ГЮСТАВ ФЛОБЕР. СВАДЕБНЫЙ ПИР

Альберт Огюст Фурье Свадебное застолье 600 х 340

“Госпожа Бовари” (1856)  Гюстава Флобера является одним из шедевров мировой литературы и подлинной энциклопедией французской провинциальной жизни второй половины XIX века, но такую оценку роман получил не сразу. Сразу после опубликования  литературный натурализм произведения вызвал скандал, а самого писателя привлекли к суду за оскорбление морали. Флобер работал над романом на протяжении 5 лет, неоднократно переписывая отдельные страницы и целые эпизоды. Писатель настолько проникся характером и судьбой главной героини, что однажды заявил:  “Госпожа Бовари — это я!”

Приведенный отрывок описывает провинциальную свадьбу Шарля Бовари и Эммы Руо.

И вот наконец сыграли свадьбу: гостей съехалось сорок три человека, пир продолжался шестнадцать часов, а утром – опять за то же, и потом еще несколько дней доедали остатки…

Стол накрыли в каретнике, под навесом. Подали четыре филе, шесть фрикасе из кур, тушеную телятину и три жарких, а на середине стола поставили превосходного жареного молочного поросенка, обложенного колбасками, с гарниром из щавеля. По углам стола возвышались графины с водкой. На бутылках со сладким сидром вокруг пробок выступила густая пена, стаканы были заранее налиты вином доверху. Желтый крем на огромных блюдах трясся при малейшем толчке; на его гладкой поверхности красовались инициалы новобрачных, выведенные мелкими завитушками. Нугу и торты готовил кондитер, выписанный из Ивето.  В  этих краях он подвизался впервые и решил в грязь лицом не ударить – на десерт он собственными руками подал целое сооружение, вызвавшее бурный восторг собравшихся. Нижнюю его часть составлял сделанный из синего картона квадратный храм с портиками и колоннадой, вокруг храма в нишах, усеянных звездами из золотой бумаги, стояли гипсовые статуэтки; второй этаж составлял савойский пирог в виде башни, окруженной невысокими укреплениями из цуката, миндаля, изюма и апельсинных долек, а на самом верху громоздились скалы, виднелись озера из варенья, на озерах – кораблики из ореховых скорлупок, среди зеленого луга качался крошечный амурчик на шоколадных качелях, столбы которых вместо шаров увенчивались бутонами живых роз.

Крёйер Педер Северин Гип-гип-ура 1888 600 х 484Обед тянулся до вечера. Устав сидеть, гости шли погулять во двор или на гумно – поиграть в «пробку», а потом опять возвращались на свои места. К концу обеда многие уже храпели. Но за кофе все снова оживились, запели песни, потом мужчины начали пробовать силу – упражнялись с гирями, показывали свою ловкость, пытались взвалить себе на плечи телегу, за столом говорили сальности, обнимали дам. Вечером стали собираться домой, но лошадей перекормили овсом, и они не хотели влезать в оглобли, брыкались, вскакивали на дыбы, рвали упряжь, а хозяева – кто бранился, кто хохотал. И всю ночь по дорогам бешеным галопом неслись при лунном свете крытые повозки, опрокидывались в канавы, перемахивали через кучи щебня, скатывались с косогоров вниз, а женщины, высунувшись в дверцу, подхватывали вожжи. 

Те, что остались в Берто, пропьянствовали ночь в кухне. Дети уснули под лавками ”.

Гюстав Флобер, “Мадам Бовари

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

13 + одиннадцать =

25552961
Вверх