КУКОЛЬНЫЕ ДОМИКИ: МЯСНАЯ ЛАВКА

butchershop2
миниатюра мясной магазин, Музей Виктории и Альберта, 1840

Museum-Of-Childhood

В лондонском «Музее детства» (Museum of Childhood), входящего в состав музея V&A  (Музей Виктории  и Альберта), среди изящных шедевров миниатюры 17-18 века — кукольных домиков работы голландских и британских мастеров (статья «Кукольные домики forever!»), — можно встретить грубоватые миниатюры, которые у многих посетителей вызывают недоумение.

Такими, например, кажутся антикварные миниатюры мясных магазинчиков и лавок.

На первый взгляд кажется: разве место этим «кровожадным игрушкам» в детском музее?  Но это лишь на наш, современный взгляд.

butchershop_top
Миниатюрный мясной магазин, Музей Виктории и Альберта, (1850 — ’60 ).

«Этот игрушечный мясник середины 19-го века, стоящий на пороге мясной лавки, где на витринах развешены туши, а пол покрыт опилками и кровью, может вызвать чувство брезгливости у современного человека, привыкшего к рафинированной еде. Но в викторианскую эпоху подобные реплики мясных лавок были в порядке вещей»
- говорит Сара Луиза Вуд, куратор Музея детства.

лавка мясника2

Зачем вообще  изготавливались такие игрушки?

Роберт Калфф в своей книге «Мир игрушек» (1969) высказывает предположение, что реалистичные миниатюры создавали для викторианских  детей, которые вовсе не прочь были поиграть в мясника, разделывающего теленка. Их не смущали ни освежеванные туши, развешанные на крюках, ни опилки в крови, — поскольку они являлись частью повседневной жизни: мясо продавали именно так, как изображалось в миниатюре.

По утверждению Калффа, это были игрушки с образовательным уклоном, игровое учебное пособие для маленьких девочек-будущих домохозяек 19-го века: как в магазине выбирать лучшие куски рубленой говядины или баранины.

butchershop3
Мясная лавка, Christian Hacker, Из коллекции музея Виктории и Альберта,(1900)

лавка мясника1

Но наиболее детально проработанные образцы предназначались вовсе не для детей. Эти были макеты размером более метра в ширину и размещались на витринах, чтобы потенциальные покупатели еще с улицы смогли увидеть наличие и ассортимент товара в лавке. Получалось что-то типа современных рекламных баннеров.

лавка мясника4

Тщательно продуманные и искусно выполненные реплики-макеты, несущие рекламную функцию, были во всех городских магазинах: мануфактурных, овощных, рыбных, хлебных, шляпных, кондитерских.

Позже на макетах стали появляться фирменные знаки торговых компаний. Это можно считать первыми примерами брендов.

doll-houses
миниатюра продуктового магазина с брендовыми продуктами, конец 19-го века, из книги «Мир игрушек»(1969)

Современными «последователями» викторианских игрушечных магазинов можно назвать, например, наборы McDonald’s с пищащей кассой, маленькими сервировочными подносами и картонной упаковкой для гамбургеров размером с ноготок. И если в 19-м столетии дети учились выбирать лучшие куски телятины у мясника, теперь они учатся покупать гамбургеры с котлетой из говяжьего фарша и картофель фри в фаст-фуде.

По сравнению с представленными  «мясными» миниатюрами, просто вегетарианскими выглядят изящные миниатюры современного мастера Стефани Килгаст (Stephanie Kilgast).

Ну, и уж если речь зашла о мясных лавках  — невозможно не припомнить еще одну из них, — современную и созданную совсем в другом жанре искусства.

деликатесы_топ

«Мясная лавка»– с таким смысловым переводом появился у нас полнометражный дебют  французского творческого тандема Жан-Пьера Жене и Марка Каро.

Со слов Жене, идея фильма появилась так:

«- Прямо под моей спальней находилась лавка мясника. Каждое утро, в 7 часов, раздавался стук топора, и моя девушка шутя, как-то сказала мне: «Пора переезжать. Они режут наших соседей, и через неделю придет наша очередь». Я подумал: » Отличная идея!».

В результате, мировой кинематограф обогатился восхитительной черной комедией, где мастерски используются шутки и аллегории; где соединился критический реализм и романтический гротеск, а традиции французского трагифарса, «гранд-гиньоля» и раблезианства сочетаются с эстетикой комиксов.

Оригинальное название фильма- «Delicatessen» (Деликатесы). Оно вполне его оправдывает и является изысканным киноделикатесом.

В комиксовую эстетику сюжета трансплантированы издевательские иллюзии на целые пласты французского кино от довоенного поэтического реализма до новой волны, а финальная сцена вообще пародировала многочисленные фото и кинокадры разрушения берлинской стены.

жан-клод-дрейфус_актер_деликатесыjpgПо своей атмосфере фильм близок к антиутопической киноленте «Бразилия», известного британского режиссера Терри Гиллиама, тоже большого любителя сюрреалистического и абсурдного юмора.

Только у французских постановщиков пост-апокалиптичный мирок нарочито сужен до размера заурядного многоквартирного дома, являющегося некой моделью закрытого тоталитарного государства. Здесь имеется и свой тиран – мясник, которого великолепно сыграл Жан-Клод Дрейфус, и трусливая свита, и своя оппозиция, ушедшая в андерграунд (по сюжету, — в прямом смысле под землю).

Жене и Каро поместили своих ярких, характерных персонажей в ситуацию полного абсурда, безумного мира, где, к примеру, можно запросто лишиться жизни, щелкнув выключателем, но остаться в живых после дюжины попыток суицида.

Фильм выполнен в слегка желтоватых тонах, со своеобразным эффектом сепии. Старинные вещи и техника довоенных годов, вместе с эстетикой постапокалипсиса, — делает дом и его обитателей чем-то обособленным: нет ни географических привязок, ни истории… В итоге создается странное ощущение, словно события в фильме развиваются вне времени, только абсолютно сюрреалистичное действо, наполненное множеством тонких мелочей и ярких образов.

Несомненно, что фильм в подоплеке – является социальной драмой. Драмой человеческого общества. Авторы затронули множество аспектов общественной жизни и государственного строя, не упуская  шанса эти самые аспекты хорошенько высмеять. Кстати, даже само название «Delicatessen» отдаленно имеет немецкое звучание. Тем самым создавая аллюзии с фильмами об оккупации и французском Сопротивлении.

«Никто не хотел браться за «Деликатесы»: все бредили только «новой волной»!», — смеется Жене, имея в виду движение во французском кинематографе 60-х годов, начатое Жан-Люком Гадаром и Франсуа Трюффо.

В отличие от фильмов «новой волны«, которые часто снимались черно-белыми и на натуре, действие «Деликатесов» происходит в смоделированном мире полуразвалившегося здания, получившем такой вид благодаря монохромным фильтрам и темным декорациям.

marc caro_jean-pierre jeunet«Мы с Каро хотели смешать различные культуры, — объясняет Жене свой подход к визуальному стилю фильма. Нам нравятся старые ретро-работы французских фотографов, и мы хотели приблизить картину к ним, но добавить цвет«.

Авторы фильма очень кропотливо подошли к выстраиванию видеоряда,каждый кадр — практически идеальный постер, цветовое решение просто завораживает.Чудесная музыка, идеально дополняющая видеоряд и практически безупречная игра актёров — по сути, это и есть главные «деликатесы» картины.

Больше всего потрясает внимание к мелочам: эти уютные, просто кукольные комнатки; миниатюрные картинки, развешанные по стенам, сверкающие мыльные пузыри, головокружительная винтовая лестница, мелькающие странички перелистываемого фотоальбома… Все это добавляет особый шарм шумной и загадочной ярмарке взрослых фантасмагорий.

Ритмичный звук точащихся ножей в самом начале фильма задает тон и ритм, который тут же подхватывают титры: имя композитора на сломанной пластинке, имя художника по костюмам на разорванной рубашке…

И, наверное, не только для персонажей фильма, но и для кинозрителей оказывается гипнотическим — ритм напевов гавайской гитары в нижеследующей сценке:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

семнадцать + семь =

25552961
Вверх