«ПЛЫВУЩИЙ МИР» ЯПОНСКОГО ПОП-АРТА

японский поп арт_art-eda.info

Искус­ство поп-арта мож­но счи­тать фольк­ло­ром ХХ-го века,“открытый код” кото­ро­го посто­ян­но допол­ня­ют худож­ни­ки-аван­гар­ди­сты из раз­ных стран. По сути, это напо­ми­на­ет игру в гло­баль­ный кон­струк­тор Lego, толь­ко куби­ка­ми для сбор­ки слу­жат обра­зы, став­шие ико­на­ми поп-куль­ту­ры — от пред­ме­тов мас­со­во­го потреб­ле­ния до шедев­ров миро­во­го искус­ства.  Но япон­ский поп-арт даже здесь выде­ля­ет­ся сво­им сти­лем и тех­ни­кой испол­не­ния.

Пол­ный кри­ча­щих кра­сок, брос­ких обра­зов и искро­мет­ной иро­нии, поп-арт раз­ру­шил тра­ди­ци­он­ные гра­ни­цы высо­кой и низ­кой куль­ту­ры. Не слу­чай­но сло­во­со­че­та­ние «popular art» в пере­во­де обо­зна­ча­ет «попу­ляр­ное, обще­до­ступ­ное искус­ство». К тому же тер­мин под­креп­ля­ет­ся зву­ком “pop”, озна­ча­ю­щим в англий­ском отры­ви­стый хло­пок или удар. То есть, опре­де­ле­ние «pop-art» допол­ни­тель­но вос­при­ни­ма­ет­ся как искус­ство, про­из­во­дя­щее шоки­ру­ю­щий эффект. Не уди­ви­тель­но, что фрес­ка с послед­ней тра­пе­зой Учи­те­ля и его уче­ни­ков ста­ла объ­ек­том гра­фи­че­ских при­ко­лов пост­мо­дер­ни­стов. Но как бы не отно­си­лись кри­ти­ки к поп-арту, он стал одним из гос­под­ству­ю­щих направ­ле­ний совре­мен­но­го модер­нист­ско­го искус­ства.

Евро­пей­ский поп-арт
Рас­про­стра­ня­ясь по миру, поп-арт в каж­дой стране обре­тал сво­их «про­ро­ков» и свои инди­ви­ду­аль­ные чер­ты. По срав­не­нию с агрес­сив­ным и наи­бо­лее ком­мер­че­ским аме­ри­кан­ским поп-арт­ом, во Фран­ции поп-арт мути­ро­вал в шко­лу «ново­го реа­лиз­ма», идео­ло­гия кото­ро­го была более эсте­тич­ной и пере­пол­нен­ной иро­ни­ей. Ита­льян­ский поп-арт, про­па­ган­ди­стом кото­ро­го являл­ся Джор­джо Челант, транс­фор­ми­ро­вал­ся в т.н. тече­ние «бед­ное искус­ство», отли­чав­ше­е­ся при­су­щи­ми ему эле­мен­та­ми теат­раль­но­сти и мисти­ки. Одним из глав­ных тео­ре­ти­ков пост­мо­дер­низ­ма в Гер­ма­нии был леген­дар­ный и хариз­ма­тич­ный худож­ник Йозеф Бойс. (После смер­ти он удо­сто­ил­ся несколь­ких мемо­ри­а­лов, один из кото­рых вос­про­из­во­дит атмо­сфе­ру бой­сов­ской мастер­ской, пол­ной сим­во­ли­че­ских заго­то­вок — от руло­нов прес­со­ван­но­го вой­ло­ка до ока­ме­нев­ших кол­бас).

картина йозефа бойса-дочь короля видит исландию-1960Йозеф Бойс и Энди Уорхол

В Испа­нии искус­ство поп-арта ста­ло раз­ви­вать­ся толь­ко после смер­ти Фран­ко. До это­го поп-арт нахо­дил­ся под запре­том (хотя, на удив­ле­ние, абстрак­ци­о­низм при дик­та­ту­ре офи­ци­аль­но поощ­рял­ся). В Рос­сии рост­ка­ми поп-арта мож­но счи­тать ран­нее твор­че­ство Вла­ди­ми­ра Янки­лев­ско­го и Ильи Каба­ко­ва — нова­то­ров в после­во­ен­ном мос­ков­ском «неофи­ци­аль­ном искус­стве», кото­рые паро­ди­ро­ва­ли соци­а­ли­сти­че­ское «бла­го­ден­ствие», не усту­пая в этом агрес­сив­но­сти сво­их аме­ри­кан­ских кол­лег, но при этом напол­няя рабо­ты глу­бо­ким фило­соф­ским содер­жа­ни­ем. Гля­дя на гра­фи­ку, живо­пис­ные ком­по­зи­ции и баре­лье­фы, создан­ные Янки­лев­ским, слож­но пред­ста­вить, что речь идет о худож­ни­ке 60-х — настоль­ко совре­мен­ны­ми кажут­ся его идеи и сред­ства. К при­ме­ру, так он выра­жал идеи огра­ни­че­ния чело­ве­ка в кон­цеп­ту­аль­ной серии работ «Про­стран­ство пере­жи­ва­ний» и «Две­ри».

Пространство переживаний, 1961_вл. янкилевскийДверь II. Янкилевский В.Б

Вос­хо­дя­щее Солн­це япон­ско­го поп-арта
Мож­но ска­зать, что «вирус­ным» поп-арт стал бла­го­да­ря «откры­то­му коду», кото­рый допол­ня­ли аван­гар­ди­сты все­го мира. Тоже самое про­изо­шло и в Япо­нии, раз­ве что эво­лю­ция арта про­хо­ди­ла тут более слож­но по при­чине исто­ри­че­ских осо­бен­но­стей стра­ны Вос­хо­дя­ще­го Солн­ца.

Сто­ле­ти­я­ми Япо­ния ста­ра­лась само­изо­ли­ро­вать­ся от внеш­не­го мира из-за опас­но­сти под­чи­не­ния евро­пей­ским коло­ни­за­то­рам. Такая внеш­няя поли­ти­ка сёгу­нов полу­чи­ла назва­ние «сако­ку», бук­валь­но — «стра­на на цепи». В 1825 году ее пра­ви­те­ля­ми был даже издан указ, тре­бо­вав­ший откры­вать огонь по любо­му запад­но­му кораб­лю, кото­рый появит­ся вбли­зи япон­ских бере­гов. Но после так назы­ва­е­мой Meiji-ishin — «рево­лю­ции Мэйд­зи» — стра­на взя­ла курс на осво­е­ние евро­пей­ской куль­ту­ры. В послед­ствии это дало тол­чок раз­ви­тию древ­не­го япон­ско­го искус­ства ман­ги от клас­си­че­ских чер­но-белых исто­рий в кар­тин­ках до уни­каль­ной япон­ской ани­ма­ции.

манга-комикс Meiji-ishin - «революция Мэйдзи

Персонажи аниме «Hitohira»

Имен­но клас­си­че­ские ман­ги часто ста­но­ви­лись источ­ни­ка­ми для сюже­тов япон­ских ани­ме-сери­а­лов, кото­рые в отли­чие от мульт­филь­мов дру­гих стран, пред­на­зна­че­ны не для детей, а рас­счи­та­ны на под­рост­ко­вую и взрос­лую ауди­то­рию.

Одним из осно­во­по­лож­ни­ков совре­мен­но­го сти­ля ман­ги был леген­дар­ный япон­ский ман­га­ка (яп.- ани­ма­тор) Оса­му Тэдзу­ка. Его часто назы­ва­ют «богом ман­ги», посколь­ку имен­но его рабо­ты при­нес­ли это­му направ­ле­нию попу­ляр­ность в Япо­нии. Кое-какие при­е­мы Оса­му поза­им­ство­вал у Дис­нея – к при­ме­ру, япон­ца впе­чат­ли­ли боль­шие гла­за Мик­ки Мау­са и Бэм­би. Он при­ме­нил и раз­вил при­е­мы, при­да­ю­щие боль­шую эмо­ци­о­наль­ность пер­со­на­жам ани­ме: круп­ные пла­ны, акцент на гла­зах геро­ев, зву­ко­вые эффек­ты, а так­же гра­фи­че­ское под­чёр­ки­ва­ние дви­же­ния в кад­ре. Теперь ни одна совре­мен­ная ман­га не обхо­дит­ся без таких при­ё­мов.

Суб­куль­ту­ра япон­ских мик­ки-мау­сов

Takashi Murakami

Наци­о­наль­ная куль­ту­ра ман­га и анимэ, в соче­та­нии с запад­ны­ми комик­са­ми и аме­ри­кан­ским поп-арт­ом, ста­ли источ­ни­ком вдох­но­ве­ния для твор­че­ства все­мир­но извест­но­го япон­ско­го худож­ни­ка Така­си Мура­ка­ми (Takashi Murakami), кото­ро­го назы­ва­ют «япон­ским Энди Уор­хо­лом» из-за при­вя­зан­но­сти к серий­ным обра­зам и ико­нам поп-куль­ту­ры.
Полу­чив док­тор­скую сте­пень в Токий­ском наци­о­наль­ном уни­вер­си­те­те изящ­ных искусств и музы­ки, где он изу­чал тра­ди­ци­он­ную япон­скую живо­пись Nihonga, он все-таки избрал для сво­ей дея­тель­но­сти сфе­ру поп-куль­ту­ры. По его убеж­де­нию, «она и пред­став­ля­ет совре­мен­ную жизнь Япо­нии».

Takashi Murakami _японский майти маусИскус­ство­ве­ды отно­сят его рабо­ты к т.н. пси­хо­де­ли­че­ско­му поп-арту или нео-поп арту. Твор­че­ский диа­па­зон Мура­ка­ми вклю­ча­ет живо­пись, скульп­ту­ру, ани­ма­цию и ком­мер­че­скую моду. Сме­ши­вая в сво­их рабо­тах эсте­ти­ку япон­ских и аме­ри­кан­ских суб­куль­тур, он ввел в обра­ще­ние новое сло­во «poku», пред­став­ля­ю­щее собой нечто сред­нее меж­ду опре­де­ле­ни­я­ми «поп-арт» и «ота­ку», гибрид, пред­став­ля­ю­щий некую суб­куль­ту­ру япон­ских мик­ки-мау­сов.

Фир­мен­ным сти­лем япон­ско­го худож­ни­ка-пост­мо­дер­ни­ста стал метод «superflat» — сплав тра­ди­ци­он­ных япон­ских кро­пот­ли­вых изоб­ра­же­ний и муль­ти­пли­ка­ци­он­ной тех­ни­ки. В соот­вет­ствии с духом пост­мо­дер­низ­ма Мура­ка­ми раз­мы­ва­ет гра­ни­цы меж­ду эли­тар­ной и мас­со­вой куль­ту­рой, меж­ду Восто­ком и Запа­дом. Сотруд­ни­чая с таки­ми извест­ны­ми брен­да­ми, как Marc Jacobs и Louis Vuitton, он смог объ­еди­нить две парал­лель­ные все­лен­ные – мир моды и дет­ские рисун­ки. Если вы види­те на ули­цах горо­да людей, оде­тых в фут­бол­ки или обу­тых в кеды с изоб­ра­же­ни­ем пест­рых жиз­не­ра­дост­ных рожиц «рома­шек», поке­мо­нов, мик­ки-мау­сов и про­чих «мимиш­ных» образ­цов поп-куль­ту­ры, зна­чит до вас доле­те­ли отго­лос­ки твор­че­ства это­го лиде­ра «нео-поп арта».

takashi murakami stayl

Тер­мин superflat (супер­плос­кость) Мура­ка­ми при­ду­мал, что­бы объ­яс­нить новый визу­аль­ный язык, актив­но при­ме­ня­е­мый поко­ле­ни­ем моло­дых япон­ских худож­ни­ков:

Я думал о реа­ли­ях япон­ско­го рисун­ка и живо­пи­си, и о том, как они отли­ча­ют­ся от запад­но­го искус­ства. Для Япо­нии важ­но ощу­ще­ние плос­ко­сти. Наша куль­ту­ра не обла­да­ет 3D-фор­ма­ми. 2D-фор­мы, утвер­жден­ные в исто­ри­че­ской япон­ской живо­пи­си, срод­ни про­сто­му, плос­ко­му визу­аль­но­му язы­ку совре­мен­ной ани­ма­ции, комик­сов и гра­фи­че­ско­го дизай­на».

Назва­ния его работ не менее длин­ные и стран­ные, чем те, кото­рые встре­ча­ют­ся у худож­ни­ка-сюр­ре­а­ли­ста Саль­ва­до­ра Дали. Срав­ни­те, напри­мер, наиме­но­ва­ния “И тогда, когда все было кон­че­но… Я изме­нил то, чем я был вче­ра, то насе­ко­мое, что пол­за­ет по коже” и «Сон, вызван­ный полё­том пче­лы вокруг гра­на­та, за секун­ду до про­буж­де­ния».

Мета­мор­фо­зы япон­ской поп-куль­ту­ры демон­стри­ру­ют и дру­гие апо­ло­ге­ты пост­мо­дер­низ­ма. Япон­ская худож­ни­ца Яей Куса­ма ста­ла  извест­на на весь мир сво­им узна­ва­е­мым рисун­ком в горо­шек, кото­рым она укра­ша­ет ком­на­ты, пред­ме­ты и даже тела моде­лей.

стиль Яей Кусама - kusama

Худож­ник-гра­фик KASICO (КЭЙСИКО) тоже нахо­дит­ся на перед­нем плане япон­ской поп-куль­ту­ры. Он явля­ет­ся созда­те­лем веб-про­ек­та http://kasico.jp/, кото­рый фоку­си­ру­ет­ся на моло­деж­ной музы­ке, моде и рекла­ме. Объ­еди­няя гра­фи­ку, видео, ани­ма­цию и аван­гард­ный дизайн, его сайт Graphic Girl (Яркая девуш­ка) напол­нен совре­мен­ны­ми сред­ства­ми выра­же­ния – стиль­ны­ми циф­ро­вы­ми  порт­ре­та­ми деву­шек и кар­тин­ка­ми GIF-ани­ма­ции.

Для визу­аль­но­го отоб­ра­же­ния стре­ми­тель­но меня­ю­щей­ся япон­ской поп-сце­ны я исполь­зую цве­та и моти­вы, чье при­сут­ствие ощу­щаю в мире тра­ди­ци­он­ной кра­со­ты, кото­рую сим­во­ли­зи­ру­ет стиль «укиё-э» (дослов­но «плы­ву­щий мир»). В таком сли­я­нии, по мое­му мне­нию, и состо­ит сущ­ность поня­тия «Нип­пон» (Япо­ния)».

Измен­чи­вость во вре­ме­ни, мно­го­об­ра­зие и “теку­честь” худож­ник счи­та­ет уни­каль­ной осо­бен­но­стью искус­ства Япо­нии, отли­ча­ю­щей ее поп-куль­ту­ру от дру­гих. Ведь даже сам тер­мин «укиё» от изна­чаль­но­го буд­дий­ско­го поня­тия «юдоль печа­ли» транс­фор­ми­ро­вал­ся в эпо­ху Эдо в «мир мимо­лёт­ных насла­жде­ний».

Ярким пред­ста­ви­те­лем совре­мен­но­го япон­ско­го поп-арта явля­ет­ся Шуса­ку Така­ока (Shusaku Takaoka) — гра­фи­че­ский дизай­нер из Япо­нии.  Исполь­зуя в сво­ем твор­че­стве  ком­пью­тер­ную тех­ни­ку, он созда­ет циф­ро­вые кол­ла­жи, пере­пол­нен­ные иро­ни­ей и сар­каз­мом. Мате­ри­а­лом для них чаще все­го слу­жат раз­лич­ные фети­ши обще­ства, в том чис­ле, куль­то­вые про­из­ве­де­ния и их пер­со­на­жи. Из сотен его раз­но­об­раз­ных работ, кото­рые он выкла­ды­ва­ет на сво­их стра­нич­ках в Фейс­бу­ке и Инстра­гра­ме, для при­ме­ра мы ото­бра­ли несколь­ко кол­ла­жей и мэша­пов на тему “еда, кино и живо­пись”. Пер­со­на­жей клас­си­че­ских поло­тен, как и акте­ров, игра­ю­щих в куль­то­вых филь­мах, вы конеч­но без тру­да узна­е­те, даже в не совсем при­выч­ных ситу­а­ци­ях, в какие их поме­ща­ет Така­ока ))

Наде­ем­ся, вы узна­е­те супер­звез­ду немо­го кино в филь­ме “Поце­луй Мэри Пик­форд” )

Шусаку Такаока_Поцелуй Мэри ПикфордШусаку Такаока_Поцелуй Мэри Пикфорд

Сле­ду­ю­щим идет мэшап трил­ле­ра “Мизери”(Misery, 1990), за жен­скую роль в кото­ром актри­са Кэти Бэйтс полу­чи­ла пре­мию «Оскар», и полот­на нидер­ланд­ско­го живо­пис­ца Яна Вер­ме­е­ра (1632—1675) под назва­ни­ем  “Молоч­ни­ца”.

мэшап триллера Мизери и полотна Вермеера "Молочница"

 Ну, даль­ше, наде­ем­ся, раз­бе­ре­тесь сами )

Шусаку Такаока_Аль Пачино и Доналд ДакШусаку Такаока_Аль Пачино-Крестный отец

Шусаку Такаока_Криминальное чтиво

Шусаку Такаока_Криминальное чтиво=

Шусаку Такаока_Казино Роял_Игроки в карты Поль Сезан

Шусаку Такаока_Одри Хепберн_Завтрак у Тиффани

Шусаку Такаока_Спящая красавицаШусаку Такаока_Форрест Гамп_Эдвард Руки-ножницы

Шусаку Такаока_Натали Портман_Леон киллер_ВермеерШусаку Такаока_Одри Тату_Амели

Шусаку Такаока_Тайная вечеря_Макдоналдс

Шусаку Такаока_Брюс Ли

Шусаку Такаока_ анимация Уолта Диснея

коллаж с Анжелиной Джоли

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *