натюр­мор­та сам зав­трак – бутыл­ки вина, недо­пи­тые бока­лы, тарел­ки с гру­ша­ми и вино­гра­дом. Напол­нен­ный радост­ны­ми крас­ка­ми “Зав­трак греб­цов” начи­сто лишен парад­но­сти, при­су­щей ака­де­ми­че­ской тра­ди­ции кон­ца XIX века. Кар­ти­на остав­ля­ет впе­чат­ле­ние уди­ви­тель­ной лег­ко­сти, а вме­сте с тем худож­ник рабо­тал над ней на про­тя­же­нии несколь­ко меся­цев. Его дру­зья спе­ци­аль­но при­ез­жа­ли в Шату, что­бы пози­ро­вать Рену­а­ру, а их встре­чи часто про­хо­ди­ли имен­но так, как пока­за­но на кар­ти­не. Она посвя­ще­на само­му счаст­ли­во­му пери­о­ду жиз­ни худож­ни­ка, когда он нахо­дил­ся в самом рас­цве­те сил в сере­ди­не жиз­нен­но­го пути.

Эдгар Дега   “Зав­трак после купа­ния”(1895- 1898)

Эдгар Дега Завтрак после купания  548 х 761

Кар­ти­на Чаш­ка чая. Зав­трак после купа­ния, выпол­нен­ная в тех­ни­ке пасте­ли,  отно­сит­ся к позд­не­му пери­о­ду твор­че­ства худож­ни­ка, когда Дега  стал по его соб­ствен­но­му выра­же­нию “зна­ме­ни­тым и неиз­вест­ным”. В это вре­мя он замы­ка­ет­ся в узком кру­гу близ­ких дру­зей, уйдя во “внут­рен­нюю эми­гра­цию”. Он был одним из немно­гих худож­ни­ков, чьи кар­ти­ны удач­но про­да­ва­лись. Сам же худож­ник про­во­дил чет­кую гра­нь меж­ду “това­ром”, кото­рый харак­те­ри­зо­вал­ся высо­кой сте­пе­нью отдел­ки и осталь­ны­ми более аван­гард­ны­ми про­из­ве­де­ни­я­ми. Его мно­го­чис­лен­ные купаль­щи­цы это­го пери­о­да отли­ча­ет асси­мет­рич­но­сть ком­по­зи­ции, необыч­но­сть поз, воз­рос­шая интен­сив­но­сть цве­та. В свя­зи с рез­ким ухуд­ше­ни­ем зре­ния худож­ник все более обра­щал­ся к пастель­ной тех­ни­ке, что поз­во­ля­ло мень­ше напря­гать гла­за. В рабо­те с пасте­лью Дега отли­ча­ла уди­ви­тель­ная сво­бо­да и нова­тор­ство. Он часто обра­ба­ты­вал кар­ти­ны паром, после чего раз­мяг­чен­ную пастель рас­ту­ше­вы­вал кистью или паль­цем, добав­ляя  мас­ки мас­лом или аква­ре­лью.

На про­тя­же­нии всей сво­ей твор­че­ской жиз­ни Дега скру­пу­лез­но изу­чал чело­ве­че­ское тело. Гово­рят, что к кон­цу сеан­са его моде­ли не толь­ко смер­тель­но уста­ва­ли, но и были раз­ри­со­ва­ны полос­ка­ми –раз­мет­ка­ми, кото­рые слеп­нув­ший худож­ник нано­сил на их тела, что­бы точ­нее опре­де­лять про­пор­ции.

Рену­ар одна­жды ска­зал: 

Если бы Дега умер в пять­де­сят, его запом­ни­ли бы как отлич­но­го худож­ни­ка, и не более того. Одна­ко после пяти­де­ся­ти его твор­че­ство настоль­ко рас­ши­ри­лось, что он на самом деле пре­вра­тил­ся в Дега

Еще о зав­тра­ках, изоб­ра­жен­ных на извест­ных полот­нах напи­са­но в ста­тье “Зна­ме­ни­тые зав­тра­ки в живо­пи­си”.

Один комментарий на “ЗНАМЕНИТЫЕ “ЗАВТРАКИ” В ЖИВОПИСИ. ИМПРЕССИОНИЗМ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *