ПРАЗДНИК ВТОРОГО ДНЯ

kubarev fillip_tradicioniy noviy god 800 х 665

На вто­рой день после встре­чи Ново­го года, весь­ма орга­нич­но может смот­реть­ся цита­та  из кни­ги Алек­сандра Гени­са “Коло­бок и дру­гие кули­нар­ные путе­ше­ствия” (2010). Бес­спор­но, о лич­но­сти талант­ли­во­го лите­ра­то­ра луч­ше все­го могут рас­ска­зать его про­из­ве­де­ния. Но из веж­ли­во­сти сле­ду­ет пред­ста­вить авто­ра лите­ра­тур­ной цита­ты, кото­рую при­ве­дем ниже. Прав­да, вкрат­це это сде­лать слож­но: с тече­ни­ем жиз­ни у Алек­сандра Гени­са нако­пи­лось черес­чур мно­го досто­ин­ств и заслуг. Впро­чем, само­го авто­ра десят­ка заме­ча­тель­ных книг и сот­ни эссе, оче­вид­но, соб­ствен­ная пер­со­на мало инте­ре­су­ет. На сво­ем бло­ге он посвя­тил ей все­го несколь­ко строк: родил­ся 11 фев­ра­ля 1953 года, учил­ся в риж­ском уни­вер­си­те­те, тепе­реш­нее место житель­ства – Нью-Йорк. Еще ука­зы­ва­ет, что его инте­ре­су­ет — «всё», а сре­ди его дру­зей – кот Герод­от и четы­ре вело­си­пе­да…  (snob.ru)

alexandr genisТам скром­но не ука­за­но, что он — член Ака­де­мии рос­сий­ской сло­вес­но­сти, ред­со­ве­та жур­на­ла «Ино­стран­ная лите­ра­ту­ра». Так же то, что он был веду­щим теле­ви­зи­он­но­го цик­ла «Пись­ма из Аме­ри­ки», и что его боль­ше зна­ют, как авто­ра книг «Аме­ри­кан­ская азбу­ка», «Вави­лон­ская баш­ня», «Довла­тов и окрест­но­сти» и дру­гих. А кни­гу (напи­сан­ную в соав­тор­стве с Пет­ром Вай­лем) «Рус­ская кух­ня в изгна­нии», попро­сту сле­ду­ет отне­сти к образ­цам совре­мен­но­го фуд-рай­тер­ско­го искус­ства.

Все его кни­ги и мно­го­чис­лен­ные эссе выде­ля­ют эру­ди­ро­ван­но­сть, интел­ли­гент­но­сть, сло­вес­ное изя­ще­ство и, в то же вре­мя, — иро­нич­ная пода­ча мате­ри­а­ла, пара­док­саль­но­сть, на ряду с ори­ги­наль­ным взгля­дом на вещи. Генис уме­ет выстра­и­вать логи­че­ские кон­струк­ции, усмат­ри­вать тен­ден­ции, уме­ет мета­фо­рич­но выра­жать свои точ­ные наблю­де­ния. Подоб­ные каче­ства его лите­ра­тур­ных работ сде­ла­ли стиль узна­ва­е­мым и непо­вто­ри­мым. Это некая «куль­ту­ро­ло­гия в сти­ле «фьюжн-эссе». Тема­ти­ки тут спле­те­ны, как нити мак­ра­ме: исто­рия, путе­ше­ствия, кули­на­рия — все это пре­вра­ща­ет­ся в эпи­ку­рей­ские, чув­ствен­ные ощу­ще­ния будь то от хоро­шей еды или удач­ной поезд­ки в дру­гую стра­ну…  Генис как бы што­па­ет стеж­ка­ми-строч­ка­ми про­ре­хи в куль­ту­ре. По его мне­нию:

«люб­ви посвя­ще­ны мил­ли­о­ны пре­крас­ных стра­ниц, а сек­су все­го несколь­ко удач­ных стро­чек. Куль­ту­ра лег­ко справ­ля­ет­ся толь­ко с опи­са­ни­я­ми, ею же и порож­ден­ны­ми, а в опи­са­нии телес­ных удо­воль­ствий ее слов­но пара­ли­зу­ет…»

Тра­ди­ций “кули­нар­ной эссе­ти­сти­ки” в рус­ской лите­ра­ту­ре, и вовсе нет — утвер­жда­ет автор. И ста­ра­ет­ся менять поло­же­ние дел для чита­те­лей…

Черст­вые име­ни­ны”

Назва­ние про­ис­хо­дит от зачерст­вев­ше­го на сле­ду­ю­щий день тра­ди­ци­он­но­го име­нин­но­го пиро­га, кото­рым винов­ни­ку тор­же­ства пола­га­лось ода­ри­вать рас­хо­дя­щих­ся с пира гостей. В нашем оби­хо­де, одна­ко, черст­вые име­ни­ны озна­ча­ют вся­кий празд­ник вто­ро­го дня, когда про­спав­ши­е­ся гости с утра соби­ра­ют­ся доедать остат­ки.

Дру­ги­ми сло­ва­ми, это пост­скрип­тум засто­лья. Надо при­знать, что в этом тор­же­стве есть и своя уста­лая поэ­зия, и отчет­ли­вый кули­нар­ный харак­тер. Осо­бен­но когда дело про­ис­хо­дит после Ново­го года, кото­рый мы по неле­по­му, но неис­тре­би­мо­му обы­чаю встре­ча­ем обиль­ной полу­ноч­ной тра­пе­зой.

_Valentin_Gubarev_Novuyy_godКому же не зна­ко­мы это бро­же­ния вокруг накры­то­го сто­ла, когда слю­ны текут, как у соба­ки Пав­ло­ва, но часы сто­ят, слов­но уби­тые, отда­ляя пер­вый бокал шам­пан­ско­го и пер­вый, уже час назад нама­зан­ный бутер­брод с икрой.

Беше­ный ново­год­ний голод меша­ет с умом рас­по­ря­дить­ся празд­нич­ным уго­ще­ньем. Пихая в себя все под­ряд, то и дело отры­ва­ясь на хло­пуш­ки и тан­цы, мы зна­ем, что в награ­ду за бес­ша­баш­ный ужин нас ждет несрав­ни­мый зав­трак: празд­ник объ­ед­ков — черст­вые име­ни­ны.

Вот поче­му рачи­тель­ный хозя­ин не ляжет спать, пока не выта­щит окур­ки из мас­ла (заод­но узнав, кого боль­ше не при­гла­шать) и не рас­по­ря­дит­ся наго­тов­лен­ным. Он отпра­вит­ся на покой, лишь рас­со­вав закус­ки в холо­диль­ник и выста­вив за окно нику­да не вле­за­ю­щий про­ти­вень с обво­ро­жи­тель­ным, но так и непо­ча­тым гусем.

А на сле­ду­ю­щий день начи­на­ет­ся новое, на этот раз уж точ­но кули­нар­ное тор­же­ство. В ново­год­нюю ночь все мы склон­ны уми­лять­ся поступ­кам ближ­них, фило­соф­ство­вать о при­ро­де вре­ме­ни и заод­но сплет­ни­чать о началь­стве. Но черст­вые име­ни­ны — празд­ник толь­ко и имен­но желуд­ка. Похмель­ный аппе­тит все дела­ет вкус­нее — и поте­ряв­шее фор­му, но не суть, залив­ное, и взгро­моз­див­шу­ю­ся на одну тарел­ку дели­ка­тес­ную рыбу всех сор­тов и оттен­ков, и неиз­беж­ный, но очень вкус­ный салат оли­вье, из кото­ро­го успе­ли раз­ве что выдер­нуть все рав­но лиш­ние кре­вет­ки. Ну и, конеч­но, толь­ко на сле­ду­ю­щий день мож­но по-насто­я­ще­му рас­про­бо­вать разо­гре­тое горя­чее. Хоро­шо при­го­тов­лен­ный око­рок или талант­ли­во зажа­рен­ная пти­ца за про­ве­ден­ную на моро­зе ночь толь­ко набе­рет­ся вку­са.

Гос­по­ди, как же слав­но пьет­ся вод­ка под все эти запа­сен­ные впрок радо­сти! И с каж­дой рюм­кой все живее течет про­ник­но­вен­ная неза­кон­чен­ная нака­ну­не бесе­да — если не о близ­ких и не о фило­соф­ской при­ро­де вре­ме­ни, то уж точ­но о коз­нях началь­ства.

Алек­сан­др Генис. Из кни­ги “Коло­бок и др. Кули­нар­ные путешествия”(2010)

Мно­гие кули­нар­ные эссе Гени­са неволь­но вызы­ва­ют в душе лег­кую рябь носталь­гии по ушед­ше­му вре­ме­ни (сла­ва-те  Гос­по­ди, без­воз­врат­но­му…), по запе­чат­лев­шим­ся в под­со­зна­нии сов­ко­вым брен­дам и тра­ди­ци­ям. И этот неис­ко­ре­ни­мый ком­плекс, — что-то на подо­бии эми­грант­ской тос­ки по белым берез­кам, —  вызы­ва­ет при­зра­ки про­шло­го, кото­рые спу­стя деся­ти­ле­тия, выгля­дят вин­таж­ным ретро…

plakat sssr

plakat sssr

plakat sssr_

Кста­ти, если вам понра­ви­лась забав­ная кар­тин­ка-иллю­стра­ция, на кото­рой разу­ха­би­сто празд­ну­ют Новый год — знай­те, это узна­ва­е­мый стиль попу­ляр­но­го худож­ни­ка Вален­ти­на Губа­ре­ва. Ста­тью о его твор­че­стве мож­но про­че­сть здесь.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *