НАЦИОНАЛЬНЫЕ КУХНИ В ЛИТЕРАТУРНЫХ ЦИТАТАХ

нетерпимость между национальными кухнями

Китайский писатель и философ Линь Юйтан однажды заметил: “Что такое патриотизм, как не любовь к еде, которую ел в детстве?”. Но кулинарный патриотизм имеет и обратную сторону – категорическое неприятие иных гастрономических традиций. Сарказмом и иронией переполнены высказывания сторонников одной национальной кухни в адрес другой. Эти непримиримые противоречия  по поводу вкусовых особенностей отражены в истории, живописи и литературе. Предлагаем небольшую подборку на эту тему.

Французы и англичане издавна являются нациями-антагонистами. Это подтверждает многовековая история их взаимоотношений, насыщенная обоюдными претензиями, кровавыми битвами и нескончаемыми словесными перепалками. Поводом для насмешек французов стали даже вкусовые пристрастия англичан. Именно французские острословы создали недобрую славу английской национальной кухне. Чего стоит хотя бы такое высказывание: «Чтобы не умереть в Англии с голоду, нужно трижды в день ездить во Францию».

шуточный образ француза Англичане не остались в долгу и прозвали французов лягушатниками (Frogs) из-за пристрастия этой нации к лягушачьим лапкам, и несмотря ни на что, продолжали  считать   самым   «правильным блюдом»  ростбиф  старой Англии.

Тем не менее, с течением времени жители туманного Альбиона и сами уверовали в примитивность своей национальной кулинарии, да так, что Джорджу Оруэллу даже пришлось выступить с пламенным эссе “В защиту английской кухни”(1945).

Но не одни французы пренебрежительно отзывались об английских блюдах. Вот как описывал свои гастрономические впечатления Генрих Гейне в повести “Флорентийские ночи”(1833):

Один из моих парижских друзей был, пожалуй, недалек от истины, утверждая, что англичане черпают свой французский лексикон в паспортной конторе. Поучительнее всего общение с ними за столом, когда они взрезают свои гигантские ростбифы и с серьезнейшей миной выспрашивают нас, какая часть нам потребна: сильно или слабо поджаренная. Из середки или с коричневой корочкой? Жирная или постная? Но ростбифы и баранина – единственное, что есть у них путного. Избави бог каждого доброго христианина от их соусов, которые составлены из одной трети муки и двух третей масла или же для разнообразия из одной трети масла и двух третей муки. Избави бог каждого и от их бесхитростных овощных гарниров, которые варятся в воде, а потом подаются к столу, какими их создал господь. Еще ужаснее английской кухни английские заздравные тосты и непременные застольные спичи, когда скатерть снимается, дамы удаляются из столовой, а вместо них подается столько же бутылок портвейна… достойнейшая на вкус англичан замена прекрасного пола”.
Генрих Гейне, «Флорентийские ночи»,1833г.

Уолтер Денди Садлер Ростбиф старой Англии 700 х 458
Уолтер Денди Садлер «Ростбиф старой Англии»

Сам Генрих Гейне, привыкший к немецкой национальной кухне, не мог и предположить, что кому-то она может быть не по вкусу. Но язвительно-едкое описание классического немецкого обеда, оставленное русским барином и гурманом Иваном Сергеевичем Тургеневым, может отбить охоту посмаковать традиционными блюдами Германии:

“Наступил момент обеда – и все общество уселось за столик. Кому не известно, что такое немецкий обед? Водянистый суп с шишковатыми клецками и корицей, разварная говядина, сухая, как пробка, с приросшим белым жиром, осклизлым картофелем, пухлой свеклой и жеваным хреном, посинелый угорь с капорцами и уксусом, жареное с вареньем и неизбежная «Mehlspeise», нечто вроде пудинга, с кисловатой красной подливкой; зато вино и пиво хоть куда!… После обеда подали кофе, жидкий, рыжеватый, прямо немецкий кофе”.
И. С. Тургенев, “Вешние воды” (1872)

Интересно, что русская национальная кухня, начиная с XVIII века, развивалась под влиянием западноевропейских кулинарных традиций и, в частности, французской кухни, диктовавшей кулинарную моду. И не всем ревностным защитникам исконных устоев это нравилось. К таким поборникам русской классической кухни относился баснописец и поэт Иван Андреевич Крылов.
В своей шуто-трагедии “Подщипа” (таково имя главной героини!) царевна обращается к заморскому жениху:

ПОЧАЕВНИЧАЕМ SALERA фотографНо вспомни, что у нас совсем различны нравы:
Ты любишь устрицы, а я их не терплю.
Противны сочни вам: а я их смерть люблю;
Привык ты на войне сносить и жар, и холод,
И к пище всякой там тебя приводит голод;
А я лишь выборный люблю везде кусок;
Петушьи гребешки, у курочки – пупок;
Ты всяку дрянь есть рад, находишь вкус в лягушках,
А я у матушки взросла лишь на ватрушках…
И. Крылов, “Подщипа”(1859)

Приведенные примеры ярко показывают, как разнятся вкусовые предпочтения у жителей европейского континента. А что уж говорить о такой экзотике, как японская или китайская кухни!

“Китайская кухня загадочна: никогда по меню, по внешнему виду и по вкусу не угадаешь, что, собственно, съел и что такое «голубое озерное фу тридцати превращений» (по рецепту это — свинина со стеблями лотоса, лягушачьими окорочками и еще некоторыми ингредиентами и медом).
У японцев всё на виду, и искусство повара состоит в обертывании одного сырого другим еще живым. (Осторожней с саке. Это только на вкус выдохшаяся теплая газировка. Эффект при передозировке – сокрушительный.)”
Михаил Генделев, “Книга о вкусной и нездоровой пище”(2006)

В повести Бориса Акунина “Алмазная колесница” с изрядной долей юмора описан эпизод приготовления японцем завтрака и его восприятие европейцем, привыкшим к совершенно другой еде:

Маса соорудил изысканный завтрак: заварил чудесного ячменного чая; разложил на деревянном блюде кусочки морской сколопендры, жёлтую икру уни, прозрачные ломтики ика; красиво аранжировал маринованные сливы и солёную редьку; отварил самого дорогого рису и посыпал его толчёными морскими водорослями; особенно же можно было гордиться белоснежным свежайшим тофу и благоуханной нежно-коричневой пастой натто. Поднос был украшен по сезону маленькими жёлтыми хризантемами.

японская кухня 650 х 433

Завтрак, приготовленный туземным Санчо Пансой, был кошмарен. Как они только едят это склизкое, пахучее, холодное? А сырая рыба! А клейкий, прилипающий к нёбу рис! О том, что представляла собой липкая замазка поносного цвета, лучше было вообще не думать. Не желая обижать японца, Фандорин поскорей проглотил всю эту отраву и запил чаем, но тот, кажется, был сварен из рыбьей чешуи”.
Борис Акунин, “Алмазная колесница” (2003)

И в завершении – небольшой список блюд различных европейских национальных кухонь, которые не находят понимания у других народов:

Лютефиск
Традиционное скандинавское блюдо. Высушенную треску вымачивают в течение 2-3-х дней в растворе каустической соды. В результате получается так называемая “мыльная рыба” – желеобразный продукт со специфическим запахом. По отзывам иностранцев – это не еда, а оружие массового поражения.
Сюрстрёмминг
Шведская селедка “с душком”. Консервированная перебродившая сельдь обладает настолько зловонным запахом, что не каждый иностранец рискует ее попробовать.

лютефиск 600 х 450Сюрстрёмминг 700 х 576

Хаггис
Шотландское блюдо. Представляет собой отваренный бараний желудок, нафаршированный рубленными сердцем, печенью и легкими. Первоначально был едой бедняков, которые готовили его из предназначенных на выброс овечьих потрохов. Поэт Роберт Бернс посвятил хаггису прочувственную оду, превратив это блюдо в символ шотландской кухни.

Метт
Немецкая закуска к пиву или шнапсу для суровых мужчин. Представляет собой СЫРОЙ свиной фарш с луком, перцем и солью, выложенный на хлеб или булку. Во Франции есть похожее блюдо — тартар из сырой говядины

меттхаггис 650 х 488

Migliaccio pistoiese
Итальянское блюдо, крайне популярное в регионе Тоскана. Представляет собой блины, замешанные на свиной крови.

Oreja de cerdo
Испанское блюдо. Представляет собой жареные свиные уши в остром соусе. В барах — традиционная закуска к пиву или вину.

oreja de cerdo 700 х 458Migliacci dolci di maiale - All uso di Prato - Ricette Toscana

В «зоне отчуждения» находятся и такие любимые на постсоветском пространстве блюда, как холодец, селедка под шубой, маринованные овощи, сало, окрошка и кисель. Они так же не воспринимаются иностранцами. Впрочем, каково бы ни было кулинарное противостояние между национальными кухнями отдельных стран, это куда меньшее зло, чем национальная вражда.

2 thoughts on “НАЦИОНАЛЬНЫЕ КУХНИ В ЛИТЕРАТУРНЫХ ЦИТАТАХ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

пять × 2 =

25552961
Вверх