ХЕМИНГУЭЙ – БАР И ЧЕЛОВЕК

Hemingway Bar Ritz 600 х 340

Бар “Хемингуэй” (Hemingway Bar), расположенный в парижском Ritz Hotel —  пожалуй, самый известный и самый дорогой.  До 80-х годов прошлого века он носил название The Little Bar, но после семилетней реконструкции был переименован в честь “Папы Хэма”, который тут разве что не ночевал. Вообще тема Хемингуэй и бары богата и разнообразна, а Хемингуэй и Париж — безгранична. 

Это была любо­вь с пер­во­го взгля­да и на всю жиз­нь, а нача­лась она в 1921 году, когда сего­дняш­ний клас­сик  был еще нико­му не извест­ным жур­на­ли­стом. Не имея лиш­них денег, Хемин­гу­эй и его пер­вая жена вели доста­точ­но скром­ную жиз­нь. Друж­ба с Фрэн­си­сом Скот­том Фиц­д­же­раль­дом  откры­ла ему две­ри баров феше­не­бель­но­го “Рит­ца”. Фиц­д­же­ральд был зна­ме­нит сво­ей стра­стью к рос­кош­ной жиз­ни. Извест­ный писа­тель и  высо­ко­опла­чи­ва­е­мый автор тогдаш­них «глян­це­вых» жур­на­лов  мог поз­во­лить себе шикар­ную жиз­нь в самом зна­ме­ни­том оте­ле Пари­жа. Двух писа­те­лей объ­еди­ни­ла одна общая страсть – оба непо­мер­но пили.

«Неза­ви­си­мо от того, кто выиг­рал в бит­ве за титул луч­ше­го писа­те­ля сво­е­го поко­ле­ния — Хемин­гу­эй или Фиц­д­же­ральд, к сожа­ле­нию, оба про­иг­ра­ли бит­ву с алко­го­лем. Алко­голь нико­гда не про­иг­ры­ва­ет»
- так позд­нее напи­шет Скотт Дональд­сон, автор нашу­мев­шей кни­ги «Взлет и паде­ние одной писа­тель­ской друж­бы».

В 1926 году вышел роман “И вос­хо­дит солн­це” — кни­га, кото­рая про­сла­ви­ла Хемин­гу­эя и при­несла моло­до­му авто­ру все­мир­ную извест­но­сть и мате­ри­аль­ную неза­ви­си­мо­сть. С тех пор “Ритц” и Хемин­гу­эй ста­ли прак­ти­че­ски сино­ни­мы —  Когда я заду­мы­ва­юсь о жиз­ни в раю, вооб­ра­же­ние все­гда пере­но­сит меня в париж­ский Ritz ”.

Ernest HemingwayБар “Хемин­гу­эй” собрал обшир­ную кол­лек­цию баек и легенд о зна­ме­ни­том завсе­гда­тае.

В 1944 году во вре­мя высад­ки союз­ни­ков в Нор­ман­дии Хемин­гу­эй – воен­ный кор­ре­спон­дент – добил­ся раз­ре­ше­ния участ­во­вать в воен­ных опе­ра­ци­ях и воз­гла­вил груп­пу из 200 фран­цуз­ских пар­ти­зан. Вой­дя в Париж, Хемин­гу­эй отпра­вил­ся  «осво­бож­дать погре­ба оте­ля «Ритц». Нем­цев в оте­ле уже не было, и Хэм при­сту­пил к шум­но­му празд­но­ва­нию. Управ­ля­ю­щий Ритц сде­лал невоз­мож­ное – во вре­ме­на окку­па­ции сохра­нил в пол­ной непри­кос­но­вен­но­сти зна­ме­ни­тые вин­ные под­ва­лы оте­ля. “Вече­ром это­го дня ино­стран­ные кор­ре­спон­ден­ты, сопро­вож­дав­шие Лек­лер­ка, появи­лись в Пари­же. Фото­кор­ре­спон­дент Роберт Капа очу­тил­ся око­ло оте­ля «Ритц» и узнал в сол­да­те, охра­няв­шем вход в отель, шофе­ра Хемин­гу­эя Пел­ки. Тот крат­ко доло­жил Робер­ту:

«Папа захва­тил хоро­ший отель. Мно­го все­го в погре­бах. Иди­те быст­рее наверх». И сра­зу же в номер 31 в оте­ле «Ритц» устре­мил­ся поток посе­ти­те­лей”…
(Борис Гри­ба­нов. “Хемин­гу­эй”).

Так, обе­ре­га­е­мые в тече­ние несколь­ких лет вин­ные погре­ба не усто­я­ли перед натис­ком Хемин­гу­эя. Прав­да, наи­бо­лее цен­ные мар­ки вин и шам­пан­ско­го были тай­но пере­ве­зе­ны в пеще­ру на левом бере­гу Сены еще перед втор­же­ни­ем немец­кой армии, где и дожда­лись осво­бож­де­ния Пари­жа.

Во вре­мя сво­е­го париж­ско­го пери­о­да Хемин­гу­эй увлек­ся скач­ка­ми. Вме­сте со сво­им дру­гом, а  позд­нее био­гра­фом Ааро­ном Хотч­не­ром,  он осно­вал фонд для ста­вок под назва­ни­ем “The Hemhotch Syndicate”, то попол­ня­е­мый, то исся­ка­ю­щий. Они соби­ра­лись в The Little Bar  ров­но в пол­день, что­бы под­счи­тать бары­ши или убыт­ки и выбрать оче­ред­но­го фаво­ри­та. Обсуж­де­ние не обхо­ди­лось без люби­мо­го кок­тей­ля Хемин­гу­эя “Кро­ва­вая Мэри”, кото­рый выпи­вал­ся в нево­об­ра­зи­мых коли­че­ствах. Одна­жды в кон­це декаб­ря они поста­ви­ли все день­ги фон­да на явно­го аут­сай­де­ра – жереб­ца по клич­ке Bataclan (став­ки 27:1). В этом пред­при­я­тии при­ня­ли уча­стие чуть ли не все бар­ме­ны, офи­ци­ан­ты и кон­сьер­жи Рит­ца. На удив­ле­ние Bataclan при­шел пер­вым. Выиг­рыш был раз­де­лен в номе­ре Хемин­гу­эя, и шум­ное празд­но­ва­ния про­дол­жа­лись в тече­ние все­го Рож­де­ства.

Ernest Hemingway with his wife Mary 700 х 487Кок­тей­ль “Кро­ва­вая Мэри” (Bloody Mary) стал сим­во­лом  париж­ско­го оте­ля «Ритц» бла­го­да­ря бар­ме­ну  Bernard ‘Bertin’ Azimont. По все­об­ще­му мне­нию его “Кро­ва­вая Мэри” была луч­шая в Пари­же. Суще­ству­ет леген­да, что он при­ду­мал этот кок­тей­ль для Хемин­гу­эя в 1950 году. Вра­чи запре­ти­ли писа­те­лю пить. Мэри Уэлш, чет­вер­тая жена Хемин­гу­эя, очень серьез­но отнес­лась к запре­ту, и взя­ла мужа под при­сталь­ное наблю­де­ние. И тогда Bertin при­ду­мал гени­аль­ную смесь – напи­ток насы­щен­ный алко­го­лем, но остав­ля­ю­щий чисто­ту дыха­ния. Хемин­гу­эй был счаст­лив и в честь побе­ды над докуч­ли­вой женой назвал напи­ток ее име­нем. Прав­да, это не более чем леген­да. Суще­ству­ет пись­мо писа­те­ля, напи­сан­ное в 1947 году, где он дает подроб­ней­ший рецепт “Кро­ва­вой Мэри” и пишет: — Я при­вез рецепт  напит­ка в Гон­конг в 1941 году и счи­таю, что этот фак­тор боль­ше, чем любой дру­гой, кро­ме, пожа­луй, япон­ской армии, сыг­рал реша­ю­щую роль в паде­нии этой бри­тан­ской коло­нии.

В 1956 году Чарльз Ритц, вла­де­лец оте­ля и друг Хемин­гу­эю, нашел в под­ва­ле чемо­дан, забы­тый писа­те­лем. Он был бит­ком набит блок­но­та­ми с запи­ся­ми о жиз­ни в Пари­же в 20-е годы. Эти чер­но­ви­ки и лег­ли в осно­ву кни­ги вос­по­ми­на­ний “Празд­ник, кото­рый все­гда с тобой”. Так париж­ский “Ритц” внес свою леп­ту в аме­ри­кан­скую лите­ра­ту­ру.

Сего­дняш­ний Ритц со всем пие­те­том хра­нит память о зна­ме­ни­том посто­яль­це. Бар Hemingway укра­ша­ют фото­гра­фии само­го писа­те­ля, а посе­ти­те­лям пред­ла­га­ют люби­мые им сор­та соло­до­во­го вис­ки. В баре царит Колин Питер Филд. По вер­сии жур­на­ла «Forbes» он два­жды при­зна­вал­ся луч­шим бар­ме­ном мира. А фран­цуз­ская газе­та «Figaro» вклю­чи­ла его в два­дцат­ку самых твор­че­ских лич­но­стей сре­ди писа­те­лей, извест­ных пова­ров и арти­стов. “При­го­тов­ле­ние кок­тей­ля — это дело пси­хо­ло­гии. Когда я подаю кок­тей­ль жен­щи­не, я люб­лю думать о том, что на какое- то вре­мя он ста­нет одним из ее укра­ше­ний”( Колин Питер Филд). cocktail Ritz Sidecar В баре “Хемин­гу­эй” сме­ши­ва­ют один из самых доро­гих кок­тей­лей в мире сто­и­мо­стью 1350 евро. Это кок­тей­ль “Ритц Сайдкар” ( Ritz Sidecar).  В его соста­ве ликер Cointreau, све­же­вы­жа­тый лимон­ный сок и экс­клю­зив­ный коньяк 180-лет­ней выдерж­ки Ritz Reserve. Колин Филд гово­рит, что зака­зы­вая “Ritz Sidecar, вы полу­ча­е­те воз­мож­но­сть попро­бо­вать то, что более не суще­ству­ет.  Дело в том, что коньяк про­из­ве­ден из ред­ких сор­тов вино­гра­да, кото­рые в  1860-х годах были уни­что­же­ны фил­ло­ксе­рой. В мире сохра­ни­лось все­го несколь­ко буты­лок это­го рари­тет­но­го напит­ка и с каж­дым годом сто­и­мо­сть кок­тей­ля на его осно­ве рас­тет”.

В 2012 году леген­дар­ный отель и его не менее леген­дар­ные бары закры­лись на рекон­струк­цию, кото­рая про­длит­ся до 2014 года.

КОКТЕЙЛЬ “КРОВАВАЯ МЭРИ

коктейльная карта и коктейль кровавая мэри

Кро­ва­вая Мэри” вхо­дит в чис­ло офи­ци­аль­ных кок­тей­лей Меж­ду­на­род­ной ассо­ци­а­ции бар­ме­нов. Состав офи­ци­аль­но­го рецеп­та:

  •     45 мл вод­ки.
  •     90 мл томат­но­го сока.
  •     15 мл лимон­но­го сока.
  •     2–3 кап­ли Вустер­ско­го соуса.
  •     Табас­ко, соль сель­де­рея, перец по вку­су

Сме­шать все ингре­ди­ен­ты, вылить в высо­кий ста­кан хай­бол.  Укра­сить веточ­кой сель­де­рея и доль­кой лимо­на.

Рецепт “Кро­ва­вой Мэри” от Хемин­гу­эя

Возь­ми­те хоро­ших раз­ме­ров кув­шин (гото­вить мень­ше не име­ет смысла). Сме­шай­те пин­ту (при­бли­зи­тель­но 0,5л) хоро­шей рус­ской вод­ки с рав­ным коли­че­ством охла­жден­но­го томат­но­го сока.  Добавь­те пол­ную сто­ло­вую лож­ку Вустер­ско­го соуса и гло­ток све­же­вы­жа­то­го лимон­но­го сока. Затем добавь­те неболь­шое коли­че­ство соли, кай­ен­ско­го и чер­но­го пер­ца. Пере­ме­шай­те и попро­буй­те резуль­тат. Если слиш­ком креп­кий – добавь­те томат­но­го сока, если сла­бый – добавь­те вод­ки, если хоти­те опо­хме­лить­ся – добавь­те  Вустер­ско­го соуса. Кро­ва­вая Мэри – это чистый хол­ст в ожи­да­нии само­вы­ра­же­ния худож­ни­ка.

Осо­бен­но попу­ляр­на двух­слой­ная “Кро­ва­вая Мэри”. Томат­ный сок сме­ши­ва­ет­ся с солью и пер­цем. Затем на слой сока насы­па­ет­ся еще щепот­ка пер­ца, а потом акку­рат­но по ножу вли­ва­ет­ся вод­ка так, что­бы слои не пере­ме­ша­лись и были ярко выра­же­ны.

Суще­ству­ет мно­же­ство вари­ан­тов это­го кок­тей­ля с заме­ной вод­ки на дру­гие спирт­ные напит­ки:

Корич­не­вая Мария или Whiskey Mary с исполь­зо­ва­ни­ем вис­ки вме­сто вод­ки, Кро­ва­вая Мария с теки­лой, Кро­ва­вая Гей­ша с саке, Кро­ва­вый Епи­скоп с хере­сом, Крас­ный молот с джи­ном.

Вы може­те создать соб­ствен­ную вер­сию зна­ме­ни­то­го кок­тей­ля, поэкс­пе­ри­мен­ти­ро­вав с про­пор­ци­я­ми вод­ки, томат­но­го сока, соусов и пря­но­стей или доба­вив какой-то новый ком­по­нент. “Кро­ва­вая Мэри” не тер­пит стро­гих пра­вил, за что и люби­ма мно­ги­ми.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *