ПОДВЫПИВШИЕ ИСТОРИИ ГОЛЛИВУДСКОГО ПАНТЕОНА

шарж на голливудских звезд- книга Of All the Gin Joints-Stumbling through Hollywood History
Голливуд традиционно ассоциируется с американской киноиндустрией, поскольку в этом районе располагаются несколько киностудий и живут многие известные киноактёры. Вдоль Голливудского бульвара, на протяжении пятнадцати кварталов, протянулась Аллея Славы, в плиты которой вмонтированы более 2500 именных звёзд актёров, музыкантов, продюсеров и многих других деятелей, внесших свой вклад в индустрию развлечения и искусства. Ежегодно сюда со всего мира собираются миллионы туристов. Но это лишь парадная часть «голливудской славы», темную сторону которой афишировать не принято.

По вече­рам в Лос-Андже­ле­се зазыв­но сия­ют огня­ми мно­го­чис­лен­ные ресто­ра­ны, пабы и лау­нж-бары. К ночи буль­вар Гол­ли­ву­да пре­вра­ща­ет­ся в поди­ум, запол­нен­ный свет­ски­ми льва­ми и льви­ца­ми, кото­рых неот­вяз­но пре­сле­ду­ют вез­де­су­щие папа­рац­ци. Мест­ные зна­ме­ни­то­сти пред­по­чи­та­ют скры­вать­ся от любо­пыт­ных взгля­дов в ноч­ном клу­бе «Teddy’s» леген­дар­но­го оте­ля «Hollywood Roosevelt». Отель неглас­но назы­ва­ет­ся «звезд­ным домом». И не толь­ко пото­му, что был постро­ен на част­ные пожерт­во­ва­ния зна­ме­ни­тых лич­но­стей Гол­ли­ву­да, вро­де Мэри Пик­форд, Луи­са Май­е­ра, Дугла­са Фэр­бенк­са, Чап­ли­на и др. В 1929 году в нем про­шла пер­вая цере­мо­ния награж­де­ния пре­мии «Оскар».
А еще пото­му, что в оте­ле люби­ли оста­нав­ли­вать­ся Гре­та Гар­бо, Кларк Гей­бл, Шир­ли Тем­пл, Гарольд Ллойд и дру­гие кино­звез­ды. Сохра­ни­лась даже фото­гра­фия, на кото­рой мало­из­вест­ная в то вре­мя Мэри­лин Мон­ро, пози­ро­ва­ла око­ло бас­сей­на, сни­ма­ясь в рекла­ме кре­ма для зага­ра. Кста­ти, гости и сотруд­ни­ки оте­ля Рузвельт утвер­жда­ют, что не раз после смер­ти актри­сы, виде­ли в оте­ле при­зрак бело­ку­рой жен­щи­ны, явно похо­жей на Мэри­лин. (Это, веро­ят­но, самое оча­ро­ва­тель­ное из при­ви­де­ний, заме­чен­ных когда-либо).

HOLLYWOOD ROOSEVELT HOTEL (1929) мерелин моноро-рекламное фото у бассейна отеля рузвельт

Вооб­ще, мно­же­ство зда­ний Гол­ли­ву­да, в кото­рых рас­по­ло­же­ны питей­ные заве­де­ния, явля­ют­ся «исто­ри­че­ски­ми памят­ни­ка­ми»: в них либо когда-то про­жи­ва­ла извест­ная лич­но­сть, либо про­ис­хо­ди­ли какие-то зна­ме­на­тель­ные собы­тия. (Пока­за­тель­но, что самая пер­вая кино­сту­дия Гол­ли­ву­да была откры­та в поме­ще­нии, пере­стро­ен­ном из тавер­ны). Поэто­му во мно­гих барах Лос-Андже­ле­са ощу­ща­ет­ся не толь­ко дух спирт­но­го и сигар­ный дым, но и при­сут­ствие вита­ю­щих легенд ушед­шей эпо­хи кино, исто­рий и спле­тен о зна­ме­ни­тых посе­ти­те­лях того вре­ме­ни — кино­ак­те­рах и режис­се­рах ран­не­го Гол­ли­ву­да.

книга Марка Бейли-Of All the Gin Joints- Stumbling through Hollywood HistoryHardcover–2014Отча­сти, такой «таб­ло­ид­ной» тема­ти­ке посвя­тил свою про­шло­год­нюю кни­гу «Of All the Gin Joints: Stumbling through Hollywood History» писа­тель и сце­на­ри­ст Марк Бей­ли. Кни­га ста­ла свое­об­раз­ным про­дол­же­ни­ем его «руко­вод­ства бар­ме­на-биб­лио­фи­ла», издан­но­го в 2006 году. Толь­ко, если в «пер­вой части» шла речь об аме­ри­кан­ских писа­те­лях-алко­го­ли­ках, то в «спо­ты­ка­ю­щих­ся исто­ри­ях Гол­ли­ву­да» автор пред­ста­вил скан­даль­ные слу­чаи с выда­ю­щи­ми­ся гол­ли­вуд­ски­ми пья­ни­ца­ми, поде­лив исто­рии на пери­о­ды — от эпо­хи немо­го кино до 1970-х годов.
Прак­тич­ным допол­не­ни­ем к ним идут рецеп­ты люби­мых кок­тей­лей неко­то­рых звезд, а так же ссыл­ки на раз­лич­ные заве­де­ния, почи­та­е­мые гол­ли­вуд­ски­ми зна­ме­ни­то­стя­ми при их жиз­ни. Напри­мер, такие, как про­слав­лен­ные бары «Musso & Frank», «Пляж­ный Бро­дя­га», кафе «Trocadero» и др.
Счи­та­ет­ся, что луч­ший «мар­ти­ни» Гол­ли­ву­да дела­ет Мэн­ни Агир­ре в баре «Musso & Frank Grill». Этот бар открыл­ся еще в 1919 году и при­ни­мал мно­же­ство зна­ме­ни­то­стей, начи­ная от Чар­ли Чап­ли­на и закан­чи­вая Джон­ни Деп­пом. Завсе­гда­та­я­ми «Musso & Frank Grill» были такие извест­ные писа­те­ли XX-го века, как Ф. Скотт Фиц­д­же­ральд, Уильям Фолк­нер и Рэй­монд Чанд­лер.
Для при­го­тов­ле­ния Мар­ти­ни Агир­ре исполь­зу­ет 70 грамм джи­на, 15 грамм вер­му­та и, сме­шав напит­ки, зали­ва­ет их в бокал со льдом. Стиль­ный штрих, кото­рый в наши дни встре­ча­ет­ся край­не ред­ко — мар­ти­ни пода­ет­ся с олив­кой и малень­ким гра­фин­чи­ком, в кото­рый нали­ва­ет­ся остав­ший­ся кок­тей­ль.
Хотя, неко­то­рые гости пред­по­чи­та­ют зака­зы­вать «Gibson» — кок­тей­ль, кото­рый пил герой филь­ма “К севе­ру через севе­ро-запад” (North by Northwest), сыг­ран­ный Кэри Гран­том. В этом слу­чае «Мар­ти­ни», пода­ет­ся с кусоч­ком лука, а не олив­кой.
На подо­бии оли­вок в бока­ле сухо­го мар­ти­ни, кни­гу укра­ша­ют чер­но-белые шар­жи на зна­ме­ни­тые лики «Доли­ны кукол». Их авто­ром сно­ва стал Эдвард Хемин­гу­эй: он же делал иллю­стра­ции к перо­вой кни­ге Бей­ли.

