ПРАЖСКИЙ АЛХИМИК КИНО

Jan Švankmajer_

Пражскому режиссеру и аниматору Яну Шванкмайеру (Jan Švankmajer; 04.09.1934) за годы своей деятельности удалось создать собственный уникальный стиль и даже повлиять на современную культуру. В экспериментальном ки­но, видео-арте, анимации и даже в компьютерной рекламе можно наблюдать отголоски его творчества. Многие звезды западного кинематографа, от infant terrible Голливуда — режиссера Тима Бартона до авангардистов-аниматоров братьев Куай, до сих пор признают его своим гуру.

Филь­мы Яна Шванк­май­е­ра – это гибрид раз­лич­ных сти­лей, мето­дов и тех­ник, уси­лен­ных тур­би­ной автор­ской фан­та­зии. В арсе­на­ле у худож­ни­ка рисо­ван­ная, куколь­ная и пла­сти­ли­но­вая ани­ма­ция, сов­ме­ще­ние кото­рой с игро­вым кино при­да­ет кад­рам емко­сть и зре­лищ­но­сть.

Сам Шванк­май­ер при­зна­ет­ся, что изна­чаль­но на него ока­за­ли силь­ное вли­я­ние такие худож­ни­ки, как Саль­ва­дор Дали, Рене Магритт, Джу­зеп­пе Арчим­боль­до и клас­си­ки кине­ма­то­гра­фа — Вла­ди­слав Ста­ре­вич, Иржи Трн­ка, Луис Буню­эль. Так же он был и оста­ет­ся при­вер­жен­цем теат­раль­но­го аван­гар­да, свя­зан­но­го с име­на­ми Мей­ер­холь­да, Таи­ро­ва,  Мана Рэя.

Судя по рабо­там режис­сё­ра, оче­вид­но и то, что на него силь­но подей­ство­ва­ли собы­тия 1968 года в Чехо­сло­ва­кии. Мно­гие его филь­мы напол­не­ны клау­стро­фо­би­ей, стра­хом перед несво­бо­дой, подав­ле­ни­ем лич­но­сти. Эти темы ста­ли его посто­ян­ным лейт­мо­ти­вом.

paradzanovХудо­же­ствен­ная прак­ти­ка Яна Шванк­май­е­ра не огра­ни­чи­ва­ет­ся рам­ка­ми кине­ма­то­гра­фа и, наря­ду с пол­но­мет­раж­ны­ми филь­ма­ми и ани­ма­ци­ей, он зани­ма­ет­ся скульп­ту­рой, гра­фи­кой, созда­ет кол­ла­жи и даже «поэ­зию жеста». Подоб­ная мно­го­гран­но­сть чеш­ско­го муль­ти­пли­ка­то­ра в искус­стве пере­кли­ка­ет­ся с фено­ме­ном эпа­таж­но­го и неис­то­щи­мо­го на выдум­ки режис­се­ра армян­ско­го про­ис­хож­де­ния — Сер­гея Пара­джа­но­ва.

Слож­но дать пол­ную пано­ра­му эсте­ти­че­ских кон­цеп­ций твор­че­ства Шванк­май­е­ра. Чер­ный юмор в его рабо­тах лег­ко ужи­ва­ет­ся с фило­со­фи­ей и соци­аль­ной сати­рой, а Зиг­мунд Фрейд с Лью­и­сом Кэр­рол­лом и Эдга­ром По. При­ме­ром неуло­ви­мых, жан­ро­во-пси­хо­ло­гич­ных транс­фор­ма­ций может послу­жить сюжет филь­ма «Вниз в погре­бок» (1983):  в одном мно­го­квар­тир­ном, чеш­ском  доме девоч­ка отправ­ля­ет­ся за кар­тош­кой в под­вал, кото­рый бла­го­да­ря  режис­су­ре Шванк­май­е­ра , посте­пен­но пред­ста­ет не про­сто местом, где жиль­цы хра­нят уголь, дро­ва и при­па­сы, а страш­ным «ниж­ним миром». Таким обра­зом, невин­ный быто­вой поход за кар­тош­кой ста­но­вит­ся неким погру­же­ни­ем в под­со­зна­ние, в кол­лек­тив­ное неве­до­мое.

« Я убеж­ден, что не ты выби­ра­ешь сюр­ре­а­лизм, а сюр­ре­а­лизм выби­ра­ет тебя, — утвер­жда­ет худож­ник. — И это не вопрос сво­бод­но­го выбо­ра. Речь идет об опре­де­лен­ном состо­я­нии разу­ма, скла­де ума, некой мен­таль­ной пред­рас­по­ло­жен­но­сти».
Ян Шванк­май­ер.

svankmajer_syurrealБудучи пред­ставителем экс­пе­ри­мен­таль­но­го ки­нематографа, он сочи­нил и опуб­ли­ко­вал мани­фе­ст ново­го при­клад­но­го искус­ства «Магия пред­ме­тов» (Magie pfedmetu), в кото­ром при­зы­вал вер­нуть ирра­ци­о­наль­но­му офи­ци­аль­ное про­стран­ство, адек­ват­ное месту, кото­рое оно зани­ма­ет в пси­хи­ке чело­ве­ка. К тому же он име­ет чет­кую идео­ло­ги­че­скую пози­цию: «Вре­мя, в кото­ром мы живем, при­нуж­да­ет поэта занять насту­па­тель­ную пози­цию – толь­ко так он может сбе­речь цель­но­сть сво­е­го мира. Пото­му мисти­фи­ка­ция и юмор (а вовсе не лири­ка) явля­ют­ся для меня наи­бо­лее пред­по­чти­тель­ным ору­жи­ем».

Даже минут­ные застав­ки, вро­де роли­ков «Мяс­ная любо­вь» или «Фло­ра», выпол­нен­ные Шванк­ма­ей­ром для MTV, име­ют фило­соф­ские под­тек­сты и рас­по­ла­га­ют к раз­мыш­ле­нию.

В 1992 году вышла его корот­ко­мет­раж­ка – «Еда»(«Jídlo»), раз­би­тая на три само­сто­я­тель­ные части: «Зав­трак», «Ланч» и «Обед».
В «Зав­тра­ке» он демон­стри­ру­ет жут­ко­ва­тое заве­де­ние обще­пи­та, где каж­дый посе­ти­тель по оче­ре­ди ста­но­вит­ся в нача­ле едо­ком, а после… — чем-то вро­де вен­дин­го­во­го авто­ма­та по про­да­же бур­ге­ров. Бес­смыс­лен­ная цик­лич­но­сть про­ис­хо­дя­ще­го, схе­ма­тич­но­сть и меха­ни­за­ция людей похо­жи на сати­ру пла­но­вой эко­но­ми­ки и пяти­ле­ток стро­и­тель­ства соци­а­лиз­ма. Эту корот­ко­мет­раж­ку Яна Шванк­май­е­ра изда­ние «New York Times» назва­ло “язви­тель­но ост­ро­ум­ной, но лег­кой для вос­при­я­тия”. Хотя непод­го­тов­лен­но­го зри­те­ля могут поко­ро­бить эле­мен­ты «гипер­на­ту­ра­лиз­ма», исполь­зу­е­мые авто­ром. Шванк­май­ер часто добав­ля­ет физио­ло­ги­че­скую состав­ля­ю­щую в вос­при­я­тие зри­те­лей не толь­ко визу­аль­но, но и с помо­щью фоно­грамм — напри­мер, вво­дя соч­ный чав­ка­ю­щий звук в кад­рах, свя­зан­ных с пере­ме­ши­ва­ни­ем пла­сти­че­ской мас­сы или раз­ру­ше­ни­ем пла­сти­ли­но­вых пер­со­на­жей. Почти такой же эффект дости­га­ет­ся зву­ко­вым под­чер­ки­ва­ни­ем физио­ло­ги­че­ских момен­тов – гло­та­ния, чав­ка­нья…

.
obed_shvankmayerВо вре­мя «Лан­ча» два голод­ных кли­ен­та ресто­ра­на – жуир и про­сто­фи­ля — в ожи­да­нии офи­ци­ан­та поеда­ют цве­ты, сто­ло­вые при­бо­ры, одеж­ду и обувь. Здесь автор исполь­зу­ет наро­чи­тое цити­ро­ва­ние репри­зы из экс­цен­трич­ной коме­дии Чап­ли­на, но нуж­но видеть, как это сня­то Шванк­май­е­ром и какой смысл зало­жен им в сюжет.

Нако­нец, на «Обед» для каж­до­го героя при­го­тов­ле­но пер­со­наль­ное блю­до, каж­до­му по заслу­гам: бан­кир съест свою руку, спортс­мен – ногу, бла­го­род­ная дама – гру­ди, а обыд­лив­ший­ся обы­ва­тель – кое-что важ­ное для себя. Этот фильм Шванк­май­е­ра ассо­ци­и­ру­ет­ся преж­де все­го с кни­гой Вла­ди­ми­ра Соро­ки­на «Пир» — сбор­ни­ком шоки­ру­ю­щих, эпа­таж­ных рас­ска­зов, объ­еди­нён­ных темой еды. А эстет­ский кино-кан­ни­ба­лизм отсы­ла­ет к филь­му «Повар, вор, его жена и ее любов­ник» бри­тан­ско­го режис­се­ра-аван­гар­ди­ста Пите­ра Гри­ну­вея.

Так выгля­дит аллю­зия на твор­че­ский почерк маэст­ро

В 1983 году Шванк­май­е­ром была осно­ва­на сту­дия кино­про­из­вод­ства «Athanor» . Нахо­дит­ся она на в 25 кило­мет­рах от Пра­ги, в местеч­ке под назва­ни­ем Кно­выз. Там, в 1987 режис­сер завер­шил свой пер­вый игро­вой фильм «Али­са», — сума­сшед­шую и под­рыв­ную вер­сию кни­ги чуда­ко­ва­то­го ска­зоч­ни­ка Лью­и­са Кэр­ро­ла. Это про­из­ве­де­ние нако­нец-то поз­во­ли­ло ани­ма­то­ру Яну Шванк­май­е­ру сме­стить при­о­ри­те­ты с корот­ко­мет­раж­но­го кино в сто­ро­ну игро­во­го. poster-otesanekПол­но­мет­раж­ная кино­лен­та «Поле­но» вышла в про­кат в 2000-ом году. Эта экра­ни­за­ция чеш­ско­го фольк­ло­ра, в испол­не­нии Шванк­май­е­ра, пре­вра­ти­лась в ост­ро­со­ци­аль­ную коме­дию-хор­рор, в сюр­ре­а­ли­стич­ный гибрид ска­зок о Бура­ти­но и Колоб­ке, с целой гале­ре­ей типич­ных пред­ста­ви­те­лей соц.общества… Режис­сер с живо­пис­ным мастер­ством Гого­ля, — и в то же вре­мя, исполь­зуя эле­мен­ты хор­ро­ра с чер­ным юмо­ром, — при­да­ет про­ис­хо­дя­ще­му под­черк­ну­то гро­теск­ный вид и застав­ля­ет балан­си­ро­вать фильм на тон­кой гра­ни меж­ду кино­ис­кус­ством и суб­куль­ту­рой куль­то­вой сту­дии «Troma». Но истин­ны­ми про­бле­ма­ми, кото­рые скры­ты под эпа­таж­ной фор­мой, оста­ют­ся – вынуж­ден­ное соот­вет­ствие отдель­ной лич­но­сти «dress-коду» обще­ства, мас­штаб­ное оди­но­че­ство, раз­об­щён­но­сть и без­во­лие людей в совре­мен­ном мире.
Соб­ствен­но, «Али­са» и «Оте­са­нек» (так по-чеш­ски зву­чит «поле­но») – по сути, явля­ют­ся соеди­ня­ю­щи­ми­ся сосу­да­ми, про­яв­ле­ни­ем пара­док­саль­ной сим­мет­рии в твор­че­стве Шванк­май­е­ра. Он посто­ян­но демон­стри­ру­ет вза­и­мо­дей­ствие сози­да­ния и деструк­ции, мира живо­го и нежи­во­го, стал­ки­ва­ет быто­вую пред­мет­но­сть и все­лен­скую отно­си­тель­но­сть. Эта кон­цеп­ция нагляд­но про­смат­ри­ва­ет­ся в его филь­ме “Воз­мож­но­сти диа­ло­га” (1982).
Обра­зы филь­мов Шванк­май­е­ра столь же узна­ва­е­мы и оче­вид­ны, сколь и уни­каль­ны. Эта «сюр-реаль­но­сть», полу­ча­е­мая сме­ной ком­би­на­ций обыч­ной, быто­вой пред­мет­но­сти и ее свя­зей — застав­ля­ет не про­сто по-ново­му уви­деть при­выч­ное, но при­зы­ва­ет вый­ти за пре­де­лы абсур­да это­го мира, сколь бы при­вле­ка­тель­но он не выгля­дел в силу нашей при­выч­ки к нему.
Одним сло­вом, всем люби­те­лям ори­ги­наль­но­го и автор­ско­го кино пред­ла­га­ем позна­ко­мить­ся с твор­че­ством это­го выда­ю­ще­го­ся режис­се­ра-ани­ма­то­ра.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *