КИНО В ШОКОЛАДЕ: ЛЕГЕНДЫ ШВЕЙЦАРСКОЙ РИВЬЕРЫ

Каждая страна имеет свои национальные бренды качества. Так, швейцарские  часы принято считать лучшими в мире, банки - самыми надежными, а шоколад - непревзойденным по вкусу. Кроме этого, швейцарский шоколад оказался удачным материалом для хранения памяти о гениальном актере и режиссере  немого кино.

Чарльз Спенсер Чаплин (16.04. 1889 — 25.12. 1977) создал полюбившийся всему миру социальный портрет "маленького человека",  популярныйобраз неунывающего лузера, который не смотря ни на что, сохраняет внутреннее благородство,  обаяние и незаурядную смекалку.  Атрибутами для этого образа Чаплин удачно выбрал мешковатые брюки, кургузый пиджачок, котелок, тросточку и растоптанные ботинки на пару размеров больше. Именно в таком виде ему был поставлен трогательный  памятник в городке Веве, расположенного около Женевского озера, на швейцарской Ривьере, где легендарный актер  прожил около четверти века.

Местные кондитеры уверяют, что Ривьера — родина швейцарского шоколада. И хотя шоколадные конфеты и плитки делают в Швейцарии во многих кондитерских, но именно тут находится единственная в мире,  в которой "тачают" из шоколада знаменитые ботинки Чарли Чаплина.

Весь процесс  приготовления шоколадных сувениров производится hand-made. Слой за слоем, кондитер тщательно наносит кисточкой на миниатюрную пресс-форму разогретый шоколад, карамель и снова шоколад . Процесс весьма кропотливый и за день получается сделать не более пяти пар крошечных ботинок.

suvenir upakovkasuvenir upakovka_

Упаковка для такого эксклюзивного шоколада тоже соответствующая — металлический мини-box, копирующий жестяную ретро-коробку из-под кинопленки или миниатюрная коробочка под каждую пару "обуви".

Вкус этого шоколада схож с характером самого Чаплина. "Такой же взрывной  и непредсказуемый" - утверждает швейцарский шоколатье.  Он долго подбирал требуемые ингредиенты и теперь уверен:  какао придает легкую горечь, карамель — сладость, а неповторимое разнообразие привносят  экстракт ели, кедровые орешки и кайенский перец.

Кроме этих сувениров для туристов, эксцентричный "шоколадный кутюрье" создает эксклюзивные рецепты конфет, приуроченные к праздникам и юбилеям. Например, созданием конфет «Кундун» он отметил посещение Лозанны самим далай-ламой. В их рецепте использовались ингредиенты традиционного тибетского супа «цампа»: ячменную муку, чай, масло из молока яка с боливийскими какао-бобами...

«Иногда вкус приходит ко мне сам, за час-полтора работы, а иногда поиск длится месяцами — я комбинирую ингредиенты, добиваясь воплощения своей идеи..» 
— рассказывает мсье Пуайе.

"Как-то, более месяца я трудился над созданием рецепта для ювелирного дома «Графф Даймондс» и не мог добится желаемого «алмазного» вкуса. Я говорил с поставщиками редчайших сортов какао-бобов, изучал старинные рецепты пралине, вникал в историю алмазного промысла, ездил по региону в поисках новых ингредиентов — и все в режиме полного цейтнота, потому что заказчику это нужно было еще вчера. И что вы думаете! В результате они выбрали примитивнейший рецепт, который я отбросил еще на первом этапе!»

Сейчас Блез Пуайе раздумывает над созданием шоколадного пралине, который символизировал бы Россию. Ведь в последнее время  в его кондитерском бутике изрядно увеличилось количество русских туристов.

«Водку я исключил сразу, это слишком очевидно и совсем не интересно. Вот собираюсь разобраться в вашем борще — у меня богатый опыт превращения супов в конфеты».

Выявляется что у шоколатье и режиссера  оказались схожими концепции творчества. Ведь и Чаплин неизменно добавлял в свои кино-рецепты самоиронию. Например, он шутливо обыгрывал эти, так прославившиеся впоследствии, ботинки. Для усиления комичного эффекта, он даже одевал их, меняя правый с левым. А в своей  эксцентричной комедии "Золотая лихорадка" (1925), спасаясь от голода в заснеженных горах, он забавно изображает поедание собственного ботинка. На свой лад здесь он интерпретирует байку о солдатской каше из топора.

Талантливая актерская игра , забавные ужимки, мимика и навыки пантомимы, приобретенные Чаплиным в молодости за годы скитаний в театральной трупе Фреда Карно, создают полную иронии иллюзию обеда:  гвозди превращаются в косточки, шнурки - в спагетти...

Не лишним будет упомянуть, что  внешняя легкость исполнения ролей скрывала самоотверженный труд Чаплина. Его педантизм в отработке ролей зачастую граничил с фанатизмом. На эпизод с поеданием башмака было затрачено три съёмочных дня и отснято шестьдесят три дубля! А саму картину Чаплин перемонтировал 27 раз, прежде чем принял окончательную версию.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *