ЛЕГЕНДА О «ТВЕРДЫХ ТОРТАХ» БИДДЕНДЕНА

Biddenden сakes

Оформ­ле­ние тор­тов по слу­чаю тор­же­ствен­ных дат или зна­ме­на­тель­ных собы­тий уже ста­ло обыч­ной свет­ской тра­ди­ци­ей. Реже встре­ча­ет­ся дизайн тор­тов, посвя­щен­ный наци­о­наль­ным и рели­ги­оз­ным празд­ни­кам. Но осо­бое место в линей­ке тако­го «целе­во­го» дизай­на кон­ди­тер­ских изде­лий зани­ма­ет ста­ро­дав­нее укра­ше­ние «твер­дых тор­тов Бид­ден­де­на» (hard Biddenden Cakes). Им явля­ет­ся образ двух сиам­ских сестер-близ­не­цов, кото­рые мно­го сто­ле­тий счи­та­ют­ся у англи­чан сим­во­лом мило­сер­дия.

Как водит­ся, леген­да о двух сред­не­ве­ко­вых сест­рах, родив­ших­ся в 1100 году нашей эры, в дере­вуш­ке Бид­ден­ден (граф­ство Кент, Англия), за мно­гие века оброс­ла домыс­ла­ми и пред­по­ло­же­ни­я­ми. Исто­ри­ки раз­ных пери­о­дов, иссле­до­вав­шие этот фено­мен, не смог­ли прид­ти к еди­но­му мне­нию. Но, так или ина­че, все гипо­те­зы сво­дят­ся к их дра­ма­ти­че­ской судь­бе.
В наши дни образ сестер – сиам­ских близ­не­цов явля­ет­ся гео­гра­фи­че­ским сим­во­лом одно­имен­но­го город­ка, в кото­рый пре­вра­ти­лась их род­ная дере­вуш­ка. Кста­ти ска­зать, даже сам ука­за­тель­ный знак за эти годы при­об­рел свою исто­рию: сде­лан­ный и уста­нов­лен­ный в 1922 году, он был снят в 40-м, во вре­мя Вто­рой миро­вой вой­ны, что­бы дез­ори­ен­ти­ро­вать немец­ких окку­пан­тов. После ее окон­ча­ния знак водру­зи­ли на свое место в пер­во­здан­ном виде, раз­ве что фигу­ры деву­шек в пла­тьях эпо­хи Тюдо­ра были зано­во покра­ше­ны.
Здесь же, на закры­том цер­ков­ном клад­би­ще, нахо­дит­ся двой­ная моги­ла сиам­ских близ­не­цов с име­на­ми — Мэри и Эли­за Чулк­херст (Chulkhurst). И толь­ко здесь, в Бид­ден­дене, по-преж­не­му про­дол­жа­ют гото­вить аутен­тич­ные «тор­ты» с оттис­ком двух жен­ских фигур, кото­рые сот­ни лет назад ста­ли прит­чей сре­ди англи­чан.

The_Biddenden_Maids-geographAnglican All Saint's Church, Biddenden

Что же это за «твер­дые тор­ты Бид­ден­де­на», укра­ше­ни­ем кото­рых стал баре­льеф леген­дар­ных сиам­ских сестер?
Уви­дев титуль­ное изоб­ра­же­ние в «шап­ке» ста­тьи, у вас навер­ня­ка появи­лась ассо­ци­а­ция с печат­ны­ми пря­ни­ка­ми. И вы прак­ти­че­ски не ошиб­лись – в Сред­не­ве­ко­вой кухне Запад­ной Евро­пы пер­вые кон­ди­тер­ские изде­лия были очень похо­жи на совре­мен­ные печат­ные пря­ни­ки. Раз­ве что до появ­ле­ния саха­ра в их соста­ве исполь­зо­вал­ся мед и аро­ма­ти­зи­ру­ю­щие спе­ции, вро­де кори­цы, имби­ря и гвоз­ди­ки. Такой рецепт выпеч­ки был широ­ко рас­про­стра­нен во мно­гих стра­нах. Напри­мер, в сред­не­ве­ко­вой Фран­ции из ржа­ной муки, меда и спе­ций гото­вил­ся «пря­ный хлеб» Pain d’épices. (Его еще назы­ва­ли «фран­цуз­ский торт» или «быст­рый хлеб» — French cake or quick bread). В Гер­ма­нии пер­вые имбир­но-медо­вые «десер­ты» назы­ва­ли «gingerbread». А в Гол­лан­дии этот кули­нар­ный дели­ка­тес полу­чил рас­про­стра­не­ние боль­ше, чем в любой дру­гой стране Евро­пы. Извест­но око­ло 152-х рецеп­тов гол­ланд­ских пря­ни­ков (неко­то­рые из рецеп­тов рев­ни­во содер­жат­ся в сек­ре­те пере­да­ют­ся из поко­ле­ния в поко­ле­ние).

hot gingerbread hollandпродавец пряников-рис хогарда форда

Слож­но ска­зать точ­но, когда пря­ни­ки появи­лись в Англии, но допод­лин­но извест­но, что при цар­ство­ва­нии коро­ле­вы Ели­за­ве­ты они уже были. Напри­мер, в пятом акте коме­дии Шекс­пи­ра «Бес­плод­ные уси­лия люб­ви», напи­сан­ной в сере­дине 1590-х годов, шут Баш­ка гово­рит: «Да будь у меня за душой хоть грош, я б и его отдал тебе на пря­ни­ки!».

Джо­на­тан Свифт в пись­мах к сво­ей подру­ге Стел­ле (Эстер Джон­сон), опуб­ли­ко­ван­ных после смер­ти писа­те­ля в 1766 году, тоже упо­ми­на­ют­ся пря­ни­ки – в стро­ках, где он сожа­ле­ет, что не может в мороз­ный день сидеть с ней у ками­на и есть медо­вые пря­ни­ки.
В инте­рес­ном кон­тек­сте они появи­лись в поэ­ме «Алма» (1718) у англий­ско­го поэта Мэттью Прай­о­ра (1664–1721).
Извест­но, что в 15 веке в каче­стве бук­ва­ря уче­ни­ки исполь­зо­ва­ли хорн­бук (Hornbook) – костя­ную, дере­вян­ную или мед­ную таб­лич­ку с нане­сен­ным на него алфа­ви­том или целы­ми фра­за­ми. (Внешне хорн­бук был похож на неболь­шую раз­де­лоч­ную дос­ку, кото­рую мы исполь­зу­ем у себя на кухне). Но в сво­ей поэ­ме Прай­ор упо­ми­на­ет о съе­доб­ном хорн­бу­ке!
В гла­ве Canto II, в сти­хо­твор­ной фор­ме опи­сы­вал­ся обы­чай, когда уче­ник, успеш­но спра­вив­ший­ся с зада­ни­ем, мог съесть хорн­бук в виде награ­ды. В поэ­ме такое учеб­ное посо­бие име­ну­ет­ся «Gingerbread», из чего ясно, что это ничто иное, как имбир­ный пря­ник.

Hornbook (1622)

Упо­треб­ле­ние сло­ва «хлеб» в состав­ном тер­мине «Ginger-bread», не долж­но вас вво­дить в заблуж­де­ние. Пря­ни­ки в кули­нар­ной исто­рии нико­гда не были «хле­бом», т.е. обыч­ной едой. Есте­ствен­но, в первую оче­редь, ценил­ся их необыч­ный по тем вре­ме­нам вкус. В руко­пи­си деся­то­го века сохра­нил­ся хва­леб­ный отклик о визан­тий­ском рецеп­те медо­во — имбир­ных пиро­гов: «гости, отве­дав­шие пиро­га, счи­та­ли, что испы­ты­ва­ют все пре­ле­сти Неба». Но из-за при­ме­не­ния ред­ких в ту пору ингре­ди­ен­тов, пря­ни­ки вышли за гра­ни­цу кули­на­рии. Они ста­ли играть осо­бую роль в соци­у­ме и вли­ять на пове­де­ние людей.

К при­ме­ру, в сред­не­ве­ко­вых Англии и Фран­ции эти неза­мыс­ло­ва­тые десер­ты исполь­зо­ва­ли, как «лекар­ствен­ные кон­фе­ты». Имбирь и мед дей­стви­тель­но ока­зы­ва­ли некую помощь при забо­ле­ва­ни­ях желуд­ка и др. внут­рен­них орга­нов. Исто­рии даже изве­стен слу­чай, когда в 1571 году париж­ским про­из­во­ди­те­лем пря­ни­ков Рейм­сом было заре­ги­стри­ро­ва­но ком­мер­че­ское про­из­вод­ство боле­уто­ля­ю­щих средств, осно­ван­ное на на рецеп­те имбир­но-медо­во­го пече­нья из Бур­жа.
Суе­вер­ные люди того вре­ме­ни вери­ли, что, если съесть пря­ник опре­де­лен­ной фор­мы и в кон­крет­ное вре­мя – может сбыть­ся зага­дан­ное жела­ние. Есте­ствен­но, фор­ма серд­ца озна­ча­ла любовь. Поэто­му появил­ся обы­чай выпе­кать сва­деб­ные пря­ни­ки в фор­ме сер­дец, а неза­муж­ние жен­щи­ны долж­ны были съесть пря­ник в фор­ме муж­чи­ны, что­бы най­ти себе кава­ле­ра.

старая голландская форма для пряников

Извест­но и более курьез­ное при­ме­не­ние пря­ни­ка – в каче­стве баро­мет­ра. Об этом повест­ву­ет бай­ка о чело­ве­ке, кото­рый еже­год­но поку­пал пря­ник в виде фигур­ки гене­ра­ла, кото­рую он вешал дома на гвоздь. Как извест­но, изме­не­ние атмо­сфе­ры силь­но вли­я­ет на пря­ни­ки: влаж­ность дела­ет их мяг­ки­ми, а в жар­кую пого­ду, наобо­рот, они ста­но­вят­ся жест­ки­ми. Так вот, выхо­дя на ули­цу, этот чело­век при­кла­ды­вал боль­шой палец к пря­нич­ной фигур­ке и делал пред­по­ло­же­ние о пого­де. «Гене­рал сего­дня какой-то дряб­лый; луч­ше взять с собой зонт».

Kaiser_Friedrich_IIIПо при­чине дефи­цит­но­сти и доро­го­виз­ны ком­по­нен­тов, дары в виде пря­ни­ков мог­ли под­чер­ки­вать ста­тус хозя­и­на или осо­бое отно­ше­ние к опре­де­лен­ным людям и собы­ти­ям. Изве­стен даже слу­чай само­пи­а­ра с помо­щью пря­ни­ков. Его орга­ни­зо­вал импе­ра­тор Свя­щен­ной Рим­ской импе­рии Фри­дрих III (1415–1493). Одна­жды, пыта­ясь укре­пить свой имидж, пошат­нув­ший­ся от частых неудач в госу­дар­ствен­ной поли­ти­ке, пра­ви­тель «рас­щед­рил­ся» и зака­зал 4000 имбир­ных пря­ни­ков с оттис­ком соб­ствен­но­го лика, что­бы бес­плат­но раз­да­вать их сво­им под­дан­ным.

Кро­ме все­го, пека­ри и кон­ди­те­ры дела­ли спе­ци­аль­ные тор­ты и пече­нье, посвя­щен­ные рели­ги­оз­ным празд­ни­кам, дням свя­тых и про­чим собы­ти­ям в цер­ков­ном кален­да­ре. Леген­да о сиам­ских сест­рах-близ­не­цах, образ кото­рых появил­ся на цер­ков­ной выпеч­ке, как нель­зя более соот­вет­ству­ет этой тра­ди­ции. Она непо­сред­ствен­но свя­за­на с празд­ни­ком Пас­хи и повест­ву­ет о двух осно­ва­тель­ни­цах бла­го­тво­ри­тель­но­сти в город­ке Бид­ден­ден, граф­ства Кент.

Леген­да о Бид­ден­ден­ских деви­цах

денденских близнецов-maidsпряничные резные формы-hanns-buel-1520

В 1770 году в жур­на­ле «Джентль­мен» появи­лась ста­тья, в кото­рой ано­ним­ный автор изло­жил леген­ду о т.н. «бид­ден­ден­ских май­дах» (Biddenden Maids) – двух девуш­ках, тела кото­рых урод­ли­во срос­лись в бед­рах и пле­чах, и кото­рые тра­ги­че­ски погиб­ли воз­расте 34 лет. Одна — по при­чине смер­тель­но­го забо­ле­ва­ния, а вто­рая – в след­ствие сво­е­го кате­го­ри­че­ско­го отка­за от пред­ло­же­ния вра­чей отде­лить ее от умер­шей сест­ры хирур­ги­че­ским путем.
«Мы роди­лись вме­сте – вме­сте и умрем» — заяви­ла остав­ша­я­ся в живых сест­ра. После­ду­ю­щие 6 часов она уми­ра­ла мучи­тель­ной смер­тью от инток­си­ка­ции.

В виде лири­че­ско­го отступ­ле­ния, хочет­ся отме­тить, что ее смерть пора­зи­тель­но напо­ми­на­ет тра­ге­дию шекс­пи­ров­ских влюб­лен­ных Ромео и Джу­льет­ты. Все твор­че­ство Шекс­пи­ра иде­аль­но кор­ре­ли­ру­ет­ся с леген­дой о близ­не­цах. По теме близ­не­цов у него нет сопер­ни­ков сре­ди дра­ма­тур­гов. Не толь­ко по неве­ро­ят­но­му коли­че­ству двой­ни­ков в его пье­сах, а пото­му, что тема близ­не­цов у него воз­вы­ше­на до тра­ге­дии. По точ­но­му опре­де­ле­нию тео­ре­ти­ка лите­ра­ту­ры и теат­ра С.Д. Кржи­жа­нов­ско­го: «Тра­ге­дия рас­тет двуветв­но. Ее про­та­го­нист — все­гда дво­я­ща­я­ся лич­ность. И, если Лейб­ниц опре­де­лял фор­му­лу люб­ви, как «такой мате­ма­ти­че­ский слу­чай, когда 1+1=1», то фор­му­ла тра­ге­дии опре­де­ля­ет­ся как «2–1=0».

Далее в жур­наль­ной ста­тье гово­ри­лось, что при жиз­ни девуш­ки уна­сле­до­ва­ли от бога­тых роди­те­лей несколь­ко участ­ков пло­до­род­ных земель в рай­оне Бид­ден­де­на (сум­мар­но око­ло 8 га). И что все эти вла­де­ния они посмерт­но заве­ща­ли мест­ной церк­ви с одним усло­ви­ем – за счет дохо­дов от этих земель цер­ков­ные смот­ри­те­ли обя­зу­ют­ся еже­год­но уго­щать хле­бом, сыром и пивом всех немощ­ных, голод­ных и пре­ста­ре­лых, кото­рые обра­тят­ся к ним за помо­щью в день празд­ни­ка Пас­хи.
По мер­кам того вре­ме­ни, их годо­вой доход был весь­ма при­лич­ным, поэто­му всем страж­ду­щим на Пас­ху раз­да­ва­лось огром­ное коли­че­ство про­до­воль­ствия. Уго­дия умер­ших сестер даже про­сла­ви­лись в наро­де, как «зем­ли Хле­ба и Сыра» (the Bread and Cheese Lands).

Biddenden Maids CakeВ бла­го­тво­ри­тель­ное «меню» цер­ков­но­го при­хо­да, полу­чив­ше­го во вла­де­ние зем­ли сестер, вхо­ди­ло и плос­кое гру­бое пече­нье, сде­лан­ное из куку­руз­ной муки, воды и меда. А так как в XVIII веке любая выпеч­ка кро­ме хле­ба была мало­до­ступ­ной рос­ко­шью, то бед­ня­ки, соби­рав­ши­е­ся здесь на Пас­ху со всех окрест­но­стей, назы­ва­ли уго­ще­ние «твер­ды­ми тор­та­ми» или «твер­ды­ми пирож­ны­ми». Каж­дый такой «тор­тик» был раз­ме­ром при­мер­но око­ло четы­рех дюй­мов в дли­ну и двух дюй­мов в шири­ну. Изго­тав­ли­ва­лись они с помо­щью дере­вян­ной фор­мы, напо­ми­на­ю­щей «пря­нич­ную дос­ку», кото­рую исполь­зо­ва­ли на Руси в XVII веке для про­из­вод­ства «печат­ных пря­ни­ков»). Перед выпеч­кой тесто вдав­ли­ва­лось в фор­му с выре­зан­ным изоб­ра­же­ни­ем двух жен­щин, сто­я­щих вплот­ную.

Опре­де­ле­ние «твер­дые тор­ты» было очень мет­ким и в отно­ше­нии кре­по­сти выпеч­ки: цер­ков­ное пече­нье сохра­ня­лось целым даже когда его раз­бра­сы­ва­ли в тол­пу при­хо­жан с цер­ков­ной кры­ши.
Такой доволь­но нетра­ди­ци­он­ный спо­соб раз­да­чи бла­го­тво­ри­тель­но­го пода­я­ния был обу­слов­лен тем, что из-за неогра­ни­чен­но­го упо­треб­ле­ния пива, тол­па часто вела себя непри­стой­но —  устра­и­ва­ла дав­ку и тол­кот­ню в поме­ще­нии церк­ви. Тогда цер­ков­ным смот­ри­те­лям при­хо­ди­лось бук­валь­но отби­вать­ся и закры­вать перед ними две­ри. В 1882 году рек­тор Бид­ден­де­на даже обра­щал­ся к архи­епи­ско­пу Кен­тер­бе­рий­ско­му с прось­бой о пре­кра­ще­нии бла­го­тво­ри­тель­ной цере­мо­нии. Но тот решил не нару­шать дав­нюю тра­ди­цию и про­сто исклю­чил из цер­ков­ных даров пиво. А раз­да­чу пас­халь­но­го пода­я­ния поз­во­лил пере­не­сти из церк­ви в «рабо­чий дом» — некое подо­бие хосте­ла для бед­ня­ков.

английские бедняки 16 век

Неко­то­рые исто­ри­ки объ­яс­ня­ют попу­ляр­ность бид­ден­ден­ской выпеч­ки тем, что сред­не­ве­ко­вые при­хо­жане свя­то вери­ли в целеб­ные свой­ства это­го пече­нья. Хотя их более про­све­щен­ные сооте­че­ствен­ни­ки иро­ни­зи­ро­ва­ли по пово­ду суе­вер­ных пред­став­ле­ний и нека­зи­сто­го вида цер­ков­ной выпеч­ки: изоб­ра­же­ние и коря­вые над­пи­си напо­ми­на­ли им таб­лич­ки с кли­но­пи­сью. Один писа­тель кон­ца 18-го века насмеш­ли­во назвал цер­ков­ное пече­нье «биск­вит­ны­ми таб­лич­ка­ми».

По исте­че­нию мно­гих лет выпеч­ка с изоб­ра­же­ни­ем пары сиам­ских англи­ча­нок нача­ла терять функ­цию еды и все более ста­но­вить­ся сим­во­ли­че­ской данью памя­ти о бла­го­род­ном поступ­ке сестер. В 1900-х годах «твер­дые тор­ты» Бид­ден­де­на выпе­ка­ли, ско­рее, в каче­стве суве­ни­ров, чем еды, «посколь­ку они так твер­ды и дол­го­веч­ны, что могут хра­нить­ся деся­ти­ле­ти­я­ми». Такое «суве­нир­ное пече­нье» изго­тав­ли­ва­лось боль­ши­ми пар­ти­я­ми и хра­ни­лось до тех пор (ино­гда по несколь­ку лет), пока не закон­чит­ся весь запас. Затем цикл повто­рял­ся сно­ва и сно­ва.
Напо­ми­на­ни­ем о мило­сер­дии сестер так­же были их при­укра­шен­ные обра­зы на цвет­ном вит­ра­же с восточ­ной сто­ро­ны церк­ви, кото­рый вдох­но­вил поэта 1827 года на роман­тич­ные и груст­ные сти­хи, сохра­нив­ши­е­ся до наших дней. Дизайн вит­ра­жа схож с открыт­кой, напе­ча­тан­ной в 1808 году. На ней девиц Бид­ден­де­на при­оде­ли в эле­гант­ные пла­тья вре­мен Марии I Тюдор. Но их баре­льеф на выпеч­ке тра­ди­ци­он­но сохра­ня­ет свой аутен­тич­ный вид с 1906 года, посколь­ку за все про­шед­шие годы дере­вян­ная фор­ма для оттис­ка теста оста­ва­лась одна и та же. Она же ста­ла про­то­ти­пом для совре­мен­ных гли­ня­ных реплик-суве­ни­ров.

открытка с Mary_und_Eliza_Chulkhurst The Biddenden Charity Dole Kent 2008.

Как мы уже ого­ва­ри­ва­лись – одно­знач­но­го отно­ше­ния к леген­де о сест­рах-близ­не­цах нет. И поэто­му, про­сто при­ве­дем несколь­ко про­ти­во­ре­чи­вых фак­тов «за» и «про­тив». А уж какую сто­ро­ну вы при­ме­те – решать вам.

 Хотя обы­чай еже­год­ной раз­да­чи еды и питья изве­стен в Англии по край­ней мере с 1605 года, пер­вое упо­ми­на­ние о сёст­рах Чалк­хёрст дати­ру­ет­ся лишь 1770 годом. Со дня их смер­ти в 1134 году и до 1770-го, запи­сей о них нигде не встре­ча­ет­ся. Что дало повод утвер­ждать, что вся исто­рия о сиам­ских близ­не­цах — не более чем «про­сто­на­род­ная тра­ди­ция», воз­ник­шая в каче­стве попыт­ки объ­яс­нить про­ис­хож­де­ние рисун­ка. Вли­я­тель­ный исто­рик Роберт Чем­берс при­зна­вал, что леген­да мог­ла осно­вы­вать­ся на под­лин­ных собы­ти­ях, но сам в неё не верил.

 Судя по сохра­нив­шим­ся изоб­ра­же­ни­ям, име­на Мэри и Эли­зы Чалк­хёрст впер­вые появи­лись на бид­ден­ден­ских тор­тах не ранее нача­ла XIX века. Самый ран­ний рису­нок на тор­тах Бид­ден­де­на, кото­рый сохра­нил­ся до наших дней, дати­ро­ван 1775 годом. На изоб­ра­же­нии вид­ны две нечет­кие фигур­ки в вик­то­ри­ан­ских пла­тьях, плот­но при­жав­ши­е­ся друг к друж­ке. Исто­рик граф­ства Кен­та Эдвард Хэс­тед счи­тал рас­ска­зы о Бид­ден­ден­ских деви­цах мифом, утвер­ждая, что фигу­ры на пече­нье 1780–90 гг. пред­став­ля­ли собой типич­ную пару жен­щин-полу­ча­те­лей посо­бия, кото­рые не име­ют ниче­го обще­го с леген­дар­ны­ми близ­не­ца­ми. В «Исто­рии окру­га Кент» (1790г., 3т. 66 стр.) есть даже упо­ми­на­ние «о вуль­гар­ной тра­ди­ции» необос­но­ван­но свя­зы­вать этот абстракт­ный образ с име­на­ми сиам­ских сестер.

 мест­ный исто­рик и пред­се­да­тель Исто­ри­че­ско­го обще­ства Бид­ден­де­на г-жа Прю Сто­укс, не нашла ни одно­го доку­мен­та, под­твер­жда­ю­ще­го суще­ство­ва­ние заве­ща­ния сестер. Она так­же счи­та­ет, что в 1134 году обыч­ным людям было совсем нелег­ко заве­щать зем­лю таким обра­зом. Более того, ею было выска­за­но пред­по­ло­же­ние, что зем­ли при­над­ле­жа­ли семье Chalker, о котрой она встре­ча­ла упо­ми­на­ние в одном исто­ри­че­ском доку­мен­те. Если быст­ро про­из­не­сти «Chalkers», вы полу­чи­те что-то вро­де «Chulkhurst» — имя, кото­рое до 16 века не встре­ча­ет­ся ни в каких доку­мен­тах граф­ства.

 в 1900 году исто­рик Джордж Клинч педан­тич­но изу­чив дета­ли наря­да леген­дар­ных Бид­ден­ден­ских май­дов по их изоб­ра­же­нию на пече­нье, при­шел к выво­ду, что тра­ди­ция воз­ник­ла в 16 веке. Он пред­по­ло­жил, что дата «1100» на тор­тах Бид­ден­де­на пер­во­на­чаль­но была оши­боч­но про­чи­та­на как «1500». Отсут­ствие имен на прин­тах тор­тов Biddenden 18-го века он объ­яс­нял несо­вер­шен­ством рез­ной фор­мы для оттис­ка изоб­ра­же­ния. Хотя, вполне веро­ят­но, что фор­ма, изу­чен­ная Клин­чем, не была ори­ги­наль­ной, посколь­ку суще­ство­ва­ло три вида фор­мы, отно­ся­щих­ся к раз­ным пери­о­дам. Две из кото­рых, веро­ят­но, стар­ше 450 лет, а послед­ней око­ло 250 лет. Сего­дня исполь­зу­ет­ся фор­ма послед­не­го про­из­вод­ства, а две ста­рых фор­мы не хра­ни­лись. Хотя, изоб­ра­же­ния на всех отли­ча­ют­ся толь­ко дета­ля­ми, в целом рису­нок все­гда один и тот же.

 С точ­ки зре­ния нераз­ви­то­сти сред­не­ве­ко­вой меди­ци­ны, жизнь сиам­ских близ­не­цов не мог­ла быть про­дол­жи­тель­ной. На самом деле это не вызы­ва­ет сомне­ний, посколь­ку 34-лет­няя про­дол­жи­тель­ность жиз­ни не кажет­ся необыч­ной. К при­ме­ру, Чанг и Энг Бан­ке­ры — сиам­ские близ­не­цы, родив­ши­е­ся в 1811 году в Сиа­ме, дожи­ли до 63 лет. А Мил­ли и Кри­стин Мак­кой («Два соло­вья») в 19-ом сто­ле­тии – до 61 года.

 По изоб­ра­же­нию бид­ден­ден­ских девиц неяс­на сте­пень их пато­ло­гии . Были пред­по­ло­же­ния, что они срос­лись толь­ко в обла­сти бедер, а соеди­не­ние в пле­чах пояс­ня­лось эффек­том близ­не­цов-pygopagi, кото­рые ходи­ли, зача­стую обни­мая друг дру­га за пле­чи, для под­дер­жа­ния рав­но­ве­сия.

 В нача­ле 1930-х годов Уильям Коулз Финч объ­яс­ня­ет пута­ни­цу с дата­ми так: «ста­ро­мод­ная про­пись циф­ры пять часто вос­при­ни­ма­ет­ся как еди­ни­ца». А еще заявил, что жите­ли дерев­ни счи­та­ли тогдаш­ний твер­дый торт опрес­но­ком — прес­ным, не ква­ше­ным хле­бом (при­го­тов­лен­ный без исполь­зо­ва­ния заквас­ки).

Несмот­ря на скеп­сис исто­ри­ков, тра­ди­ция еже­год­ной раз­да­чи еды на Пас­ху в Бид­ден­дене суще­ству­ет по наши дни. Более того, в 1907 году зна­ме­ни­тые зем­ли Хле­ба и Сыра были про­да­ны под жилую кот­те­дж­ную застрой­ку, что поз­во­ли­ло зна­чи­тель­но уве­ли­чить еже­год­ное посо­бие вдо­вам и пен­си­о­не­рам это­го город­ка. Кро­ме сыра, хле­ба и чая на Пас­ху, им ста­ли выда­вать опре­де­лен­ную сум­му налич­ных денег на Рож­де­ство.
Про­ве­де­ни­ем пас­халь­ных празд­но­ва­ний в Бид­ден­дене теперь зани­ма­ет­ся бла­го­тво­ри­тель­ная орга­ни­за­ция Biddenden Consolidated (так­же извест­ная как Chulkhurst Charity). И конеч­но, как и мно­го веков назад, бед­ным жите­лям бес­плат­но раз­да­ют пече­нье, укра­шен­ное изоб­ра­же­ни­ем сестер-близ­не­цов. Леген­дар­ное пече­нье поль­зу­ет­ся боль­шим спро­сом у мно­го­чис­лен­ных тури­стов, кото­рые на Пас­ху при­ез­жа­ют на экс­кур­сию в это исто­ри­че­ское место. Все они, не взи­рая на веро­ис­по­ве­да­ние и наци­о­наль­ность, все­гда поку­па­ют «памят­ные десер­ты», отда­вая дань ува­же­ния двум сиам­ским сест­рам-близ­не­цам из сред­не­ве­ко­вья, кото­рые зало­жи­ли фун­да­мент совре­мен­ных фон­дов бла­го­тво­ри­тель­но­сти.

Видео из ново­стей BBC, запи­сан­ное в Пас­халь­ный поне­дель­ник 2008 года.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *