МЕНЮ СУПЕРАГЕНТА 007: ФОТОПРОЕКТ «УМРИ, ЧТОБЫ СЪЕСТЬ»

Более полувека назад литературный персонаж Яна Флеминга стал логотипом мега- кинофраншизы о британском суперагенте Джеймсе Бонде. Ее неизменными атрибутами стали эксклюзивные автомобили, стройные красотки в облегающих платьях, пляжные бары на океанском побережье и прочие прелести, скрашивающие опасную жизнь шпиона.  Но создавая экранизации, режиссеры как-то упустили из виду гастрономическую часть детективных романов, хотя Флеминг явно выделял гурманские склонности Бонда.

В кни­гах Джеймс Бонд обла­да­ет без­упреч­ным вку­сом во всем — будь то авто­мо­би­ли, жен­щи­ны или одеж­да. То же самое каса­ет­ся его меню “олл инклю­зив”. Если опи­са­ния экзо­ти­че­ских стран и горо­дов, в кото­рые судь­ба зано­сит Бон­да, поз­во­ля­ли чита­те­лю пере­жить опыт даль­них стран­ствий, то упо­ми­на­ние раз­лич­ных блюд и сор­тов вин пре­вра­ща­ло его — во вся­ком слу­чае на лек­си­че­ском уровне — в гур­ма­на и зна­то­ка миро­вой кух­ни. Вме­сте с Бон­дом чита­те­лю дове­лось отве­дать лан­гу­стов во Фран­ции, шпи­нат­ные мака­ро­ны “талья­тел­ле вер­ди” и спа­гет­ти боло­нье­зе в Ита­лии, или пере­мах­нув оке­ан на авиа­лай­не­ре, зака­зать в Аме­ри­ке запе­чен­но­го камен­но­го кра­ба со сли­воч­ны­ми тоста­ми.

«Хотя трил­лер не может назы­вать­ся лите­ра­ту­рой с боль­шой бук­вы, мож­но писать то, что я назы­ваю „трил­лер, пред­на­зна­чен­ный для чте­ния в каче­стве лите­ра­ту­ры» - гово­рил о сво­их рабо­тах  Фле­минг.

В кино от гур­ман­ства бри­тан­ско­го аген­та 007 оста­лись раз­ве что его зна­ме­ни­тые кок­тей­ли с мар­ти­ни, кото­рые все­гда сле­до­ва­ло «сме­ши­вать, но не взбал­ты­вать». Учи­ты­вая мно­же­ство аппе­тит­ных опи­са­ний еды, что при­сут­ству­ет на стра­ни­цах рома­нов Фле­мин­га, эти кок­тей­ли выгля­де­ли при­ми­тив­ной иллю­стра­ци­ей вку­са, чем-то вро­де рисун­ков на стра­ни­цах рома­на «Зав­трак для чем­пи­о­нов…», кото­рые соб­ствен­но­руч­но выпол­нил чер­ным фло­ма­сте­ром автор уто­пии — Курт Вон­не­гут.

Генри Харгривз (Henry Hargreaves)Достой­но про­ил­лю­стри­ро­вать зав­тра­ки и ужи­ны «чем­пи­о­на бри­тан­ской раз­вед­ки» решил ново­зе­ланд­ский фото­граф Ген­ри Хар­гривз (Henry Hargreaves). Впер­вые он обра­тил на себя вни­ма­ние, когда создал серию фото­гра­фий, на кото­рых были изоб­ра­же­ны при­чуд­ли­вые рай­де­ры извест­ных звезд шоу-биз­не­са. Еще более необыч­ным его про­ек­том ста­ла про­во­ка­ци­он­ная серия фото­ра­бот «Секун­ды», рас­ска­зы­ва­ю­щая о послед­ней тра­пе­зе пре­ступ­ни­ков США, при­го­во­рен­ных к смерт­ной каз­ни.

.

На этот раз Хар­гривз обра­тил свой взор на Джейм­са Бон­да, точ­нее — на лите­ра­тур­но­го героя рома­нов Яна Фле­мин­га. Он и фуд-сти­лист Шар­лот­та Омнес (Charlotte Omnès) посчи­та­ли неза­слу­жен­ным, что в филь­мах не пока­зы­ва­ют блю­да, кото­рые сочи­нял писа­тель для сво­е­го героя. Выбрав из тек­ста книг упо­ми­на­ния о еде, Хар­гривз с помо­щью Шар­лот­ты вос­со­здал на фото десят­ки люби­мых блюд само­го зна­ме­ни­то­го шпи­о­на в мире. Эту серию он назвал «Dying To Eat». Что мож­но воль­но пере­ве­сти, как –«Умри, что­бы съесть» или «До смер­ти хочет­ся съесть». Так аппе­тит­но, по их мне­нию, выгля­де­ли эти блю­да во вре­ме­на напи­са­ния рома­нов – в 1950–60-х годах.

Еда была одним из эле­мен­тов той сытой жиз­ни, о кото­рой люди меч­та­ли в после­во­ен­ные годы. Не слу­чай­но самым часто упо­треб­ля­е­мым блю­дом Бон­да была яич­ни­ца во все­воз­мож­ных вари­ан­тах и соче­та­ни­ях. (Это тема для отдель­ной ста­тьи). Его “мания” пояс­ня­ет­ся про­сто: в то вре­мя Англия еще не опра­ви­лась от затяж­но­го эко­но­ми­че­ско­го кри­зи­са; в стране дей­ство­ва­ла кар­точ­ная систе­ма рас­пре­де­ле­ния про­дук­тов, куда в том чис­ле попа­ли яйца. Оче­вид­но поэто­му потреб­ле­ние яиц в таком коли­че­стве автор воз­вел в ранг осу­ществ­ле­ния меч­ты. Неко­то­рые изыс­кан­ные блю­да, о кото­рых Ян Фле­минг рас­ска­зы­вал сво­им чита­те­лям в 1950-е годы, вооб­ще были не доступ­ны. Аво­ка­до счи­та­лось экзо­ти­че­ской пищей и мало кто из англи­чан знал как его сле­ду­ет есть; о карам­бо­ле никто даже не слы­шал, а лоб­сте­ры были исклю­чи­тель­но кон­сер­ви­ро­ван­ные. Раци­он Бон­да был попро­сту недо­ся­га­ем для обыч­но­го чело­ве­ка, при­чем назва­ния неко­то­рых блюд зву­ча­ли не менее подо­зри­тель­но, чем име­на зло­де­ев.

Для спра­вед­ли­во­сти мож­но отме­тить, что в пер­вых кино­лен­тах об аген­те 007 меню книж­но­го и экран­но­го героя хоть как-то сов­па­да­ли. В кар­тине «Из Рос­сии с любо­вью» (1963), в пол­ном соот­вет­ствии с рома­ном, Бонд зака­зы­ва­ет на зав­трак турец­кие фини­ки и про­сто­ква­шу. Люби­мое блю­до героя — суп из мол­люс­ков — при­сут­ству­ет и в романе «Опе­ра­ция „Гром”», и в сня­том по его моти­вам филь­ме.  Ямай­ский зав­трак Бонд зака­зы­ва­ет себе и в кни­ге Фле­мин­га «Живи, пусть уми­ра­ют дру­гие» (1973), и в ее экра­ни­за­ции. Но это прак­ти­че­ски все сов­па­де­ния в гастро­но­ми­че­ском отно­ше­нии. Аро­мат фле­мин­гов­ских опи­са­ний, ока­зав­шись в кино­про­из­вод­стве, быст­ро выдох­ся, а с года­ми окон­ча­тель­но дегра­ди­ро­вал. В филь­ме «Кази­но „Рояль”» выпус­ка 2006-го года, мы видим как Бонд за обе­ден­ным сто­лом вме­сто тур­не­до (tournedos) с кро­вью, упо­мя­ну­тых в романе, про­сит офи­ци­ан­та при­не­сти ему шаш­лык из бара­ни­ны… В боль­шин­стве кино­кар­тин раци­он Бон­да стал сво­дить­ся к паюс­ной икре — обра­зу, сим­во­ли­зи­ру­ю­ще­му, (а в каком- то смыс­ле и паро­ди­ру­ю­ще­му) ту рос­кошь, в кото­рой купа­ет­ся шпи­он Ее Вели­че­ства.

Для подроб­но­го опи­са­ния кули­нар­но­го опы­та аген­та, Хар­гривз и Omnès пере­чи­та­ли 12 глав­ных рома­нов Фле­мин­га, начи­ная с «Кази­но Рояль». Кро­ме того, они изу­ча­ли фору­мы зна­то­ков твор­че­ства писа­те­ля и ста­рые архи­вы. В резуль­та­те у них полу­чил­ся целый ката­лог гур­ман­ских блюд, свя­зан­ных с почти дву­мя десят­ка­ми экра­ни­за­ций. Все фото­гра­фии сопро­вож­да­ют­ся цита­та­ми из соот­вет­ству­ю­ще­го рома­на. «Мы с Шар­лот­той хоте­ли поста­вить еду в центр вни­ма­ния, в то же вре­мя не упу­стив раз­го­во­ров, во вре­мя ее появ­ле­ния». А непри­мет­ные с виду ретро-дета­ли, добав­лен­ные на всех фото­гра­фи­ях, скры­ва­ют ссыл­ки на эпо­ху 50-х и 60-х годов, когда были напи­са­ны эти кни­ги.

К при­ме­ру, на фото­гра­фии обе­да из рома­на “Брил­ли­ан­ты веч­ны”, коро­бок спи­чек с над­пи­сью “Sardi’s” явно напо­ми­на­ет о ста­рей­шем ресто­ране, откры­том  в 1927 году непо­да­ле­ку от Бро­д­вея, зна­ме­ни­тым тем, что все сте­ны заве­де­ния заве­ша­ны сот­ня­ми кари­ка­тур на акте­ров, шоуме­нов и про­чих зна­ме­ни­то­стей, кото­рые любят сюда загля­ды­вать.

ресторан Sardi's

По сти­лю роман “Брил­ли­ан­ты веч­ны”  боль­ше напо­ми­на­ет «кру­той детек­тив» Дэши­ла Хэм­ме­та, чем шпи­он­ский трил­лер. И, как поло­же­но детек­тив­но­му жан­ру, даже в сопро­вож­да­ю­щей фото­гра­фию цита­те скры­то двой­ное дно.

Лай­тер раз­лил в фуже­ры полу­су­хой мар­ти­ни.
— Ста­рый черт, еще не успел забыть мои вку­сы, – поду­мал Джеймс и бро­сил в спирт­ное тон­кую доль­ку лимо­на. Но сде­лав гло­ток, понял, что там было не толь­ко мар­ти­ни.
— Ну как, понра­ви­лось? Сме­ша­но с “Кре­сто Блан­ка” — новый сорт из Кали­фор­нии.
— Луч­ший вер­мут, что я когда-нибудь пил.
— Все еще куришь “Бри­золлу”?
— Да.
— Отлич­ные сига­ре­ты, — Феликс выло­жил на стол пач­ку. — Здесь пол­но раз­ных марок, но “Бри­золла” — коро­лев­ский табак…

И поль­зу­ясь слу­ча­ем, я зака­зал нам коп­че­но­го лосо­ся и Бриз­зо­лу», — ска­зал Лей­тер.
«У них здесь самое пре­крас­ное мясо в Аме­ри­ке, и Бриз­зо­ла — луч­ший выбор. Говя­ди­на, пря­мо на кости. Жарен­ная-пере­жа­рен­ная. Под­хо­дит тебе?”

«Бриз­зо­ла», зака­зан­ная Лей­те­ром, на самом деле — стейк «Бри­зо­ла», гото­вя­щий­ся на силь­ном огне. В тоже вре­мя, Фле­минг созда­ет сло­вес­ный калам­бур, упо­ми­ная сига­ре­ты ” Бри­золла”.

Неко­гда экзо­ти­че­ская и недо­ступ­ная еда Бон­да сего­дня кажет­ся обы­ден­ной и даже ста­ро­мод­ной. Боль­шая часть из тех про­дук­тов, что сму­ща­ли кон­сер­ва­тив­ных ост­ро­ви­тян, уже дав­но вклю­че­ны в их наци­о­наль­ную кули­на­рию. Зна­чи­тель­ную роль в этой транс­фор­ма­ции сыг­ра­ли роз­нич­ные тор­го­вые ком­па­нии, такие как Marks и Spencer. К при­ме­ру, это они пер­вы­ми завез­ли на рынок Бри­та­нии дико­вин­ные пло­ды аво­ка­до, кото­рые еще име­ну­ют “алли­га­то­ро­ва гру­ша”. Но слу­чи­лось это в 1959 году — через шесть лет после того, как Фле­минг опи­сал в “Casino Royale” (1953) гур­ман­ский десерт Джейм­са Бон­да из аво­ка­до, клуб­ни­ки и сли­вок.

В гл.23 рома­на  «Живи — пусть уми­ра­ют дру­гие» (1954)  аво­ка­до упо­ми­на­ет­ся в виде сала­та. “Куор­релл ухит­рил­ся достать даже чер­ных кра­бов, пер­вых в этом сезоне. Сей­час он жарит малю­сень­ко­го поро­се­ноч­ка и гото­вит салат из груш и пло­дов аво­ка­до. На десерт пода­дут пло­ды гуа­вы с кре­мом из коко­со­во­го оре­ха. А капи­тан Стр­эн­гу­эйс оста­вил нам целый ящик луч­ше­го на Ямай­ке шам­пан­ско­го. У меня уже слюн­ки текут…”.

В 60–70-х годах на обе­ден­ных сто­лах бри­тан­цев посте­пен­но ста­ли появ­лять­ся спа­гет­ти-боло­нье­зе, гам­бур­ге­ры и лан­гу­сты — про­дук­ты, с кото­ры­ми Джеймс Бонд озна­ко­мил­ся деся­ти­ле­ти­ем ранее.

Одно из досто­инств сво­е­го лите­ра­тур­но­го твор­че­ства Фле­минг оха­рак­те­ри­зо­вал так:

Мой вклад в искус­ство трил­ле­ра заклю­чал­ся в попыт­ке пол­но­го сти­му­ли­ро­ва­ния чита­те­ля , даже его вку­со­вых рецеп­то­ров».

Оче­вид­но, что Ген­ри Хар­гривз и его напар­ни­ца, созда­вая про­ект “«Dying To Eat»,  в свою оче­редь “сти­му­ли­ро­ва­ли” совре­мен­ную пуб­ли­ку  к чте­нию книг бри­тан­ско­го клас­си­ка, про­де­мон­стри­ро­вав каким аван­гард­ным вку­сом тот обла­дал и в лите­ра­ту­ре, и в гастро­но­мии.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *