ЯБЛОКИ ПОЛЯ СЕЗАННА

Яблоки Поля Сезанна-http://www.art-eda.info

Поль Гоген назы­вал Сезан­на «Рем­бранд­том яблок». И это неслу­чай­но. Ябло­ко, как глав­ная состав­ля­ю­щая боль­шин­ства натюр­мор­тов Сезан­на, со вре­ме­нем пре­вра­ти­лось в свое­об­раз­ную эмбле­му все­го его твор­че­ства. Худож­ни­ку при­над­ле­жит зна­ме­ни­тая фра­за «Я хочу одним-един­ствен­ным ябло­ком уди­вить Париж!», кото­рая ста­ла для него не про­сто декла­ра­тив­ным заяв­ле­ни­ем, а непо­сред­ствен­ным руко­вод­ством к дей­ствию.

Поль Сезанн (1839 — 1906) вошел в исто­рию миро­вой живо­пи­си как худож­ник, сме­ло лома­ю­щий усто­яв­ши­е­ся пра­ви­ла и сте­рео­ти­пы. Его твор­че­ское насле­дие насчи­ты­ва­ет более 800 кар­тин мас­лом, 270 из кото­рых – натюр­мор­ты. Имен­но бла­го­да­ря Сезан­ну, натюр­морт из вто­ро­сорт­но­го жан­ра, тра­ди­ци­он­но зани­ма­ю­ще­го низ­шие сту­пе­ни в иерар­хии ака­де­ми­че­ской фран­цуз­ской живо­пи­си, смог выдви­нуть­ся на лиди­ру­ю­щие пози­ции. А то, что натюр­морт занял столь важ­ное место в твор­че­стве само­го худож­ни­ка во мно­гом свя­за­но с мето­дом рабо­ты Сезан­на и его … неужив­чи­вым харак­те­ром.

Поль Сезанн. Натюрморт с голубой вазой, 1890Поль Сезанн. Натюрморт с яблоками1893–1894

Сезанн дол­го и тща­тель­но выстра­и­вал ком­по­зи­ции сво­их кар­тин, рабо­тал же он в тех­ни­ке мел­ко­го маз­ка, вос­при­ня­том у Пис­сар­ро:

Это пото­му, что я не могу выра­зить свои чув­ства одним уда­ром. Поэто­му я накла­ды­ваю крас­ки посте­пен­но и про­дол­жаю делать это, пока не полу­чит­ся наи­луч­ший резуль­тат”.

Сезанн рабо­тал скру­пу­лез­но и мед­лен­но. На одну кар­ти­ну у него ухо­ди­ло от трид­ца­ти до ста (!) сеан­сов.
К тому же по вос­по­ми­на­ни­ям совре­мен­ни­ков, Сезанн отли­чал­ся нерв­ным и неужив­чи­вым харак­те­ром и, и как заме­чал Рену­ар, был “колюч, как ёж”. Любой посто­рон­ний звук, изме­не­ние пого­ды, осве­щен­но­сти, а тем более пере­ме­на позы моде­ли выво­ди­ли его из себя, и он в яро­сти бро­сал рабо­ту.
Одна­жды зна­ме­ни­тый тор­го­вец кар­ти­на­ми Амбру­аз Вол­лар попро­сил Сезан­на напи­сать его порт­рет.

Первый же сеанс закон­чил­ся неко­то­рым про­ис­ше­стви­ем. В сво­ей мастер­ской на ули­це Эже­зип-Моро Сезанн соору­дил помост — ящик, уста­нов­лен­ный на четы­рех шат­ких под­пор­ках, а на нем стул. «Вам нисколь­ко не гро­зит опас­ность упасть, мсье Вол­лар, — ска­зал Поль, — если, конеч­но, вы буде­те сохра­нять рав­но­ве­сие. Впро­чем, когда пози­ру­ют, то неза­чем дви­гать­ся». Вслед­ствие пол­ной непо­движ­но­сти, кото­рой тре­бо­вал Сезанн, Вол­лар задре­мал, скло­нил голо­ву, поте­рял рав­но­ве­сие и сва­лил­ся с воз­вы­ше­ния на пол. Поль был в яро­сти: «Несчаст­ный! Вы испор­ти­ли позу! Я же вам гово­рил, что вы долж­ны быть, как ябло­ко. Ведь ябло­ко не дви­га­ет­ся
“Поль Сезанн”, Джек Линдсей (1989).

Поль Сезанн. Портрет Амбруаза Воллара. 1895.Портрет мадам Сезанн 1890-1892

По вос­по­ми­на­ния само­го Вол­ла­ра, Сезанн обра­щал­ся с моде­лью на про­тя­же­нии все­го сеан­са, как с обык­но­вен­ным натюр­мор­том. Посколь­ку най­ти покла­ди­стую модель уда­ва­лось не часто, пре­иму­ще­ствен­но роль без­ро­пот­ной натур­щи­цы испол­ня­ла его жена. И хотя Сезанн любил писать порт­ре­ты и счи­тал, что “лицо — вер­ши­на искус­ства”, в его твор­че­ском насле­дии порт­рет зани­ма­ет не столь зна­чи­тель­ное место, как хоте­лось бы само­му худож­ни­ку.

все порт­ре­ты Сезан­на — это натюр­мор­ты. И если они уда­ют­ся, то ско­рее как живо­пис­ные про­из­ве­де­ния, где пра­вит коло­рит и цель­ность, а не как визу­аль­ные опи­са­ния людей, кото­рые, как и все, сме­ют­ся, раз­го­ва­ри­ва­ют, дви­га­ют­ся. <…> Мадам Сезанн, при­гвож­ден­ная к сту­лу стро­гим при­ка­зом мужа не шеве­лить­ся, не рас­кро­ет нам свою лич­ность, сколь­ко бы раз он ее ни писал. Она с таким же успе­хом мог­ла бы быть его люби­мой две­рью”.
“Открой гла­за”, Джу­ли­ан Барнс (2017).

Сезанн на про­тя­же­нии всей сво­ей жиз­ни повто­рял в живо­пи­си одни и те же сюже­ты – натюр­мор­ты с ябло­ка­ми, виды горы Сент-Вик­ту­ар, сце­ны с купаль­щи­ца­ми, порт­ре­ты жены. Инте­рес­но, что даже в натюр­мор­тах склад­ки белой ска­тер­ти топор­щат­ся угла­ми, подоб­но гор­ной гря­де в окрест­но­стях Экс-ан-Про­ван­са.

Поль Сезанн Вид на гору Сент-Виктуар 1897

Поль Сезанн, “Вид на гору Сент-Вик­ту­ар”, (1897)

Поль Сезанн натюрморт с яблоками

Поль Сезанн, Натюр­морт с ябло­ка­ми.

В отли­чии от импрес­си­о­ни­стов, Сезан­на не зани­мал реаль­ный мир в его посто­ян­ной подвиж­но­сти и измен­чи­во­сти. По его мне­нию, зада­ча худож­ни­ка заклю­ча­лась не в фик­са­ции мгно­вен­ных впе­чат­ле­ний, а в пере­да­че самой мате­ри­аль­ной пред­мет­но­сти нату­ры — ее объ­ё­ма, струк­ту­ры, веса. В осно­ве твор­че­ско­го мето­да худож­ни­ка – гео­мет­рич­ность постро­е­ния, цве­то­вой кон­траст, иска­жен­ная пер­спек­ти­ва, более близ­кая к есте­ствен­но­му зри­тель­но­му вос­при­я­тию.

Поль Сезанн, "Корзина яблок"

Поль Сезанн, “Кор­зи­на яблок”

Послед­ние трид­цать лет сво­ей жиз­ни Поль Сезанн рисо­вал прак­ти­че­ски одни и те объ­ек­ты — вазы, бутыл­ки, горш­ки и ябло­ки — сно­ва и сно­ва. Пред­ме­ты посто­ян­но пере­хо­ди­ли из одной кар­ти­ны в дру­гую. Часть этих вещей сохра­ни­лась и экс­по­ни­ру­ет­ся в мастер­ской-музее худож­ни­ка в Эксе. В ябло­ках же, Сезан­на при­вле­ка­ла, преж­де все­го, про­сто­та и завер­шен­ность фор­мы и богат­ство цве­то­вых оттен­ков.

Цвет — это та точ­ка, где наш мозг сопри­ка­са­ет­ся со все­лен­ной” — утвер­ждал Поль Сезанн.

Поль Сезанн Яблоки и бисквиты

Поль Сезанн, Натюр­морт ” Ябло­ки и биск­ви­ты”

Про­цесс при­зна­ния Сезан­на как худож­ни­ка был крайне мед­лен­ным. Его нова­тор­ская живо­пись вызы­ва­ла нелест­ные эпи­те­ты у кри­ти­ков и откро­вен­ные насмеш­ки пуб­ли­ки. Но уже к кон­цу жиз­ни поло­же­ние изме­ни­лось. Он ста­но­вит­ся глу­бо­ко почи­та­е­мой фигу­рой у моло­до­го поко­ле­ния худож­ни­ков. Его твор­че­ство ока­за­ло неве­ро­ят­ное вли­я­ние на прак­ти­че­ски всех пред­ста­ви­те­лей аван­гард­ных тече­ний пер­вой поло­ви­ны XX века — фовиз­ма, экс­прес­си­о­низ­ма, футу­риз­ма, кубиз­ма. Воз­мож­но, кубизм появил­ся бла­го­да­ря зна­ме­ни­то­му выска­зы­ва­нию Сезан­на о том, что “в при­ро­де всё лепит­ся на осно­ве шара, кону­са и цилин­дра, и надо учить­ся писать на этих про­стых фигу­рах, и, если вы научи­тесь вла­деть эти­ми фор­ма­ми, вы сде­ла­е­те всё, что захо­ти­те”. Не зря Паб­ло Пикассо как-то ска­зал о Сезанне — “он был для всех нас как отец”.

Натюрморт Яблоки и печенье, Paul Cezanne, 1873-1877.

Натюр­морт “Ябло­ки и пече­нье”, Поль Сезанн (1873–1877).

Пикассо Посуда на столе 1901

Паб­ло Пикассо, “Посу­да на сто­ле”, (1901).

Сего­дня Сезанн при­знан вели­чай­шим живо­пис­цем, созда­те­лем эсте­ти­ки Ново­го вре­ме­ни, пред­ше­ствен­ни­ком и вдох­но­ви­те­лем искус­ства XX века. А в осно­ве всех его твор­че­ских экс­пе­ри­мен­тов лежа­ло обык­но­вен­ное ябло­ко.

Он кла­дет на оде­я­ло ябло­ки, рядом с ябло­ка­ми ста­вит свои бутыл­ки из-под вина и всё, что ни попа­дет­ся под руку. И, как Ван Гог, он дела­ет из этих вещей сво­их «свя­тых»; он сно­ва и сно­ва застав­ля­ет их быть пре­крас­ны­ми, вме­щать в себя весь мир, все сча­стье и все вели­ко­ле­пие, и не зна­ет, уда­лось ли ему достичь это­го”.
Рай­нер Мария Риль­ке, “Пись­ма о Сезанне” (1907)

Поль Сезанн, Натюрморт с яблоками 1890

Поль Сезанн, Натюр­морт с ябло­ка­ми, (1890)

Поль Сезанн Натюрморт "Яблоки и апельсины" (1899)

Поль Сезанн. Натюр­морт “Ябло­ки и апель­си­ны” (1899)

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *