ШЕКСПИР. ПЕРЕЗАГРУЗКА

постер-пересказывая шекспира-4

Британский мини-сериал «Шекспир на новый лад» в 2005-ом году поразил телезрителей оригинальностью адаптации известных произведений Уильяма Шекспира. Сюжеты пьес великого английского драматурга были перенесены в наш XXI век, а их классические персонажи стали телеведущими, политиками и поварами, тем самым доказывая, что шекспировские пьесы актуальны во все времена.

Про­ект сту­дии кана­ла ВВС в ори­ги­на­ле име­ет назва­ние «ShakespeaRe-Told». Его неод­но­знач­но­сть в рус­ско­языч­ном пере­во­де при­ве­ла к тому, что Шекс­пи­ра «пере­чи­ты­ва­ют, пере­смат­ри­ва­ют или пере­ска­зы­ва­ют». Ито­го­вое назва­ние при­об­ре­ло уни­вер­саль­ный вид — «Шекс­пир на новый лад».
По ана­ло­гии с пье­сой Бори­са Аку­ни­на «Гам­лет. Вер­сия» (2002), мы назва­ли про­ект  “Шекс­пир. Пере­за­груз­ка”.
Резуль­та­том этой пере­за­груз­ки, выпол­нен­ной коман­дой про­фес­си­о­на­лов в соста­ве трех режис­се­ров, трех сце­на­ри­стов и дюжи­ны бле­стя­щих бри­тан­ских акте­ров ста­ли четы­ре талант­ли­вых полу­то­ра­ча­со­вых филь­ма. Три коме­дии по моти­вам шекс­пи­ров­ских пьес «Мно­го шума из ниче­го», «Укро­ще­ние строп­ти­вой», «Сон в лет­нюю ночь» и совре­мен­ная тра­ге­дия, иде­аль­но вос­про­из­во­дя­щая атмо­сфе­ру «Мак­бе­та».
Не ста­нем вда­вать­ся в опи­са­ние коме­дий, кото­рые вне сомне­ний при­дут­ся по вку­су абсо­лют­но всем зри­те­лям. Раз­ве что, отме­тим умо­ри­тель­но смеш­ную интер­пре­та­цию «Укро­ще­ния строп­ти­вой», где Шир­ли Хен­дер­сон сыг­ра­ла роль непо­кор­ной Ката­ри­ны, а Руфус Сью­элл – неснос­но­го Пет­руч­чо. Сюжет выстро­ен так же как у Шекс­пи­ра, хотя сце­ни­че­ская идея выгля­дит уль­тра­со­вре­мен­но: Ката­ри­на тут  лидер бри­тан­ской оппо­зи­ци­он­ной пар­тии.

укрощение строптивой_ сцена из сериала шекспир на новый лад

Но, по наше­му мне­нию, насто­я­щим алма­зом в коро­не этой шекс­пи­ров­ской тетpа­ло­гии мож­но счи­тать адап­та­цию бес­смерт­ной тра­ге­дии «Мак­бет». Конеч­но, наш выбор обос­но­ван и тем, что основ­ные дей­ствия шекс­пи­ров­ской тра­ге­дии раз­во­ра­чи­ва­ют­ся на кух­не ресто­ра­на, отме­чен­но­го тре­мя звез­да­ми Миш­ле­на. Хотя, в дан­ном слу­чае – это вто­рич­но.

Извест­но, что трид­цать семь пьес, напи­сан­ных Шекс­пи­ром, за про­шед­шее сто­ле­тие вызва­ли к жиз­ни несколь­ко сотен филь­мов, явля­ю­щих­ся либо пря­мой инсце­ни­ров­кой его тво­ре­ний, либо так или ина­че наве­ян­ных его тема­ми и пер­со­на­жа­ми. Сре­ди зна­ме­ни­тых кино­по­ста­нов­щи­ков — англи­ча­нин Лоуренс Оли­вье, япо­нец Аки­ра Куро­са­ва, совет­ский режис­сер Гри­го­рий Козин­цев, аме­ри­ка­нец Орсон Уэллс, ита­лья­нец Фран­ко Дзеф­фи­рел­ли, а в послед­ствие и мно­го дру­гих, более совре­мен­ных поста­но­вок.
Не смот­ря на это, бри­тан­ские опро­вер­га­те­ли кано­нов заня­ли достой­ное место сре­ди име­ни­тых кон­ку­рен­тов. Режис­сер Марк Бро­зел (Mark Brozel) и сце­на­ри­ст Питер Моф­фат (Peter Moffatt) про­де­ла­ли фан­та­сти­че­скую рабо­ту, пере­ме­стив сюжет кро­ва­вой тра­ге­дии «Мак­бет» из власт­ных кори­до­ров Англии сере­ди­ны XI века в мир высо­кой кух­ни.
Англию и Шот­лан­дию они заме­ни­ли залом мод­но­го лон­дон­ско­го ресто­ра­на и его кух­ней, на трон воз­ве­ли вла­дель­ца ресто­ра­на  Дун­ка­на Догер­ти. А Джо Мак­бе­та заста­ви­ли в две сме­ны тру­дить­ся шеф-пова­ром это­го ресто­ра­на, бок о бок со сво­ей супру­гой — метр­доте­лем.
В этих кажет­ся неумест­ных для тра­ге­дии деко­ра­ци­ях, бри­тан­ские кине­ма­то­гра­фи­сты заста­ви­ли зри­те­ля испы­тать насто­я­щий катар­сис от уви­ден­но­го… Сохра­нив дух шекс­пи­ров­ской поста­нов­ки — ужас­ные собы­тия и харак­те­ры пер­со­на­жей вос­со­зда­ны авто­ра­ми со сте­но­гра­фи­че­ской точ­но­стью — они модер­ни­зи­ро­ва­ли кон­текст пье­сы, сде­лав ее еще «более шекс­пи­ров­ской».

Джеймс МакЭвой в фильме "Макбет"

По сце­на­рию весь пер­со­нал кух­ни обо­жа­ет сво­е­го вир­ту­оз­но­го шеф-пова­ра. Джо Мак­бет в нача­ле филь­ма и впрямь  весе­лый и отзыв­чи­вый чело­век. Но ему при­хо­дит­ся посто­ян­но нахо­дить­ся в тени Дун­ка­на и бес­силь­но наблю­дать, как тот выда­ет его рецеп­ты за свои. В мину­ту сла­бо­сти кули­нар под­да­ет­ся на уго­во­ры рас­чет­ли­вой жены, посто­ян­но «вли­ва­ю­щей» ему в уши яд често­лю­бия и укреп­ля­ю­щей в мыс­лях о том, что Дун­кан — един­ствен­ное пре­пят­ствие на пути к его успе­ху, извест­но­сти и богат­ству. С целью завла­де­ния «кухон­ным коро­лев­ством» Мак­бет уби­ва­ет спя­ще­го Дун­ка­на ножом. В даль­ней­шем, этот посту­пок вызы­ва­ет целый ряд кро­ва­вых пре­ступ­ле­ний. (Кста­ти, одной из аллю­зий может быть биб­лей­ская исто­рия об Ада­ме и Еве, об иску­шен­ной Злом супру­ге и послед­стви­ях для обо­их).

Macbeth (2005)Нуж­но отме­тить, что актер Джеймс Мак­Э­вой («А в душе я тан­цую», «Грязь», «Люди Икс») вели­ко­леп­но спра­вил­ся с этой ролью. В его испол­не­нии Мак­бет пред­ста­ет перед нами как лич­но­сть тра­ги­че­ская, оли­це­тво­ря­ю­щая внут­рен­нюю борь­бу соблаз­на и нрав­ствен­но­сти в душе, в общем-то, хоро­ше­го чело­ве­ка, но сту­пив­ше­го не на тот путь. Образ, создан­ный акте­ром, настоль­ко ярок и неод­но­зна­чен, что до само­го фина­ла невоз­мож­но опре­де­лить­ся с отно­ше­ни­ем к нему. Даже внеш­не он посто­ян­но меня­ет­ся, как гла­дь воды при вет­ре: от доб­рой и свет­лой улыб­ки до мрач­но­го мани­а­каль­но­го взгля­да. Если в послед­ней части «Людей Икс» Мак­Э­воя затмил его зем­ляк Май­кл Фасс­бен­дер, то здесь дей­стви­тель­но мож­но уви­деть на что спо­со­бен этот не самый фак­тур­ный, но очень хариз­ма­тич­ный моло­дой шот­лан­дец.

Сле­ду­ет ска­зать, что жесто­ко­сть в кино­по­да­че про­дви­ну­тых бри­тан­цев прин­ци­пи­аль­но отли­ча­ет­ся от быто­вой. В ней, ско­рее, усмат­ри­ва­ет­ся вопло­ще­ние идей Анто­не­на Арто – фран­цуз­ско­го нова­то­ра теат­раль­но­го язы­ка и созда­те­ля «теат­ра жесто­ко­сти», ока­зав­ше­го вли­я­ние на мно­гие сфе­ры миро­во­го искус­ства.
Изыс­кан­ная эсте­ти­ка бри­тан­ско­го филь­ма дале­ка от пош­лой и бру­таль­ной кро­ва­во­сти совре­мен­ных слэшеров-«ужастиков». Для созда­ния гне­ту­щей атмо­сфе­ры во вто­рой поло­ви­не филь­ма, созда­те­ли уме­ло исполь­зо­ва­ли зре­лищ­ные, с долей мисти­ки, кино­при­е­мы. Так, исполь­зуя рез­кие кон­тра­сты ярко­го све­та на кух­не и сумра­ка в ресто­ра­не, а затем все более и более добав­ляя брыз­ги крас­но­го цве­та, авто­ры прак­ти­че­ски визу­а­ли­зи­ру­ют мно­го­крат­ное упо­треб­ле­ние Шекс­пи­ром сло­ва «кро­вь», кото­рое он под раз­ны­ми пред­ло­га­ми повто­рил в пье­се боль­ше соро­ка раз. Толь­ко в одном диа­ло­ге Мак­бе­та и Леди Мак­бет при­сут­ству­ет четы­рех­крат­ное упо­ми­на­ние сло­ва “кро­вь”. Этот диа­лог про­ис­хо­дит в тот момент, когда два убий­ства уже совер­ше­ны, а тре­тье – запла­ни­ро­ва­но. Нача­тая в нем тема кро­ви про­дол­жит­ся и поз­же, когда обе­зу­мев­шая леди Мак­бет будет пытать­ся отмыть со сво­их рук несу­ще­ству­ю­щую кро­вь.
Macbeth_Джеймс МакЭвой-James McAvoy-сцена с молокомНе менее образ­но и сим­во­лич­но пока­за­но ухуд­ше­ние пси­хи­че­ско­го состо­я­ния Джо Мак­бе­та после тяже­лей­ших, и порой бес­смыс­лен­но жесто­ких пре­ступ­ле­ний. Вме­сте с раз­ру­ше­ни­ем лич­но­сти, изме­ня­ет­ся окру­жа­ю­щий его мир: повсю­ду он видит кро­вь. Ею моет­ся в душе его супру­га, моло­ко из бутыл­ки на его губах и гото­вя­щи­е­ся им блю­да вне­зап­но окра­ши­ва­ют­ся кро­вью. Мак­бет при­зна­ет­ся, что «ум его полон скор­пи­о­нов».

актриса Keeley HawesГуби­тель­ный про­цесс у его супру­ги про­ис­хо­дит не так быст­ро. Она до послед­не­го сохра­ня­ет само­об­ла­да­ние. Но когда и она теря­ет рас­су­док, её полёт в про­пасть стре­ми­те­лен и неиз­бе­жен. Она не впа­дет в исте­ри­ки, как Джон, она тихо бре­дит на гла­зах посе­ти­те­лей ресто­ра­на, не сдер­жи­ва­ет сле­зы и пони­ма­ет, что они оба обре­че­ны. То, как актри­са Кили Хоуз (Keeley Hawes) игра­ет кару сим­во­лич­ным безу­ми­ем — впе­чат­лит любо­го зри­те­ля.

Нуж­но ска­зать, что фильм от нача­ла до кон­ца весь про­ни­зан сим­во­лиз­мом и мисти­циз­мом, при­су­щим твор­че­ству Шекс­пи­ра. Напри­мер, кро­вь в филь­ме не несет быто­во­го зна­че­ния. Это готи­че­ский сим­вол смер­ти, убий­ства, пре­ступ­ле­ния. Кон­но­та­ция сим­во­ла “моло­ко” более неод­но­знач­на: оно озна­ча­ет и еду и сла­бо­сть. В пье­се Шекс­пир упо­треб­ля­ет слож­ное сло­во­со­че­та­ние «моло­ко чело­ве­че­ской доб­ро­ты». Шекс­пи­ров­ские тек­сты вооб­ще очень слож­ны для пони­ма­ния и пере­во­да, в част­но­сти. Изве­стен исто­ри­че­ский слу­чай, когда А. И. Тур­ге­нев уни­что­жил соб­ствен­ный пере­вод «Мак­бе­та», сде­лан­ный им в 1802 году, при­знав его несо­по­ста­ви­мо­сть с ори­ги­на­лом.

Таким же зна­чи­мым сим­во­лом, каким явля­ет­ся у Шекс­пи­ра сова, — в филь­ме пред­ста­ет сви­ная голо­ва, кото­рую Мак­бет пока­за­тель­но раз­де­лы­ва­ет на кух­не. Это тай­ный знак, опре­де­ля­ю­щий судь­бу и Дун­ка­на Догер­ти, и его пала­ча. Обра­ти­те вни­ма­ние на тату­и­ров­ку у Мабе­та на пред­пле­чье и на рас­сказ его буду­щей жерт­вы о дет­стве: «мама все­го два­жды буди­ла меня ночью: когда Нил Арм­стронг сту­пил на Луну и вто­рой раз – когда отец заби­вал спя­щую сви­нью… вкус мяса луч­ше, если смерть вне­зап­на… это был обряд…».кадр из фильма Шекспир на новый лад (ShakespeaRe-Told)

Раз­ви­ти­ем темы изощ­рен­но­сти и неот­вра­ти­мо­сти судь­бо­нос­ных зна­ков ста­нет утвер­жде­ние Мак­бе­та, что «сви­ньи поле­тят преж­де, чем кто-то нане­сет мне вред». В ночь, когда он был убит, над ресто­ра­ном кру­жил вер­то­лет поли­цей­ских. А ведь в кри­ми­наль­ных кру­гах их пре­зри­тель­но име­ну­ют  Pigs (сви­ньи)…
Вто­ря Шекс­пи­ру, влюб­лен­но­му в скры­тые игры слов, зна­че­ний и зна­ков, Моф­фат вся­че­ски ком­би­ни­ру­ет визу­аль­ные обра­зы, тем самым, как бы вос­про­из­во­дит на экра­не струк­ту­ру шекс­пи­ров­ско­го текста.

Не слу­чай­но для поста­нов­ки шот­ланд­ской тра­ге­дии им была избра­на  кух­ня ресто­ра­на. Шекс­пир часто про­ти­во­по­став­лял и стал­ки­вал две край­но­сти бытия – смерть и рож­де­ние. Что под­дер­жи­ва­ет жиз­нь и рас­су­док луч­ше, чем сон и еда? А что может при­ве­сти к смер­ти как не их отсут­ствие? Или может послу­жить нака­за­ни­ем за смерт­ный грех? У Шекс­пи­ра семей­ство Мак­бет после ужас­ных убий­ств лиша­ет­ся и сна и жела­ния есть. Дра­ма­тург Питер Моф­фат посту­па­ет со зри­те­лем не менее ради­каль­но: при том, что на кух­не ресто­ра­на посто­ян­но что-то гото­вит­ся, режет­ся и жарит­ся, — в филь­ме вы не уви­ди­те про­цес­са еды.

Напро­тив, Моф­фат выстав­ля­ет напо­каз мусор, отхо­ды. С пер­вой же мину­ты фильм начи­на­ет­ся пока­зом город­ской свал­ки, кру­жа­щих над ней птиц и круп­но­го пла­на лиц трех мусор­щи­ков, фило­соф­ски поеда­ю­щих объ­ед­ки бутер­бро­дов в каби­не крас­но­го мусо­ро­во­за.

Поз­же ста­нет понят­но, что эта тро­и­ца – сар­ка­сти­че­скя трак­тов­ка “Weird Sisters”, ведьм-вещу­ний, при­сут­ству­ю­щих у Шекс­пи­ра в пье­се. По ходу филь­ма они пред­ска­зы­ва­ют Мак­бе­ту буду­щее, и в ответ на его удив­ле­ние, алле­го­рич­но ссы­ла­ют­ся на отхо­ды, кото­рые со все­го горо­да выво­зят на свал­ку. Мол, по отхо­дам опре­де­ля­ет­ся сущ­но­сть чело­ве­че­ской нату­ры, что с ней про­ис­хо­дит и что про­изой­дет.

кадр из фильма Шекспир на новый лад (ShakespeaRe-Told)_мусорщики «У нас все здесь – от пре­зер­ва­ти­ва до упа­ко­вок и банок, вся жиз­нь, все наши радо­сти от колы­бе­ли до моги­лы, шум и яро­сть… вче­раш­ний зав­трак, вче­раш­нее мясо, вче­раш­ние люди…».

В оче­ред­ной раз Моф­фат, под­ра­жая шекс­пи­ров­ской мане­ре, скры­ва­ет в их сло­вах игру зна­че­ний, созда­ет интел­лек­ту­аль­ные пере­вер­ты­ши: «шум и яро­сть» — это явная отсыл­ка к цита­те из пье­сы: «Жиз­нь — это исто­рия, рас­ска­зан­ная иди­о­том, напол­нен­ная шумом и яро­стью и не зна­ча­щая ниче­го».

Конеч­но, вир­ту­оз-повар не был бы тако­вым, если бы не воз­ве­ли­чи­вал образ еды. В моно­ло­гах Джо Мак­бе­та явно при­сут­ству­ет ее поэ­ти­зи­ро­ва­ние. Раз­ве не зву­чит слу­чай­но бро­шен­ное им тре­бо­ва­ние сво­е­му кухон­но­му помощ­ни­ку, как поэ­ти­че­ская стро­ка: «Долж­но бле­стеть как све­жая печень телен­ка…».
А когда сидя в баре, он пере­чис­ля­ет по датам свои ощу­ще­ния от впер­вые отве­дан­ных про­дук­тов?
«Пер­вая уст­ри­ца: мне было пять лет, когда отец дал мне попро­бо­вать уст­ри­цу… я боял­ся до смер­ти, но съел – это изме­ни­ло мою жиз­нь…
пер­вый зажа­рен­ный воро­бей… с тех пор я люб­лю хруст малень­ких косто­чек во рту… все дума­ют, что еда это вкус и запах, но это не так…
…зна­ешь, что я люб­лю в каль­ма­рах? – назва­ние… неиз­вест­но как оно появи­лось в 17 веке, слов­но Гос­по­дь раз­верз небе­са и шаг­нул отту­да к людям…».

К досто­ин­ствам филь­ма мож­но отне­сти и мастер­ски подо­бран­ную цве­то­вую палит­ру. Это насто­я­щая живо­пись. Крас­ный, белый и чер­ный – три основ­ных цве­та, в кото­рые окра­шен фильм.  Как уже понят­но, крас­ный зада­ет тон все­му: он скво­зит во всех дета­лях, в инте­рье­ре, в одеж­де. Он пред­вест­ник убий­ств. Там, где он появ­ля­ет­ся — про­ли­ва­ет­ся кро­вь. Даже три ведь­мы — вер­нее, здесь это три ведь­ма­ка-про­ро­ка, разъ­ез­жа­ют на баг­ро­во-крас­ном мусор­ном гру­зо­ви­ке и в крас­ных вяза­ных шапоч­ках…

Не ста­нем далее про­во­дить ана­лиз филь­ма. Дума­ем вам уже и так ясно, что этот бри­тан­ский кино­ше­девр име­ет слож­ней­шую внут­рен­нюю архи­тек­ту­ру, чем и пред­став­ля­ет инте­рес для цени­те­лей неор­ди­нар­но­го кино. Так что реко­мен­ду­ем его к про­смот­ру. Но для более пол­но­го пони­ма­ния про­ис­хо­дя­ще­го в филь­ме, сове­ту­ем перед про­смот­ром – если не про­чи­тать – то хотя бы озна­ко­мить­ся с сюже­том ори­ги­на­ла пье­сы «Мак­бет».

В заклю­че­ние, пред­ла­га­ем чуть отвлечь­ся и посмот­реть на забав­ную попыт­ку бри­тан­ско­го режис­се­ра и номи­нан­та пре­мий «Оскар» и BAFTA Бар­ри Перв­са уме­стить все твор­че­ство Шекс­пи­ра в пяти­ми­нут­ном ани­ма­ци­он­ном филь­ме «Next», (1989).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *