ЕВГЕНИЙ РЕЙН. ПОЭТИЧЕСКОЕ ГУРМАНСТВО

evgeniy reyn

Евгений Борисович Рейн (29.12.1935 )поэт, эссеист, прозаик, сценарист, лауреат десятка иностранных и российских литературных премий. Его товарищ и коллега, нобелевский лауреат, поэт Иосиф Бродский публично признавал его своим учителем. А одно из знаменитых его стихотворений «Рождественский романс» предваряет посвящение: «Евгению Рейну, с любовью»:

fotografiya reyna i brodskogo «Плывет в тоске необъяснимой
среди кирпичного надсада
ночной кораблик негасимый
из Александровского сада…»

Рейн, однин из «ахматовских сирот», наряду с Иосифом Бродским, Дмитрием Бобышевым и Анатолием Найманом, оказавшись на «На грани двух столетий, На переломе двух миров» — мог экзистенциально описывать это состояние.

Декадент и эстет, Рейн изначально по-гурмански относился не только к поэзии, но и к еде. В интервью он признавался:

« Я в молодости любил кабаки.  Любил глотнуть и закусить, причем непременно вкусно. Рано оценил всякие осетрины, салфеточную икру. Это когда салфетку смачивают в рассоле, заворачивают в нее свежую икру и стягивают. Такая моментально просоленная икра самая вкусная. Федор Шаляпин, художник Коровин были большие ее любители...».

Вот почему строки  его стихотворения так органично сочетают в себе фуд-райтерское мастерство и возвышенную русскую поэзию…

Здесь плыла лососина,
как регата под розой заката,
и судьба заносила
на окорок руку когда-то,
и мерцала огранка
янтарного чистого зноя,
и казала таранка
лицо всероссийски речное.
Я сюда приходил 
под твои сталактиты барокко, 
уходя, прихватил 
от норд-веста и юго-востока 
то, что знаю и помню 
и чем закушу рюмку Леты. 
«Елисеевский»………….
Иллюстрацией к этим поэтическим строкам может послужить разве что ретро-картинка гастронома ушедшей эпохи 
retro-foto_rybniy otdel
Подбирать к нижеследующим строкам какие-либо изображения просто невозможно да и не нужно… строчки, на подобии стрел Амура, попадают прямо в сердце:
Ничего не надо, кроме
рынка в раннем сентябре,
дыни в перистой соломе,
пива светлого в истоме,
воблы в ветхом серебре.
«Алма-Ата «………………… 
Мясной, тяжелый суп соленый,
Да мутноватая бутыль.
«У Лукоморья» ………………. 
Перемешаю мясо и чеснок,
Вино и соус, зелень и стаканы…
Братьям Чиладзе ………………  
Стихи Рейна имеют неповторимую интонацию и взгляд. У него даже «Батум, как кекс, нарезан на куски». Он,как Державин, когда-то решившийся расширить предметный мир поэзии , — к возвышенной лирике добавляет бытовые нотки. Так же поступал великий французский кулинар Огюст Эскофье, модернизируя и упрощая карэмовский стиль высокой кухни, благодаря чему получал «простые шедевры» , вроде десерта «Персик Мельба«.
Мудрость осознает, что «корни неба и земли едины». И от этого и поэзия, и кулинария  становятся еще более «осязаемы»:
Помнишь, в том раскаленном
Номерочке двойном
Пахло одеколоном,
Мясом, луком, вином?
………………………………..

Когда читаешь талантливые стихи на гастрономические темы — и в самом деле начинает казаться, что их строчки источают пленительно-знакомые нам запахи. Пленительные вовсе не от того, что это запахи еды. Просто вдруг осознаешь, что столкнулся с черно-белой магией слов, более известной нам, как — литературное искусство.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

пять × четыре =

25552961
Вверх