Иллюстрация Эдвард Хемингуэй  Hemingway_Bailey_GinJoints_Poster_02.indd

Рисо­ван­ные обра­зы гол­ли­вуд­ских выпи­вох Эдвард нароч­но «под­по­ил» джи­ном. Поэто­му они такие шат­кие, теку­чие. Когда вы смот­ри­те на них, — созда­ет­ся иллю­зия, буд­то вы сами немно­го наве­се­ле.  :-)
А его твор­че­ский напар­ник сопро­во­дил поша­ты­ва­ю­щи­е­ся шар­жи Хемин­гу­эя актер­ски­ми рецеп­та­ми выпив­ки, вме­сте с бонус­ны­ми опи­са­ни­я­ми уло­вок, при­ме­ня­е­мых ими в жиз­ни. К при­ме­ру, рецепт кок­тей­ля от Робер­та Мит­че­ма, состо­я­щий из 2 унций бур­бо­на, 3 унций све­же­вы­жа­то­го апель­си­но­во­го сока, 1 унции меда и 1-го сыро­го яйца, сопро­вож­да­ет­ся опи­са­ни­ем того, как теат­раль­но Мит­чем, идя в спаль­ню, делал вид, что наби­ра­ет на ночь воды в высо­кий бокал… А утром от него «поче­му-то» рази­ло бур­бо­ном.

иллюстрации к книге «Of All the Gin Joints: Stumbling through Hollywood History»Из кни­ги мож­но узнать еще мно­го сек­ре­тов гол­ли­вуд­ско­го пан­тео­на. Напри­мер, «жен­ский сек­рет» Мэри Пик­форд во вре­ме­на «сухо­го зако­на» заклю­чал­ся в том, что она пря­та­ла ликер, пере­ли­вая его в бутыл­ки из-под пере­ки­си водо­ро­да. Или узнать поче­му Бин­га Кро­сби — попу­ляр­но­го испол­ни­те­ля «веч­но­зе­лё­ных» джа­зо­вых шля­ге­ров 30–50-х — дру­зья про­зва­ли “Кро­сби-Раз­гул.” Не мень­шим источ­ни­ком для скан­даль­ных таб­ло­и­дов того вре­ме­ни была звез­да немо­го кино и секс-сим­вол 1920-х годов Кла­ра Боу, по про­зви­щу «It-girl». Пото­му как она не скры­ва­ла свое при­стра­стие к алко­го­лю и нар­ко­ти­кам, могла демон­стра­тив­но зака­зы­вать на зав­трак бутыл­ку шам­пан­ско­го и, не стес­ня­ясь в выра­же­ни­ях, пуб­лич­но обсуж­дать сво­их любов­ни­ков, сре­ди кото­рых были актё­ры Гэри Купер, Гил­берт Роланд, Бела Луго­ши и пожи­лой режис­сёр Вик­тор Фле­минг.
Бей­ли упо­ми­на­ет и о том, что пре­вос­ход­ный теат­раль­ный испол­ни­тель шекс­пи­ров­ских ролей — Джон Бэр­ри­мор, стал попу­ляр­ным, бла­го­да­ря сыг­ран­ным им в кино пер­со­на­жам сим­па­тич­ных алко­го­ли­ков. Это само по себе иро­нич­но, ведь Бер­ри­мор и был закон­чен­ным алко­го­ли­ком по жиз­ни. Из при­ме­ток Бей­ли мож­но узнать шоки­ру­ю­щие подроб­но­сти, вро­де той, как вто­рая жена, выбро­сив­шая из дома все бутыл­ки с алко­го­лем, засти­гла Бэр­ри­мо­ра, пью­щим ее оде­ко­лон из фла­ко­нов.
При­стра­стие к спирт­но­му раз­ру­ши­ло его актер­скую карье­ру: из-за про­блем с памя­тью ему тре­бо­ва­лись суф­лер­ские кар­точ­ки, его руки тряс­лись, он стра­дал отеч­но­стью. И, если на семей­ном фрон­те бои шли с пере­мен­ным успе­хом, то в борь­бе с зеле­ным зми­ем он потер­пел зако­но­мер­ное пора­же­ние: в 1942 году актер умер от болез­ни почек и цир­ро­за пече­ни.

Подав­ля­ю­щее боль­шин­ство исто­рий в этой кни­ге осно­ва­ны на реаль­ных фак­тах. Неко­то­рые из них уже пере­ш­ли в раз­ряд мифо­ло­гии, фольк­ло­ра или небы­лиц, и обро­сли допол­ни­тель­ны­ми дета­ля­ми. Мне часто при­хо­дит­ся искать уточ­не­ния – пояс­ня­ет Бей­ли, кото­рый в тече­ние напи­са­ния «спо­ты­ка­ю­щих­ся исто­рий Гол­ли­ву­да» спе­ци­аль­но кон­суль­ти­ро­вал­ся с отде­ла­ми газет­ных хро­ник, иссле­до­вал мему­а­ры зна­ме­ни­то­стей, их био­гра­фии, даже читал судеб­ные акты и запи­си в кни­гах оте­лей, что­бы разыс­кать под­твер­жде­ние фак­там из дале­ко­го про­шло­го.

К руб­ри­ке «наши люди в Гол­ли­ву­де» мож­но отне­сти стра­нич­ку с упо­ми­на­ни­ем об одной из самых зна­ме­ни­тых звезд немо­го кино. Нет, речь идет не о Вере Холод­ной, как может пока­зать­ся. В Аме­ри­ке более попу­ляр­на была рус­ская актри­са из Ялты, Алла Нази­мо­ва, кото­рая в 1905 году при­е­ха­ла на гастро­ли в США и оста­лась там навсе­гда.
После боль­шо­го успе­ха в анти­во­ен­ном филь­ме «Неве­сты вой­ны» (1915), она пере­ез­жа­ет в Лос-Андже­лес, где заклю­ча­ет гран­ди­оз­ный кон­тракт с кино­сту­ди­ей Metro Pictures, пред­ло­жив­шей актри­се гоно­ра­ры боль­ше, чем у супер­стар того вре­ме­ни — Мэри Пик­форд.
Алла при­об­ре­та­ет боль­шой особ­няк на Буль­ва­ре Сан­сет и тра­тит целое состо­я­ние на его рекон­струк­цию с бла­го­устрой­ством близ­ле­жа­щей тер­ри­то­рии (раз­ме­ром в три с поло­ви­ной акра). Перед домом Нази­мо­ва стро­ит бас­сейн в фор­ме Чёр­но­го моря, кото­рый напо­ми­на­ет ей о род­ной Ялте. Имен­но в этот бас­сейн пры­га­ли зна­ме­ни­то­сти тех лет, нака­чав­шись самым попу­ляр­ным в Гол­ли­ву­де “кок­тей­лем” — алко­го­лем и бар­би­ту­ра­та­ми. (Поз­же, когда особ­няк про­да­дут и обо­ру­ду­ют там гости­ни­цу, – эта тра­ди­ция про­дол­жит­ся).

вечеринка в Саду Аллы-Garden Of Allah Party--1959  вечеринка в Саду Аллы-Garden Of Allah Party-

Пуб­ли­ка игри­во назы­ва­ла Аллу Нази­мо­ву — «Мадам». А уве­се­ли­тель­ный ком­плекс был назван ею «Садом Аллы»the garden of Alla»), созвуч­но с наиме­но­ва­ни­ем кни­ги Р. Хичен­са «Сад Алла­ха» («the garden of Allah»), вышед­шей несколь­ки­ми года­ми ранее.
Сад Аллы при­об­рел попу­ляр­но­сть не толь­ко у гол­ли­вуд­ско­го бомон­да. Он так­же стал цен­тро­вым местом сбо­ра лес­бо- и гей­со­об­ще­ств. В “Саду Аллы” регу­ляр­но выпи­ва­ют Гло­рия Свен­сон, Рудоль­фо Вален­ти­но, сест­ры Доро­ти и Лил­ли­ан Гиш, тол­стяк с лицом мла­ден­ца, извест­ный комик Арбакль. Заха­жи­вал и Чар­ли Чап­лин со сво­ей пер­вой женой Мил­дред Хар­рис. И, оче­вид­но, напрас­но. В 1921 году Чап­лин раз­вёл­ся с Хар­рис, ули­чив её в лес­бий­ской свя­зи с хозяй­кой Сада.

В Tallulah Bankheadнетра­ди­ци­он­ных отно­ше­ни­ях с Нази­мо­вой были так­же заме­че­ны пер­вая жена Вален­ти­но — Джин Эккер, разу­ха­би­стая актри­са Тал­лу­ла Бэнк­хед, кото­рая даже на смерт­ном одре выкри­ки­ва­ла — “Коде­ин! Бур­бон!”, и мно­гие дру­гие. Дош­ло до того, что гла­ва кино­ком­па­нии “20 век Фокс” назы­ва­ет Нази­мо­ву “коро­ле­вой кино­шлюх”. Но это лишь добав­ля­ло «нехо­ро­ше­му» месту при­тя­га­тель­но­сти.
Мно­гие звез­ды при­ез­жа­ли к Нази­мо­вой, что­бы пове­се­лить­ся на вече­рин­ках или для при­ват­но­го обще­ния в спе­ци­аль­но постро­ен­ных госте­вых доми­ках-бун­га­ло. Здесь завя­зы­ва­лись полез­ные свя­зи, бур­ли­ли интри­ги и выпи­ва­лись гал­ло­ны спирт­но­го.

Кро­ме это­го, в кни­ге Бей­ли при­во­дят­ся еще десят­ки при­ме­ров подоб­но­го раз­гуль­но­го обра­за жиз­ни извест­ных гол­ли­вуд­ских звезд.
Так что в пресс-рели­зе изда­ния доволь­но точ­но ска­за­но, что эта кни­га — “про­ни­ца­тель­ный взгляд на боль­шин­ство куль­то­вых легенд и дека­дент­ский, про­пи­тан­ный алко­го­лем мир гол­ли­вуд­ской сла­вы”.

фото-хамфри богартВыра­же­ние «про­пи­тан­ный алко­го­лем» как нель­зя более под­хо­дит к упо­мя­ну­то­му в кни­ге, вели­чай­ше­му акте­ру аме­ри­кан­ско­го кино — Хам­ф­ри Богар­ту. Или «Боги», как любов­но назы­ва­ли его в ближ­нем кру­гу.
Холод­ная насмеш­ли­во­сть, веч­ная сига­ре­та в углу рта, плащ с широ­ки­ми лац­ка­на­ми и шля­па, при­кры­ва­ю­щая цеп­кий взгляд – таким он запом­нил­ся мил­ли­о­нам зри­те­лей, сыг­рав несколь­ко десят­ков ролей зло­де­ев и ганг­сте­ров. Ни полу­па­ра­ли­зо­ван­ное после ране­ния лицо, ни одеж­да, неук­лю­же сидев­шая на Богар­те, как воро­ван­ная, не поме­ша­ли акте­ру создать неза­бы­ва­е­мый образ «кру­то­го пар­ня».

«Ник­то луч­ше Богар­та не мог опо­э­ти­зи­ро­вать лич­но­сть с сомни­тель­ным про­шлым — бро­дя­чих шки­пе­ров с мало­за­мет­ных суде­ны­шек, про­пах­ших кон­тра­банд­ным вис­ки, рабо­тяг-метал­ли­стов, вер­бу­е­мых в дру­жи­ну Ку-клукс-кла­на, даль­но­бой­щи­ков с неза­де­кла­ри­ро­ван­ны­ми гру­за­ми, част­ных сыщи­ков с веч­ным пере­га­ром и шиш­кой на затыл­ке, заин­те­ре­со­ван­ных посред­ни­ков меж окку­па­ци­он­ны­ми вла­стя­ми и под­по­льем араб­ской Афри­ки, ста­ра­те­лей-долж­ни­ков и, конеч­но, сен­ти­мен­таль­ных налет­чи­ков с рыцар­ским (не гусар­ским!) кодек­сом». Д.Горелов.

Богарт в обра­зе детек­ти­ва Сэма Спей­да из нуа­ра «Мль­тий­ский сокол» стал объ­ек­том для мно­гих под­ра­жа­ний в жан­ре «чер­но­го филь­ма». После него актер окон­ча­тель­но утвер­дил­ся в одном ряду с таки­ми зна­ме­ни­то­стя­ми, как Бетт Дэвис, Джеймс Кэг­ни и Эррол Флинн. С име­нем Хам­ф­ри Богар­та ассо­ци­и­ру­ет­ся и леген­дар­ный фильм «Каса­блан­ка» — исто­рия Рика Блей­на, хозя­и­на ноч­но­го клу­ба, раз­ры­ва­ю­ще­го­ся меж­ду любо­вью и честью. Репу­та­ция этой кри­ми­наль­ной мело­дра­мы, как «вели­чай­шей в мире любов­ной кино­и­сто­рии», непо­ко­ле­би­ма – она вхо­дит в спи­сок любой топ-десят­ки филь­мов всех вре­мен и наро­дов.
Кста­ти, исто­рия люб­ви Рика и Иль­зы ( Ингрид Берг­ман) начи­на­ет­ся за бока­лом Champagne cocktail . Рецепт это­го «любов­но­го напит­ка» про­ст — кусо­чек саха­ра смо­чить в горь­кой настой­ке Angostura bitters, бро­сить его в бокал, доба­вить 25 мл брен­ди и долить шам­пан­ское.

хэмфри богард и Ингрид Бергман - Casablanca -Of All The Gin Joints Хэмфри богард - сцена из фильма Casablanca

Вот толь­ко из всех пере­чис­лен­ных рега­лий «кру­то­го пар­ня», в жиз­ни Богар­та пре­об­ла­дал исклю­чи­тель­но алко­го­лизм. От него не спа­са­ли ни люби­мая рабо­та, ни женить­бы. Ско­рее, наобо­рот, — все лишь поощ­ря­ло пьян­ство Богар­та.
До сво­е­го зна­ком­ства в 1943 году с кра­са­ви­цей Лорен Бэколл, став­шей для него в ито­ге «един­ствен­ной и непо­вто­ри­мой», и кото­рая смо­гла укро­тить его норов, актер был женат три раза. Осо­бо про­сла­ви­лись их отно­ше­ния с актри­сой Мэйо Метот, кото­рая сама была извест­на склон­но­стью к выпив­ке, взрыв­ча­тым харак­те­ром и таким сокру­ши­тель­ным уда­ром пра­вой, како­му бы мог поза­ви­до­вать бок­сер-тяже­ло­вес. (Что не раз испы­тал на себе тще­душ­ный Боги).
Пара полу­чи­ла про­зви­ще «деру­щи­е­ся Богар­ты» из-за частых выхо­док в ноч­ных клу­бах, оте­лях и ресто­ра­нах, когда они швы­ря­ли друг в дру­га посу­ду и горш­ки с цве­та­ми. Чаще все­го дра­ки про­ис­хо­ди­ли из-за пато­ло­ги­че­ской рев­но­сти Мэйо. Ино­гда, во вре­мя пья­ных раз­бо­рок «кру­той парень» пытал­ся укрыть­ся от жены под сто­лом, выкри­ки­вая отту­да: «Все о’кей, доро­гая! Сей­час мы стол­ку­ем­ся!..». Но стол­ко­вать­ся с Мэйо было слож­но. Она могла бро­сать­ся на Богар­та с кухон­ным ножом, пытать­ся под­жечь дом и раз­ма­хи­вать заря­жен­ным писто­ле­том перед самым носом супру­га. Богарт, кото­рый и без того любил выпить, в этом бра­ке пьян­ство­вал осо­бо отча­ян­но.
Он не ред­ко при­ез­жал на съе­моч­ную пло­щад­ку выпив­ши или с похме­лья, мог заявить­ся в одной пижа­ме, отка­зать­ся рабо­тать и вме­сто это­го катать­ся на вело­си­пе­де вокруг кино­сту­дии. А во вре­мя съе­мок в при­клю­чен­че­ском филь­ме «Саха­ра», он вооб­ще не выхо­дил из гри­мер­ки до тех пор, пока Мэйо не при­несла ему тер­мос с охла­жден­ным мар­ти­ни.

Из-за пья­ных выхо­док ему запре­ти­ли вход во мно­гие пабы, бары и клу­бы. Напив­шись, он кру­шил там вещи и зади­рал сосе­дей. Был слу­чай, когда на него пода­ли в суд за напа­де­ние на двух офи­ци­ан­ток, попы­тав­ших­ся отобрать у него игру­шеч­ную пан­ду, кото­рую он при­нес с собой в пре­стиж­ный клуб и уса­дил за сто­лом в каче­стве собу­тыль­ни­ка.

В кон­це 1940-х завсе­гда­та­я­ми нью-йорк­ской квар­ти­ры Богар­та и Бэколл ста­ли попу­ляр­ные в то вре­мя лич­но­сти — Нэт Кинг Коул, Эррол Флинн, Мик­ки Руни, Кэри Грант, Джу­ди Гар­ленд и Фрэнк Сина­тра, кото­ро­го назы­ва­ли «мэтром». Весе­лая ком­па­ния часто заси­жи­ва­лась за выпив­кой до утра. С лег­кой руки хозяй­ки, одна­жды сост­рив­шей, что у бар­ной стой­ки «собра­лась кры­си­ная стая», — к ним при­кле­и­лась клич­ка «Rat Pack» (в пере­во­де – «кры­си­ная стая»). Она же ста­ла назва­ни­ем музы­каль­но­го кол­лек­ти­ва Фрэн­ка Сина­тры. Лиде­ра­ми тусов­ки была эст­рад­ная тро­и­ца: попу­ляр­ный певец Френк Сина­тра, певец и шоумен Дин Мар­тин, а так же тем­но­ко­жий певец и чече­точ­ник Сэмю­эл Джор­дж Дэвис–млад­ший. Участ­ни­ки “стаи” были настоль­ко попу­ляр­ны, что моло­дой кан­ди­дат в пре­зи­ден­ты Джон Кен­не­ди обра­тил­ся к ним за помо­щью в сво­ей пред­вы­бор­ной кам­па­нии…

Крысиная стая (Rat Pack) - Френк Синатра, Дин Мартин, Сэмюэл Джордж Дэвис-младший  шарж на трио Френк Синатра, Дин Мартин, Сэмюэл Джордж Дэвис-младший

В 1960 году Лью­ис Майл­сто­ун снял чле­нов «кры­си­ной стаи» в филь­ме-ограб­ле­нии «Один­на­дцать дру­зей Оуше­на», а в 1998-ом, пере­пле­те­ние судеб попу­ляр­ных эст­рад­ных испол­ни­те­лей, ганг­сте­ров, гол­ли­вуд­ских акте­ров и семьи пре­зи­ден­та США пока­зал в сво­ем филь­ме «Кры­си­ная стая» режис­сер Роб Коэн.

К сожа­ле­нию, боль­шин­ство из пере­чис­лен­ных в кни­ге, умер­ли преж­де­вре­мен­но, вслед­ствие зло­упо­треб­ле­ний алко­го­лем и сига­ре­та­ми. Тоже про­изо­шло и Богар­том. Хотя, он так часто уми­рал на экра­не, что пуб­ли­ка ста­ла счи­тать его бес­смерт­ным. Но рак пище­во­да, а поз­же рак гор­ла, доко­на­ли акте­ра. Он умер 14 янва­ря 1957 года. До самой смер­ти он сохра­нил вер­но­сть послед­ней жене, алко­го­лю и «Честер­филь­ду» без филь­тра. По леген­де, в послед­ний момент он про­из­нес: «Не сто­и­ло мне менять вис­ки на мар­ти­ни». Посмерт­ной эпи­та­фи­ей Богар­ту ста­ли сло­ва Кэтрин Хеп­берн — «Боги был самым кру­тым пар­нем, кото­ро­го я зна­ла, Он шел пря­мо, не сво­ра­чи­вая. Ника­ких «может быть». Либо «да», либо «нет». Если уж играть, то играть. Если уж пить, то пить».

После про­чте­ния кни­ги Бей­ли оста­ет­ся слож­ное, двой­ствен­ное впе­чат­ле­ние. С одной сто­ро­ны, он нагляд­но про­де­мон­стри­ро­вал тра­ги­че­ские послед­ствия дур­ных склон­но­стей гол­ли­вуд­ских зна­ме­ни­то­стей. А, с дру­гой – оста­ет­ся боль­шое сожа­ле­ние от исчез­но­ве­ния эпо­хи без­рас­суд­ных, но вели­ких лич­но­стей, погру­зив­ших­ся вме­сте с ней, как пас­са­жи­ры Тита­ни­ка, на дно исто­рии.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *