СЕЛЬДЬ И ТИПИЧНО РУССКИЙ НАТЮРМОРТ

типично русский натюрморт 600 х 340
Селедка – не только излюбленная еда для ее многочисленных почитателей, но и наиболее часто изображаемый объект отечественного искусства. Как холодная закуска она была известна еще с XV века, когда  в Новгород начали завозить знаменитую сельдь голландской засолки, но широкое распространение селедка получила в петровские времена.

Уже к нача­лу XX века селед­ка оте­че­ствен­но­го про­из­вод­ства цени­лась на рын­ке выше, чем завоз­ная, хотя по при­выч­ке вся­кую боч­ко­вую селёд­ку про­дол­жа­ли назы­вать “гол­ланд­ской”. Эта рыба была самой демо­кра­ти­че­ской и рас­про­стра­нен­ной едой, а про­сто­на­ро­дье добав­ля­ло ее всю­ду — от вине­гре­та до кот­лет. О том, как пра­виль­но чистить селед­ку на соб­ствен­ном горь­ком опы­те убе­дил­ся чехов­ский Вань­ка Жуков: “А на неде­ле хозяй­ка веле­ла мне почи­стить селед­ку, а я начал с хво­ста, а она взя­ла селед­ку и ейной мор­дой нача­ла меня в харю тыкать” .
Селед­ка для подав­ля­ю­ще­го боль­шин­ства — преж­де все­го гени­аль­ная закус­ка под водоч­ку. Вспом­ним хотя бы штабс-капи­та­на Мыш­ла­ев­ско­го из “Дней Тур­би­ных” с его зна­ме­ни­той фра­зой: “ А как же Вы селед­ку без вод­ки буде­те есть? Абсо­лют­но не пони­маю”.

Внача­ле XX сто­ле­тия в оте­че­ствен­ном натюр­мор­те сло­жил­ся попу­ляр­ный гастро­но­ми­че­ский сюжет – наци­о­наль­ный горя­чи­тель­ный напи­ток в обрам­ле­нии раз­но­об­раз­ных заку­сок, где паль­му пер­вен­ства дер­жа­ла селед­ка. Такой набор пред­ме­тов полу­чил назва­ние “типич­но рус­ский натюр­морт” или “пья­ный натюр­морт”. Иро­нич­но обыг­ры­вая его, фир­ма Фаб­ер­же в 1905 году изго­то­ви­ла настоль­ное укра­ше­ние, выпол­нен­ное в аван­гард­ном сти­ле.

настольное украшение Фаберже  600 х 511настольное украшение Фаберже,-фрагмент- 560 х 400

На кир­пи­че из яшмы раз­ло­жен “джентль­мен­ский набор”: гра­не­ный ста­кан вод­ки (хру­сталь), яич­ни­ца (белый камень и янтарь), селед­ка (серебро) и оку­рок папи­ро­сы (хру­сталь и кварц). Муха и газе­та так­же выпол­не­ны из серебра. Обры­вок газе­ты — это точ­ная копия “Ведо­мо­стей Санкт-Петер­бург­ско­го гра­до­на­чаль­ства” от 18 октяб­ря 1905 года с тек­стом Высо­чай­ше­го мани­фе­ста об усо­вер­шен­ство­ва­нии госу­дар­ствен­но­го поряд­ка, под­пи­сан­но­го 17 октяб­ря Нико­ла­ем II (про­то­тип рос­сий­ской Кон­сти­ту­ции). Курьез­ный экс­пе­ри­мент в обла­сти поли­ти­че­ской кари­ка­ту­ры тон­ко пере­да­ет рево­лю­ци­он­ный дух того вре­ме­ни. Уни­каль­ный кам­не­рез­но-юве­лир­ный натюр­морт был куп­лен в 2011 году музе­ем Фаб­ер­же (Баден-Баден) за 800 тысяч евро.

Впер­вые годы совет­ской вла­сти селед­ка, вхо­див­шая вме­сте с чер­ным хле­бом в скуд­ный про­до­воль­ствен­ный паек, ста­но­вит­ся гастро­но­ми­че­ским сим­во­лом сво­е­го вре­ме­ни. “Все от восем­на­дца­ти до пяти­де­ся­ти были заня­ты мир­ным рево­лю­ци­он­ным делом — гото­ви­ли к ужи­ну кот­ле­ты из селе­док, рагу из селе­док, слад­кое из селе­док” (Евге­ний Замя­тин, рас­сказ “Икс”). Вынуж­ден­ная про­ле­тар­ская аске­за пред­став­ле­на в лако­нич­ном натюр­мор­те “Селед­ка”, напи­сан­ным Пет­ро­вым-Вод­ки­ным в 1918 году. Непри­тя­за­тель­ный по набо­ру пред­ме­тов, натюр­морт пере­да­ет при­ме­ты суро­вой эпо­хи, в кото­рой был создан.

натюрморт Селедка -автор Кузьма Петров-Водкин - 800 х 517

Селед­ка”, Кузь­ма Пет­ров-Вод­кин

В этом же ряду сто­ят натюр­мор­ты Вла­ди­ми­ра Мала­ги­са (“Натюр­морт с селед­кой”, 1925) и Зина­и­ды Сереб­ря­ко­вой (“Селед­ка и лимон”, 1920–22).

 Натюрморт с селедкой- Владимир Малагис -350 х 429

 Селедка и лимон- Зинаида Серебрякова - 750 х 500
Ваван­гард­но-аске­тич­ных натюр­мор­тах Дави­да Ште­рен­бер­га, напи­сан­ных в пер­вые после­ре­во­лю­ци­он­ные годы, селед­ка — оли­це­тво­ре­ние ску­до­сти жиз­ни и нуж­ды тех лет.

натюрморт Селедки-1917- Давид Штеренберг   800 х 729Натюр­морт «Селед­ки» пере­но­сит нас пря­мо в реа­лии раз­ру­хи 1917–18 годов, когда эта скром­ная рыбеш­ка была обмен­ной валю­той для боль­шин­ства граж­дан новой дер­жа­вы. Хода­се­вич вспо­ми­на­ет, что встре­тил Анну Ахма­то­ву на база­ре, где она пыта­лась обме­нять селед­ку на что-нибудь при­ем­ле­мое. Сам Хода­се­вич при­шел туда с этой же целью.

В натюр­мор­тах Ште­рен­бер­га <…> есть жад­ное вожде­ле­ние изго­ло­дав­ше­го­ся чело­ве­ка. Это дру­гие тра­ди­ции живо­пи­си, более трез­вый взгляд на дей­стви­тель­но­сть. Но есть такая пере­да­ча мно­го­об­ра­зия пред­мет­но­го мира, когда искус­ство побеж­да­ет кра­со­той убо­же­ство жиз­ни”. (Лилия Рат­нер, “Сча­стье тру­да и три­умф изоби­лия”, 2013)

Давид Штеренберг Натюрморт 450 х 603 Давид Штеренберг Натюрморт с лампой и селедкой 580 х 838

В натюр­мор­тах Хаи­ма Сути­на селед­ка – это при­выч­ная еда чело­ве­ка, вырос­ше­го в захо­луст­ном бело­рус­ском местеч­ке Сми­ло­ви­чи в бед­ной еврей­ской семье. Уехав во Фран­цию до рево­лю­ции, худож­ник стал для роди­ны “поте­рян­ным гени­ем”. В Пари­же он посе­лил­ся на Мон­пар­на­се в леген­дар­ном “Улье” — так назы­вал­ся ком­плекс из 140 сту­дий-ате­лье, сда­ва­е­мый за сим­во­ли­че­скую пла­ту начи­на­ю­щим худож­ни­кам и лите­ра­то­рам. Сре­ди сосе­дей Сути­на были Марк Шагал, Осип Цад­кин, Фер­нан Леже, Алек­сан­др Архи­пен­ко, Аме­део Моди­лья­ни (он стал худож­ни­ку близ­ким дру­гом). Сутин, по выра­же­нию Шолом-Алей­хе­ма, был экс­пер­том по голо­ду. Худож­ни­ком Талов вспо­ми­нал, как тот писал натюр­морт с селед­ка­ми: “Преж­де, чем съесть при­не­сен­ную из лав­ки снедь, он при­ни­мал­ся за натюр­морт и мучил­ся, раз­ры­ва­е­мый голо­дом, пожи­рая ее лишь гла­за­ми, не поз­во­ляя себе к ней при­тро­нуть­ся, пока не закон­чит рабо­ту. Он ста­но­вил­ся бес­но­ва­тым, слю­ни тек­ли у него при мыс­ли о пред­сто­я­щем ”коро­лев­ском обе­де”.

Хаим Сутин натюрморт  800 х 659 Хаим Сутин Натюрморт с селедкой, 1916   604 х 800

Сей­час кар­ти­ны Хаи­ма Сути­на сто­ят мил­ли­о­ны дол­ла­ров и нахо­дят­ся в экс­по­зи­ци­ях зна­ме­ни­тых музеев и част­ных кол­лек­ци­ях. В числе обла­да­те­лей его кар­тин — Иза­бел­ла Рос­сел­ли­ни, семья Чап­ли­на, потом­ки Шага­ла, Фрэн­сис Форд Коп­по­ла.

Водоч­но-селе­доч­ный натюр­морт стал попу­ляр­ной темой в совет­скую эпо­ху. Типич­но рус­ско­му натюр­мор­ту отда­ва­ли долж­ное как пред­ста­ви­те­ли офи­ци­аль­но­го соц­ре­а­лиз­ма, так и нон­кон­фор­ми­сты. В насле­дии веду­ще­го масте­ра совет­ской живо­пи­си Пет­ра Кон­ча­лов­ско­го есть “Натюр­морт с завар­ны­ми чай­ни­ка­ми” (1946), где цен­траль­ная роль отве­де­на отню­дь не чай­ни­кам, а ком­по­зи­ции на под­но­се — бутыл­ке вод­ки и закус­ке, вклю­чая селед­ку.

П.Кончаловский Натюрморт с заварными чайниками 600 х529

Натюр­морт с завар­ны­ми чай­ни­ка­ми”, П.Кончаловский

Эту же тему про­дол­жа­ют мно­го­чис­лен­ные натюр­мор­ты совет­ских худож­ни­ков.

Евгений Мельников Натюрморт с водкой и селедкой, 1970 800 х 610

Натюр­морт с вод­кой и селедкой”(1970), Евге­ний Мель­ни­ков

Круп­ней­ший пред­ста­ви­тель мос­ков­ско­го анде­гра­ун­да Оскар Рабин пере­ехал во Фран­цию в 1978 году, когда был лишен совет­ско­го граж­дан­ства “в свя­зи с тем, что его дея­тель­но­сть позо­рит зва­ние совет­ско­го граж­да­ни­на”. Его кар­ти­ны напол­не­ны пря­мы­ми ассо­ци­а­ци­я­ми. Так в “Натюр­мор­те с рыбой и газе­той “Прав­да” 7” (1968) селед­ка и ста­кан на рас­сте­лен­ной газе­те отра­жа­ют жиз­нь с ее неустро­ен­но­стью и пьян­ством, сар­ка­сти­че­ски сопо­став­лен­ную с заго­лов­ка­ми на обрыв­ках газе­ты. Вер­но­сть сво­им излюб­лен­ным темам и моти­вам он про­нес сквозь стра­ны и годы, вот толь­ко “Сто­лич­ную” на его кар­ти­нах заме­нил Absolut.

Оскар Рабин Натюрморт с рыбой и газетой 750х 634 Оскар Рабин Абсолют и две большие селедки, 2006 620 х 420

Харак­тер­ной при­ме­той совет­ской эпо­хи водоч­но-селе­доч­ная тема явля­ет­ся и для совре­мен­ной худож­ни­цы Оль­ги Оснач. В ее серии “Былое и думы” с порт­ре­та­ми совет­ской еды (имен­но порт­ре­та­ми, а не натюр­мор­та­ми) пред­став­ле­на и нераз­луч­ная пара вод­ка – селед­ка.

натюрморт Селедка с луком-Ольга Оснач - 800 х 562

Селед­ка с луком”, Оль­га Оснач

В наши дни тема “пья­ных” натюр­мор­тов по-преж­не­му акту­аль­на, посколь­ку в ней до сих пор видят и прав­ду жиз­ни, и прав­ду искус­ства.

Родионова Светлана Александровна  Натюрморт с селёдкой  800 х 678

Натюр­морт с селёд­кой”, Роди­о­но­ва Свет­ла­на Алек­сан­дров­на

 

Натюрморт с селедкой-  Максим Шамота -800 х 642

Натюр­морт с селед­кой”, Мак­сим Шамо­та

 

Русский завтрак- Ольга Маланчева, 800 х 557

Рус­ский зав­трак “, (2007), Оль­га Малан­че­ва

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *