РОЖДЕСТВО В АНГЛИЙСКОМ СТИЛЕ

rozhdestvo-v-anglijskom-stile-600-x-340

История Рождества на Британских островах уходит своими корнями в далекое прошлое, но современные традиции рождественских праздников окончательно сформировались только в XIX веке в викторианскую эпоху. Тогда же зародился и жанр рождественской повести или святочного рассказа, основоположником которого считают классика английской литературы Чарльза Диккенса.

Рож­де­ствен­ские пове­сти Дик­кен­са пуб­ли­ко­ва­лись на про­тя­же­нии пяти лет (1843 — 1848) в декабрь­ских номе­рах изда­ва­е­мых им жур­на­лов «Домаш­нее чте­ние» и «Круг­лый год». Их попу­ляр­ность была настоль­ко вели­ка, что само имя рома­ни­ста ста­ло сино­ни­мом зим­не­го праздника.
Гил­берт К. Честер­тон назвал свя­точ­ные пове­сти “вели­ким похо­дом Дик­кен­са в защи­ту рождества”.

Сра­жа­ясь за рож­де­ство, он сра­жал­ся за древ­ний евро­пей­ский празд­ник, язы­че­ский и хри­сти­ан­ский, за тро­и­цу еды, питья и молит­вы”. (эссе “Дик­кенс и Рож­де­ство”, 1906 год).

На стра­ни­цах его пове­стей пред­ста­ют истин­ные тра­ди­ции ста­рой доб­рой Англии.

illyustraciya-500-x-734Увидал он соб­ствен­ную свою гости­ную, но зна­чи­тель­но изме­нен­ную. Сте­ны и пото­лок были затка­ны сет­кой зеле­ни и кра­со­ва­лись алы­ми яго­да­ми, слов­но в гости­ной целая роща под­ня­лась за вечер…
В листоч­ках ост­ро­лист­ни­ка, оме­лы и плю­ща свет отра­жал­ся и играл, как в мири­а­дах малень­ких зер­кал. В камине так и тре­щал, так и пылал огонь, да такой, что тако­го огня, нико­гда, ни в одну зиму, даже и не подо­зре­вал тощий, холо­де­ю­щий каме­лек “Скруд­жа и Мэр­лея”. На полу лежа­ли высо­кой кучей, чем-то вро­де пре­сто­ла: индей­ки, гуси, вся­кая дичь и жив­ность, вся­кое мясо, — поро­ся­та, око­ро­ка, аршин­ные сосис­ки, кол­ба­сы, пирож­ки с фар­шем, плом-пудин­ги, бочон­ки с уст­ри­ца­ми, пече­ные каш­та­ны, румя­ные ябло­ки, соч­ные апель­си­ны и гру­ши, гро­мад­ные “кре­щен­ские” пиро­ги, — и, за всем за этим, пол­ные аро­ма­та пун­ше­вые чаши… Весе­лый вели­кан — “на показ” засе­дал, потя­ги­ва­ясь, на диване; в руке у него было что-то вро­де све­то­ча, похо­же­го на “рог изоби­лия”, и он его при­под­нял, когда Скрудж загля­нул в полу­от­кры­тую дверь”.
Скря­га Скрудж, Рож­де­ствен­ская песнь в про­зе” (1843)

.

Обы­чай укра­шать дом ост­ро­ли­стом, оме­лой и плю­щом сохра­нил­ся еще с дохри­сти­ан­ско­го празд­ни­ка Зим­не­го Солн­це­сто­я­ния. Оме­ле древ­ние дру­и­ды при­пи­сы­ва­ли мисти­че­ские свой­ства при­но­сить уда­чу в дом, изго­нять злых духов и изле­чи­вать от всех болез­ней. Из Англии при­шла тра­ди­ция цело­вать­ся под веточ­кой оме­лы. Такой поце­луй счи­тал­ся пред­вест­ни­ком веч­ной люб­ви и неиз­беж­но­го брака.
rozhdestvenskaya-girlyanda-396-x-291Ост­ро­лист, оста­ю­щий­ся зеле­ным даже в лютые холо­да, с древ­них вре­мен слу­жил зим­ней эмбле­мой надеж­ды и радо­сти. Соглас­но веро­ва­ни­ям ран­них хри­сти­ан, венец Хри­ста был сде­лан из ост­ро­ли­ста и после того, как про­ли­лась кровь Иису­са, яго­ды кустар­ни­ка ста­ли красными.
Плющ же ассо­ци­и­ро­вал­ся с бес­смер­ти­ем и потреб­но­стью в защи­те. В хри­сти­ан­ской тра­ди­ции – сим­вол под­держ­ки чело­ве­ка выс­ши­ми силами.

Обы­чай укра­шать ново­год­нюю елку появил­ся в Англии в сре­дине XIX века и его рас­про­стра­не­ние свя­зы­ва­ют с име­нем прин­ца Аль­бер­та, мужа Вик­то­рии. Имен­но он стал актив­но внед­рять сре­ди под­дан­ных супру­ги рож­де­ствен­ские обы­чаи сво­ей немец­кой роди­ны. 12 декаб­ря 1848 в “Лон­дон­ских иллю­стри­ро­ван­ных ново­стях” была опуб­ли­ко­ва­на гра­вю­ра “Рож­де­ствен­ское дере­во в Вин­дзор­ском зам­ке”, изоб­ра­жав­шая коро­лев­ское семей­ство воз­ле елки. Новый обы­чай быст­ро при­жил­ся во всех сло­ях общества.

viktoriya-i-albert-600-x-593jolskoe-poleno-800-x-731

Еще один из риту­а­лов англий­ско­го Рож­де­ства – сжи­га­ние в камине йоль­ско­го поле­на (yule log). Назва­ние про­ис­хо­дит от Yule — язы­че­ско­го празд­ни­ка зим­не­го солн­це­сто­я­ния. Поле­но укра­ша­ли гир­лян­да­ми, сбрыз­ги­ва­ли сид­ром или элем и посы­па­ли мукой. Цере­мо­ни­аль­ное йоль­ское поле­но горе­ло всю ночь, а затем тле­ло сле­ду­ю­щие 12 дней.
Но самым ожи­да­е­мым собы­ти­ем празд­ни­ка был тор­же­ствен­ный обед. Тра­ди­ци­он­ной едой был рост­биф и жаре­ный гусь или индейка.

elizaveta-i-i-rozhdestvenskij-gus-402-x-340

Обы­чай пода­вать гуся на рож­де­ствен­ский стол появил­ся во вре­ме­на прав­ле­ния Ели­за­ве­ты I. Суще­ству­ет леген­да, что в Рож­де­ство 1588 года Ели­за­ве­та полу­чи­ла дол­го­ждан­ную весть о раз­гро­ме Непо­бе­ди­мой арма­ды Филип­па II Испан­ско­го. Коро­ле­ва как раз под­креп­ля­лась жаре­ным гусем и сочла это бла­го­при­ят­ным зна­ком. Спе­ци­аль­ным ука­зом жаре­ный гусь был про­воз­гла­шен глав­ным рож­де­ствен­ским блю­дом. Инте­рес­но, что сюжет рас­ска­за “Голу­бой кар­бун­кул” об оче­ред­ном деле Шер­ло­ка Холм­са закру­чи­ва­ет­ся как раз вокруг рож­де­ствен­ско­го гуся.

Но вот стол накрыт. Про­чли молит­ву. Насту­па­ет томи­тель­ная пау­за. Все зата­и­ли дыха­ние, а мис­сис Крэт­чит, оки­нув испы­ту­ю­щим взгля­дом лез­вие ножа для жар­ко­го, при­го­то­ви­лась вон­зить его в грудь пти­цы. Когда же нож вон­зил­ся, и брыз­нул сок, и дол­го­ждан­ный фарш открыл­ся взо­ру, еди­но­душ­ный вздох вос­тор­га про­нес­ся над сто­лом, и даже Малют­ка Тим, под­стре­ка­е­мый млад­ши­ми Крэт­чи­та­ми, посту­чал по сто­лу руко­ят­кой ножа и сла­бо писк­нул: — Ура!
Нет, не быва­ло еще на све­те тако­го гуся! Боб реши­тель­но заявил, что нико­гда не пове­рит, что­бы где-нибудь мог сыс­кать­ся дру­гой такой заме­ча­тель­ный фар­ши­ро­ван­ный гусь! Все напе­ре­бой вос­тор­га­лись его соч­но­стью и аро­ма­том, а так­же вели­чи­ной и деше­виз­ной. С допол­не­ни­ем яблоч­но­го соуса и кар­то­фель­но­го пюре его вполне хва­ти­ло на ужин для всей семьи.”
Чарльз Дик­кенс, “Рож­де­ствен­ская песнь в про­зе

Рецепт приготовления рождественского гуся

rozhdestvenskij-gus-600-x-791Ингре­ди­ен­ты:
• 4–5 кило­грам­мо­вый гусь
• 4 лимона
• 3 лайма
• 1 ч.л. китай­ской сме­си “5 специй”
• Неболь­шие пуч­ки пет­руш­ки, тимья­на и шалфея
• 3 ст.л. меда
• Соль, перец

Натри­те цед­ру с лимо­нов и лай­мов, сме­шай­те с дву­мя чай­ны­ми лож­ка­ми мел­кой мор­ской соли, добавь­те китай­скую смесь “5 спе­ций” и перец (по вку­су). Полу­чен­ной сме­сью тща­тель­но натри­те гуся сна­ру­жи и внутри.
Нафар­ши­руй­те раз­ре­зан­ны­ми цит­ру­со­вы­ми и тра­ва­ми. Зашей­те брюш­ко гуся нит­ка­ми или закре­пи­те шпаж­ка­ми. Отправь­те гуся в холо­диль­ник на несколь­ко часов (на ночь). Чем гусь стар­ше, тем вре­мя боль­ше – до 48 часов.
Разо­грей­те духов­ку до 220C. Поме­сти­те гуся на про­ти­вень и дай­те под­ру­мя­нить­ся. Убавь­те тем­пе­ра­ту­ру до 170C, поме­сти­те пти­цу в сотей­ник (гусят­ни­цу), полей­те медом, посыпь­те тимья­ном и запе­кай­те до готов­но­сти, пери­о­ди­че­ски поли­вая выде­лив­шим­ся соком. Если гусь нач­нет под­го­рать – при­крой­те его фоль­гой. Суще­ству­ет при­бли­зи­тель­ный рас­чет вре­ме­ни готов­ки гуся — 15 минут на каж­дые 450 г плюс еще 15 минут, сверх того.
Перед пода­чей на стол, дай­те гусю “отдох­нуть” в тече­ние по край­ней мере 30 минут, при­крыв фоль­гой. Выде­лив­ший­ся во вре­мя жар­ки жир, исполь­зуй­те для при­го­тов­ле­ния кар­то­фе­ля и овощей.

И все же глав­ным же фаво­ри­том празд­нич­но­го сто­ла был и оста­ет­ся зна­ме­ни­тый англий­ский сли­во­вый пудинг или плам-пудинг (plum pudding). Не послед­нюю роль в его попу­ля­ри­за­ции сыг­ра­ли коро­но­ван­ные осо­бы. Впер­вые плам-пудинг упо­ми­на­ет­ся во вре­ме­на прав­ле­ния Ели­за­ве­ты I (1533–1603) как празд­нич­ное блю­до, не свя­зан­ное с Рож­де­ством. Но уже в 1640 году после побе­ды про­те­стан­тов пудинг попал под запрет вме­сте со все­ми празд­ни­ка­ми, как като­ли­че­ская тра­ди­ция. После вос­ста­нов­ле­ния монар­хии Карл II реа­би­ли­ти­ро­вал все празд­ни­ки, сняв запрет. Суще­ству­ет леген­да, что рож­де­ствен­ским блю­дом плам-пудинг стал во вре­ме­на Геор­га I, полу­чив­ше­го про­зви­ще Pudding King. В 1714 году во вре­мя празд­но­ва­ния Рож­де­ства сли­во­вый пудинг был подан на коро­лев­ский стол и с тех пор стал неотъ­ем­ле­мым атри­бу­том рож­де­ствен­ских коро­лев­ских тра­пез. Звезд­ный час пудин­га при­шел­ся на сре­ди­ну XIX века бла­го­да­ря коро­ле­ве Вик­то­рии, став обя­за­тель­ным пунк­том рож­де­ствен­ско­го обе­да во всех сло­ях общества.

С при­го­тов­ле­ни­ем плам-пудин­га свя­за­но несколь­ко традиций.
Гото­вить пудинг сле­до­ва­ло на 25-е вос­кре­се­нье после Тро­и­цы из 13 ингре­ди­ен­тов, что сим­во­ли­зи­ро­ва­ло Хри­ста и Его учеников.

henny-woods-zameshivanie-rozhdestvenskogo-pudinga-1881-g-600-x-772joseph-clark-rozhdestvenskaya-sudba-1889-g-800-x-582

При­ло­жить руку к заме­ши­ва­нию теста долж­ны были все чле­ны семьи. Во вре­мя раз­ме­ши­ва­ния обя­за­тель­но зага­ды­ва­лось жела­ние. В смесь для пудин­га закла­ды­ва­ли сереб­ря­ную монет­ку для при­вле­че­ния богат­ства, ино­гда — сереб­ря­ный напер­сток (для береж­ли­во­сти) или кро­шеч­ный якорь, кото­рый сим­во­ли­зи­ро­вал без­опас­ную гавань. Перед пода­чей на стол пудинг обиль­но поли­ва­ли брен­ди или ромом и под­жи­га­ли. Посколь­ку пудин­ги мог­ли хра­нить­ся очень дол­го, во мно­гих семьях их сбе­ре­га­ли до Пасхи.

В “Рож­де­ствен­ской песне” Дик­кен­са пере­да­на атмо­сфе­ра вос­тор­жен­но­го ожи­да­ния, кото­рая пред­ше­ство­ва­ла появ­ле­нию плам-пудинга:

А ну как пудинг не дошел! А ну как он раз­ва­лит­ся, когда его будут выкла­ды­вать из фор­мы! А ну как его ста­щи­ли, пока они тут весе­ли­лись и упле­та­ли гуся! Какой-нибудь зло­умыш­лен­ник мог ведь пере­лезть через забор, забрать­ся во двор и похи­тить пудинг с чер­но­го хода! Такие пред­по­ло­же­ния заста­ви­ли млад­ших Крэт­чи­тов померт­веть от стра­ха. Сло­вом, какие толь­ко ужа­сы не полез­ли тут в голову!
Вни­ма­ние! В ком­на­ту пова­лил пар! Это пудинг выну­ли из кот­ла. Запах­ло, как во вре­мя стир­ки! Это — от мок­рой сал­фет­ки. Теперь пах­нет как воз­ле трак­ти­ра, когда рядом кон­ди­тер­ская, а в сосед­нем доме живет прач­ка! Ну, конеч­но, — несут пудинг!
И вот появ­ля­ет­ся мис­сис Крэт­чит — рас­крас­нев­ша­я­ся, запы­хав­ша­я­ся, но с гор­де­ли­вой улыб­кой на лице и с пудин­гом на блю­де, — таким необы­чай­но твер­дым и креп­ким, что он более все­го похож на рябое пушеч­ное ядро. Пудинг охва­чен со всех сто­рон пла­ме­нем от горя­ще­го рома и укра­шен рож­де­ствен­ской вет­кой ост­ро­ли­ста, воткну­той в самую его верхушку.
О див­ный пудинг!”

Рецепт рождественского плам-пудинга

plam-puding-800-x-608

Ингре­ди­ен­ты:
• 150 г смородины
• 150 г изюма
• 150 г наре­зан­но­го чернослива
• 175 мл конья­ка или бренди
• 100 г пше­нич­ной муки
• 125 г све­жих хлеб­ных кро­шек (белый батон)
• 150 г сли­воч­но­го масла
• 150 г сахара
• 1 чай­ная лож­ка моло­той корицы
• ¼ чай­ной лож­ки моло­той гвоздики
• 1 чай­ная лож­ка пекар­ско­го порошка
• цед­ра 1 лимона
• 3 боль­ших яйца
• 1 сред­нее ябло­ко (очи­щен­ное и натертое)
• 2 сто­ло­вые лож­ки меда

Сме­шай­те смо­ро­ди­ну, изюм и чер­но­слив с конья­ком, закрой­те плен­кой и оставь­те на ночь.
В боль­шой мис­ке сме­шай­те все ингре­ди­ен­ты пудинга.
Фор­му, к кото­рой будет гото­вить­ся пудинг, тща­тель­но смажь­те мас­лом. Пере­ло­жи­те пудин­го­вую мас­су в фор­му, плот­но утрам­бо­вав лож­кой. Поставь­те фор­му на водя­ную баню в кастрю­лю боль­ше­го объ­е­ма, напол­нен­ную водой. Плот­но накрой­те пудинг пер­га­мент­ной бума­гой, а свер­ху завер­ни­те плот­но фоль­гой и завя­жи­те эту «крыш­ку» тол­стой нит­кой — так, что­бы внутрь фор­мы в про­цес­се кипе­ния слу­чай­но не попа­ла вода. Когда вода заки­пит, убавь­те огонь и на мед­лен­ном огне готовь­те пудинг в тече­ние 5 часов. Обя­за­тель­но сле­ди­те за уров­нем воды в боль­шой кастрю­ле, посто­ян­но ее подливая.
Гото­вый пудинг накрой­те тарел­кой и акку­рат­но пере­вер­ни­те. Остыв­ший пудинг завер­ни­те в пер­га­мент и оставь­те в сухом про­хлад­ном месте на пару недель для вызре­ва­ния (луч­ше на месяц). Раз в 5–7 дней “под­карм­ли­вай­те” пудинг лож­кой конья­ка (брен­ди), сде­лав пред­ва­ри­тель­но несколь­ко проколов.
Перед пода­чей на стол пудинг разо­грей­те, полей­те конья­ком или ромом и подожгите.

В “Рож­де­ствен­ской песне” Дик­кенс упо­ми­на­ет и тра­ди­ци­он­ный напи­ток рож­де­ствен­ских празд­ни­ков, полу­чив­ший в резуль­та­те пере­во­да назва­ние “рож­де­ствен­ский глинт­вейн”. В пер­во­ис­точ­ни­ке же ука­за­но точ­ное назва­ние — Smoking Bishop, что пере­во­дит­ся как дымя­щий­ся епи­скоп”. Этот напи­ток, при­го­тов­лен­ный из порт­вей­на, крас­но­го вина, севиль­ских апель­си­нов (поме­ра­нец) и гвоз­ди­ки, был необы­чай­но попу­ля­рен в вик­то­ри­ан­ской Англии. Стран­ное назва­ние свя­зы­ва­ют с чашей, по фор­ме напо­ми­на­ю­щей мир­ту епи­ско­па. В таких чашах напи­ток пода­ва­ли на бан­ке­тах гиль­дий и уни­вер­си­те­тов еще в сред­ние века. Суще­ство­ва­ли и мно­го­чис­лен­ные вари­ан­ты глинт­вей­на под общим назва­ни­ем “цер­ков­ни­ки” – “дымя­щий­ся архи­епи­скоп”, где порт­вейн заме­ня­ли на кла­рет, “дымя­щий­ся кар­ди­нал” с шам­пан­ским, “дымя­щий­ся папа” с бур­гунд­ским и нако­нец, “дымя­щий­ся бидль” — из имбир­но­го вина с добав­ле­ни­ем изюма.
Горь­ко-кис­лые севиль­ские апель­си­ны (поме­ран­цы) при­да­ют напит­ку пикант­ный вкус, но в совре­мен­ных рецеп­тах их часто заме­ня­ют более доступ­ны­ми апель­си­на­ми и лимонами.

Глинтвейн “Дымящийся епископ”

dymyashhijsya-episkop540-x-484Ингре­ди­ен­ты:
• 5 апельсинов
• 1 лимон
• ½ ста­ка­на сахара
• 1 бутыл­ка полу­су­хо­го крас­но­го вина
• 1 бутыл­ка портвейна
• 30 гвоздичек
• Кар­да­мон, мускат­ный орех, палоч­ки кори­цы (по вкусу)

Разо­грей­те духов­ку до 160С. Вымой­те апель­си­ны и “уты­кай­те” их гвоз­ди­кой. Раз­ме­сти­те их на про­тивне и запе­кай­те в духов­ке око­ло 1 часа.
Пере­ло­жи­те в боль­шую стек­лян­ную или кера­ми­че­скую мис­ку. Залей­те апель­си­ны крас­ным вином и добавь­те сахар. Закрой­те мис­ку и оставь­те наста­и­вать­ся в теп­лом месте 12 часов.
Достань­те апель­си­ны, раз­режь­те их попо­лам и выда­ви­те сок в вино. Добавь­те сок лимо­на. Про­це­ди­те вин­ную смесь в кастрюлю.
Добавь­те порт­вейн, спе­ции (мож­но по вку­су под­сла­стить) и поставь­те напи­ток на мед­лен­ный огонь. Не дово­ди­те до кипе­ния! Пода­вай­те глинт­вейн горя­чим, укра­шен­ным апель­си­но­вой цед­рой, сре­зан­ной лентой.

Это радост­ные дни — дни мило­сер­дия, доб­ро­ты, все­про­ще­ния. Это един­ствен­ные дни во всем кален­да­ре, когда люди, слов­но по мол­ча­ли­во­му согла­сию, сво­бод­но рас­кры­ва­ют друг дру­гу серд­ца и видят в сво­их ближ­них, — даже в неиму­щих и обез­до­лен­ных, — таких же людей, как они сами, бре­ду­щих одной с ними доро­гой к моги­ле, а не каких-то существ иной поро­ды, кото­рым подо­ба­ет идти дру­гим путем. <…> Я верю, что рож­де­ство при­но­сит мне доб­ро и будет при­но­сить доб­ро, и да здрав­ству­ет рождество!”
“Рож­де­ствен­ская песнь в про­зе”, Чарльз Диккенс

Всех поздрав­ля­ем с насту­па­ю­щим Рождеством!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *