СЕЛЬДЬ КАК ОБЪЕКТ ИСКУССТВА

сельдь как объект искусства 600 х 340
По отзывам искусствоведов, сельдь как блюдо – один из наиболее частых объектов изображения в живописи. Пик ее популярности пришелся на XVII век, когда натюрморт получил широкое распространение как самостоятельный жанр. Не утратила она своих позиций и в наше время, заполонив многочисленные полотна неразрывным союзом “водка-селедка”. Но всего этого не произошло бы, если бы не голландский рыбак Виллем Якоб Бёкельцоон (Willem Beukelszoon), живший 600 лет назад. Но обо всем по порядку.

В эко­но­ми­ке Гол­лан­дии все­гда исклю­чи­тель­но важ­ное место зани­ма­ло рыбо­лов­ство, кото­рым жите­ли побе­ре­жья зани­ма­лись с неза­па­мят­ных вре­мен. Рыб­ное изоби­лие не раз ста­но­ви­лось темой для худож­ни­ков. Зна­ме­ни­тая “Рыб­ная лав­ка” Сней­дер­са выстав­ля­ет напо­каз зри­те­лю-поку­па­те­лю все, чем сла­ви­лись мно­го­чис­лен­ные рыб­ные рын­ки того вре­ме­ни — кра­бов, ома­ров, уст­риц и, конеч­но же, раз­но­об­раз­ные сор­та рыб.

Рыбная лавка- Франс Снейдерс -800 х 493

Рыб­ная лав­ка”, Франс Сней­дерс

Сре­ди это­го рыб­но­го вели­ко­ле­пия селед­ка счи­та­лась бро­со­вой рыбой. Она слу­жи­ла пищей нищим, а так­же мона­хам, сми­ря­ю­щим гор­ды­ню зло­вон­ной едой и заклю­чен­ным для усу­губ­ле­ния нака­за­ния. Вплоть до XV века сель­дь не уме­ли солить, и она отли­ча­лась про­горк­лым, горь­ко­ва­тым вку­сом и край­не непри­ят­ным запа­хом. Все изме­ни­лось в кон­це XIV века, когда рыба­ку Вил­ле­му Яко­бу Бёкель­цо­ону, жив­ше­му в при­бреж­ной дерев­не Биер­флит, при­шла про­стая до гени­аль­но­сти идея – уда­лять перед засол­кой у рыбы жабры, кото­рые при­да­ва­ли ей горь­кий вкус и про­из­во­дить засол пря­мо в море, а не вести сель­дь на берег. Бёкель­цо­он укла­ды­вал све­же­вы­лов­лен­ную рыбу сло­я­ми, рав­но­мер­но пере­сы­пая солью, и пока его лод­ка шла к бере­гу, сель­дь про­са­ли­ва­лась в боч­ках. В 1390 году сель­дь засол­ки Бёкель­цо­о­на поко­ри­ла круп­ные гол­ланд­ские горо­да, а спу­стя все­го 3 года начал­ся насто­я­щий селе­доч­ный бум.

художник Абрахам ван Беерен 800 х 472 Рыбный рынок- Александр Ван Бредал -850 х 647

Сла­ва сель­ди из Гол­лан­дии рас­про­стра­ни­лась по всей Евро­пе, став одной из глав­ных ста­тей экс­пор­та. К XVII веку “селе­доч­ный флот” насчи­ты­вал поряд­ка 25 000 посу­дин. Гро­мад­ные кара­ва­ны купе­че­ских судов выво­зи­ли селед­ку в дру­гие стра­ны. Так неболь­шая рыба неве­ро­ят­но обо­га­ти­ла стра­ну. Неда­ром гол­ланд­ская посло­ви­ца гово­рит, что город Амстер­дам “выстро­ен на хреб­те селед­ки”.
Вил­лем Якоб Бёкель­цо­он умер в 1397 году и был похо­ро­нен с боль­ши­ми поче­стя­ми. В 1556 году покло­нить­ся праху про­сто­го рыба­ка при­шли импе­ра­тор Карл V и его сест­ра Мария, коро­ле­ва вен­гер­ская. Они отда­ли долж­ное чело­ве­ку, создав­ше­му кули­нар­ный дели­ка­тес, кото­рый при­вел к про­цве­та­нию целую стра­ну. С тех пор луч­шую гол­ланд­скую сель­дь во всех стра­нах Запад­ной Евро­пы назы­ва­ют в честь рыба­ка “беклинг”.

иллюстрация Император Карл V посещает могилу рыбака 650 х 539 Willem Beukelszoon 650 х 488

Неболь­шая по тер­ри­то­рии и насе­ле­нию (око­ло 2 млн. чело­век) Гол­лан­дия XVII века ста­ла могу­ще­ствен­ной мор­ской дер­жа­вой и самой про­цве­та­ю­щей стра­ной евро­пей­ско­го кон­ти­нен­та. В это же вре­мя про­ис­хо­дит и рас­цвет натюр­мор­та, кото­рый как жанр появил­ся имен­но в Гол­лан­дии и быст­ро рас­про­стра­нил­ся по всей Евро­пе.
Гол­ланд­ский натюр­морт насы­щен раз­но­об­раз­ны­ми алле­го­ри­я­ми и мета­фо­ра­ми. И изоб­ра­же­ние селед­ки на кар­ти­не — это не толь­ко дань люби­мо­му и попу­ляр­но­му блю­ду. “Натюр­мор­ты с селед­кой” име­ют еще и сакраль­ный под­текст. Рыба – это древ­ний сим­вол Иису­са Хри­ста. К хри­сти­ан­ским сим­во­лам отно­сят­ся так­же изоб­ра­же­ния хле­ба и бока­ла вина. На ран­них натюр­мор­тах пред­ме­ты сте­пен­но выстра­и­ва­лись в соот­вет­ствии с усто­яв­ши­ми­ся кано­на­ми. Скром­ные и неза­мыс­ло­ва­тые “зав­тра­ки” отра­жа­ли пури­тан­ские вку­сы пуб­ли­ки, а сим­во­ли­ка кар­тин была понят­на людям той эпо­хи. Так на натюр­мор­те гол­ланд­ско­го худож­ни­ка Пите­ра Кла­са (1597 – 1661) сель­дь – это сим­вол Хри­ста, хлеб и вино – таин­ство при­ча­стия, нож — сим­вол жерт­вы, лимон – крат­ко­сть зем­ных удо­воль­ствий, оре­хи в скор­лу­пе — душа, ско­ван­ная гре­хом, вино­град – сим­вол боже­ствен­но­го покро­ви­тель­ства.

натюрморт художника Питера Класа- 800 х 605натюрморт Бодегон с селедкой- Питер Клас - 800 х 583

Одной из зна­ме­ни­тых кар­тин того вре­ме­ни стал натюр­морт Йозе­фа де Брая “Похва­ла селед­ке” (1656). Про­стран­ство кар­ти­ны орга­ни­зо­ва­но вокруг бело­мра­мор­ной пли­ты, обрам­лен­ной сель­дя­ми, со сти­хо­твор­ным гим­ном Яко­ба Вестер­ба­на (1633), кото­рый при­хо­дил­ся род­ным дядей худож­ни­ку. Под пли­той со сти­хо­тво­ре­ни­ем изоб­ра­жен соб­ствен­но натюр­морт с тра­ди­ци­он­ным набо­ром пред­ме­тов: кера­ми­че­ский сосуд, бока­лы с дву­мя сор­та­ми пива и раз­де­лан­ная сель­дь, изоб­ра­жен­ная настоль­ко нату­раль­но и вир­ту­оз­но, что ее мож­но при­чис­лить к малень­ко­му шедевру.
Похва­ла селед­ке (под­строч­ный пере­вод)
натюрморт Похвала селедке 780 х 925Соле­ная селед­ка чистая,
Жир­ная, тол­стая и длин­ная,
Уже без голо­вы,
Акку­рат­но раз­ре­зан­ная вдоль живо­та и спи­ны,
Со сня­той кожей.
Внут­рен­но­сти выну­ты,
Сырые или жаре­ные на огне,
Не забы­вать при этом о луке,
И преж­де чем вече­ром позд­но
Отпра­ви­лось на покой солн­це,
Съе­ден­ные голод­ным.
И к это­му кусок,
Такой же вели­чи­ны, как кре­стьян­ский хлеб,
Ржа­но­го хле­ба съе­ден.
Хоро­шее лекар­ство
Тери­ак не может
Столь достой­ным похва­лы быть.
Гло­то­чек, он очень хорош затем,
Бред­ско­го или хар­лем­ско­го пива
Или из дел­фт­ских каба­ков,
Он дела­ет глот­ку
Сно­ва под­хо­дя­щей, глад­кой и скольз­кой,
Что­бы утром опять напить­ся.
И если тебе чер­тов­ски пло­хо
И ты с откры­той пастью, зевая, сло­ня­ешь­ся,
Он сно­ва может тебя сде­лать све­жень­ким и весе­лым.

Прак­ти­че­ски невоз­мож­но най­ти масте­ра натюр­мор­та того вре­ме­ни, кото­рый не отдал бы долж­ное селед­ке. Так, напри­мер, в рабо­тах Вил­ле­ма ван Алста (1626 – 1683), нидер­ланд­ско­го худож­ни­ка эпо­хи барок­ко, кото­рый спе­ци­а­ли­зи­ро­вал­ся на цве­точ­ных и фрук­то­вых натюр­мор­тах, мож­но обна­ру­жить и вез­де­су­щую селед­ку.

натюрморт Завтрак-Виллем ван Алст 500 х 628 натюрморт Виллем ван Алст 600 х 723

А это рабо­ты худож­ни­ка Геор­га Фле­ге­ля (1566 – 1638) — осно­ва­те­ля немец­кой шко­лы натюр­мор­та.

натюрморт с селедкой и жуком- Георг Флегель -800 х 523 Роскошный натюрморт-Георг Флегель 800 х 520

Сов­мест­ная рабо­та двух худож­ни­ков Adriaan de Lelie и Willem van Leen под назва­ни­ем “Под­го­тов­ка пер­вой сель­ди к про­да­же” (1815) посвя­ще­на празд­ни­ку селед­ки ново­го уло­ва, тра­ди­ция кото­ро­го заро­ди­лась еще в XVI веке и бла­го­по­луч­но дожи­ла до наших дней.

картина Adriaan de Lelie - Подготовка первой сельди к продаже 600 х 862По обы­чаю на вто­рой день Тро­и­цы рыбо­ло­вец­кий флот выхо­дил в море и сре­ди моря­ков устра­и­ва­лись “селе­доч­ные гон­ки”. Весь город соби­рал­ся на при­ста­ни в ожи­да­нии побе­ди­те­ля Селе­доч­ной Рега­ты. Пер­вый корабль с сель­дью ново­го сезо­на встре­чал­ся со все­ми поче­стя­ми, и… насту­па­ла гастро­но­ми­че­ская вак­ха­на­лия. Отве­дать новую сель­дь соби­ра­лись все от мала до вели­ка. Шум­ные народ­ные гуля­ния про­дол­жа­лись весь день, и эта тра­ди­ция сохра­ни­лась до сих пор. Откры­тие сезо­на лов­ли про­ис­хо­дит в при­го­ро­де Гаа­ги в ста­рой гава­ни Схе­фе­нин­ген, на гер­бе кото­рой кра­су­ют­ся три коро­но­ван­ные сель­ди. Празд­ник полу­чил назва­ние День флаж­ков (Vlaggetjesdag), посколь­ку ими укра­ша­ют гава­нь город­ка и близ­ле­жа­щие ули­цы.
Петр Вай­ль в “Гении места” (1999) писал: “Селед­ка про­да­ет­ся в ларь­ках на ули­це, слов­но хот-дог, и насто­я­щий люби­тель ест ее без хле­ба и лука, про­сто под­ни­мая двой­ное очи­щен­ное филе за хво­ст и запро­ки­ды­вая голо­ву, как гор­ни­ст. «Отку­да такая неж­но­сть?» — не о том ли спро­сил поэт. Будучи корен­ным рижа­ни­ном, я кое-что пони­маю в этом про­дук­те и могу ска­зать, что из всех мор­ских богат­ств — и шире: дости­же­ний циви­ли­за­ции — по изыс­кан­но­сти вку­са толь­ко нор­веж­ская мало­соль­ная лосо­си­на и кас­пий­ская севрю­га горя­че­го коп­че­ния могут встать рядом с гол­ланд­ской моло­дой селед­кой”.

В былые вре­ме­на пер­вый бочо­нок с сель­дью ново­го сезо­на пред­на­зна­чал­ся монар­хам. Сего­дня же сим­во­ли­че­ский пер­вый бочо­нок про­да­ют на аук­ци­о­не, а выру­чен­ные день­ги идут на бла­го­тво­ри­тель­но­сть. В 2012 году бочо­нок был про­дан за рекорд­ные €95 000.
Селед­ка, вылов­лен­ная с кон­ца мая до кон­ца июля, счи­та­ет­ся осо­бо цен­ной. В этот пери­од она успе­ва­ет набрать наи­боль­шую жир­но­сть (16 –25%), но при этом не успе­ва­ет отдать все свои запа­сы буду­ще­му потом­ству, т.е. она еще не опло­до­тво­ре­на. Такую сель­дь назы­ва­ют “девственной”(maatjes haring) и счи­та­ют наи­бо­лее вкус­ной.

На Руси гол­ланд­ская селед­ка появи­лась бла­го­да­ря Пет­ру I, до кото­рой он был боль­шой охот­ник. Труд­но ска­зать, когда было най­де­но на ред­ко­сть орга­нич­ное соче­та­ние “вод­ка – селед­ка”, но зариф­мо­ван­ная иде­аль­ная пара ста­ла клас­си­кой рус­ской кух­ни. В трак­ти­рах доста­точ­но было крик­нуть “Риф­ма!” и поло­вой тут же пода­вал рюм­ку вод­ки, а к ней кусо­чек чер­но­го хле­ба с селед­кой. Уже к XX веку в оте­че­ствен­ном искус­стве закре­пи­лось поня­тие “типич­ный рус­ский натюр­морт”, кото­рый изоб­ра­жал в раз­ных видах три­еди­ный союз – селед­ка, хлеб, вод­ка. Но это уже дру­гая исто­рия…

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *