ЛИТЕРАТУРНАЯ ЦИТАТА: МИНДАЛЬНЫЕ ПИРОЖНЫЕ

makovskiy Маковский В.Е. На кухне 600 х 521

Русский писатель Сергей Тимофеевич Аксаков (1791-1859), родился в городе Уфе. До восьми  лет он прожил здесь, в доме у входа в городской парк...  в доме, где теперь находится музей его имени.  Но в своей «Семейной хронике» он опишет детские годы, проведенные им в оренбургском поместье отца в Ново-Аксаково (Багрово). Склонность к литературе у Сергея Аксакова проявлялась рано, еще во время учебы в Казанском университете. Правда, первые литературные пробы были романтичны и подвержены  всевозможным идеологическим и культурным влияниям. Знакомство с Н.В. Гоголем оказало огромное влияние на дальнейшую судьбу Аксакова. Именно автор «Мертвых душ» пробудил в нем писательский талант. Основываясь на своей природной наблюдательности и любви к русской словесности, Аксаков   создал свои лучшие произведения. Сочные яркие образы, проникновенные описания природы и, главное -  настоящая русская речь. «Добродушная и прямая, гибкая и ловкая», как определял ее Иван Тургенев.  Произведения Аксакова, наряду с творениями других классиков,  прочно вошли в сокровищницу русской культуры.

«Буквально пригоршнями можно черпать из произведений Аксакова самоцветы народного словаря… Аксаков – изумительный психолог отроческой души… Аксаков обладал каким-то непостижимым даром изображать природу и человека слитно, в неразделимом единстве».
 писатель и драматург А. Югов

Воспоминания детства и юности  легли в основу мемуарно-автобиографической трилогии Аксакова: «Семейная хроника» (1856), «Детские годы Багрова-внука» (1858) и «Воспоминания» (1856), где дается картина провинциальной дворянской жизни конца XVIII века. Особое место в трилогии отводится взаимоотношениям отца писателя, влюбленного в природу мягкого и застенчивого человека, и матери – первой красавицы губернии, умной и властной женщины. В кругу уфимской знати ее называли “яркой кометой”, “Венерой и Минервой”. До замужества, помимо ведения домашнего хозяйства, она много времени уделяла самообразованию, а одно время даже занималась делами уфимского наместничества, так как ее отец по болезни не мог выполнять свои обязанности. Весь свой нерастраченный потенцал, всю свою любовь и заботу она отдала сыну. Любовь к матери, восхищение ею и в то же время  понимание  ее эгоистичного характера, надменности и подчас черствости создали в трилогии  сложный и неоднозначный образ Софьи Николавны  (под этим именем выведен образ Марии Николаевны Аксаковой).

Приведенный ниже отрывок взят из книги  С. Т. Аксакова “Детские годы Багрова-внука”.

“…Иногда гости приезжали обедать, и Боже мой! как хлопотала моя мать с поваром Макеем, весьма плохо разумевшим свое дело. Миндальное пирожное всегда приготовляла она сама, и смотреть на это приготовленье было всегда одним из любимых моих удовольствий. Я внимательно наблюдал, как она обдавала миндаль кипятком, как счищала с него разбухшую кожицу, как выбирала миндалины только самые чистые и белые, как заставляла толочь их, если пирожное приготовлялось из миндального теста, или как сама резала их ножницами и, замесив эти обрезки на яичных белках, сбитых с сахаром, делала из них чудные фигурки: то венки, то короны, то какие-то цветочные шапки или звезды; все это сажалось на железный лист, усыпанный мукою, и посылалось в кухонную печь, откуда приносилось уже перед самым обедом, совершенно готовым и поджарившимся. Мать, щегольски разодетая, по данному ей от меня знаку, выбегала из гостиной, надевала на себя высокий белый фартук, снимала бережно ножичком чудное пирожное с железного листа, каждую фигурку окропляла малиновым сиропом, красиво накладывала на большое блюдо и возвращалась к своим гостям. Сидя за столом, я всегда нетерпеливо ожидал миндального блюда не столько для того, чтоб им полакомиться, сколько для того, чтоб порадоваться, как гости будут хвалить прекрасное пирожное, брать по другой фигурке и говорить, что "ни у кого нет такого миндального блюда, как у Софьи Николавны". Я торжествовал и не мог спокойно сидеть на моих высоких кресельцах и непременно говорил на ухо сидевшему подле меня гостю, что все это маменька делала сама. Я помню, что гости у нас тогда бывали так веселы, как после никогда уже не бывали во все остальное время нашего житья в Уфе…

“Детские годы Багрова-внука”, С. Т. Аксаков  

миндальное печенье 450  х 317Рецепт из «Новой полной поваренной книги», составленной  радением коллежского асессора Ивана Навроцкого и изданной при Императорском Московском университете в 1786 году.

Миндальное хлебенное

Взять четверть фунта мелко толченого миндалю, четверть же фунта толченого сахару и четверть фунта крупитчатой муки, замесить двумя яйцами, как тесто. Вымесивши его гораздо, раскатать руками, скалкою порасплюснуть пальца в два ширины, полосочками изрезать и исподволь испечь.

* 1фунт составляет примерно 400 гр.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *