КНИГА О ЕДЕ В ЖИВОПИСИ

Food in Painting by Kenneth Bendiner

Кни­га «Еда в живо­пи­си…» ста­ла ито­гом иссле­до­ва­ния клас­си­че­ских натюр­мор­тов за пери­од от эпо­хи Воз­рож­де­ния до зарож­де­ния пост­мо­дер­низ­ма. На ее стра­ни­цах пред­став­ле­ны иллю­стра­ции более 150 извест­ных про­из­ве­де­ний таких худож­ни­ков, как Брей­гель, Велас­кес, Рем­брандт, Шар­ден, Мане, Уор­хол, а так­же дру­гих живо­пис­цев. От это­го про­смотр кни­ги ста­но­вит­ся насто­я­щим визу­аль­ным пир­ше­ством. Но не менее инте­рес­на и ее содер­жа­тель­ная часть.

Эта кни­га для тех, кто хочет подроб­нее узнать исто­рию еды и что за сим­во­лы скры­ты в натюр­мор­тах ста­рых масте­ров. Для тех любо­пыт­ных, кто зада­ет­ся вопро­сом, что едят кре­стьяне Брей­ге­ля, или поче­му Шар­ден укра­сил булоч­ку апель­си­но­вым цвет­ком? Поче­му на кар­ти­нах ста­рые гол­ланд­цы так часто изоб­ра­жа­ли лоб­сте­ров рядом с битой дичью? И еще мно­го чего тако­го.

Kenneth BendinerАвто­ром кни­ги «Еда в живо­пи­си…» явля­ет­ся Кен­нет Бен­ди­нер (Kenneth Bendiner) — про­фес­сор исто­рии искусств Уни­вер­си­те­та Вис­кон­си­на (Милу­оки). Ранее он уже издал две кни­ги о живо­пи­си «Вве­де­ние в вик­то­ри­ан­скую живо­пись» (1985) и «Искус­ство Фор­да Мэдок­са Бра­у­на» (1998).
Оче­ред­ная кни­га Бен­ди­не­ра тоже о живо­пи­си, хотя в боль­шей сте­пе­ни ее содер­жа­ние име­ет непо­сред­ствен­ное отно­ше­ние к гастро­но­мии: гла­ва пер­вая посвя­ще­на про­до­воль­ствен­ным рын­кам, вто­рая – при­го­тов­ле­нию еды, тре­тья – соб­ствен­но еде, и лишь чет­вер­тая трак­ту­ет сугу­бо живо­пис­ные при­е­мы вос­про­из­ве­де­ния еды на хол­сте и заклю­чен­ный в них сим­во­лизм.

Автор, как опыт­ный сле­до­пыт, в каж­дом мате­ри­а­ле отыс­кал мно­же­ство скрыт­ных фак­тов и поста­рал­ся деко­ди­ро­вать их. В его кни­ге под­чер­ки­ва­ет­ся зна­че­ние нова­ций XVI века в пред­ме­тах кухон­но­го быта и отме­ча­ет­ся огром­ное вли­я­ние гол­ланд­ских живо­пис­цев XVII века на раз­ви­тие тако­го жан­ра, как «натюр­морт». А еще в ней рас­смат­ри­ва­ют­ся изоб­ра­же­ния про­дук­тов пита­ния, кото­рые явля­ют­ся сим­во­ла­ми и эле­мен­та­ми алле­го­рий, про­ни­зы­ва­ю­щие живо­пись эпо­хи Ренес­сан­са.

Эпи­гра­фом к кни­ге послу­жил афо­ризм из зна­ме­ни­то­го тру­да Жана Антель­ма Бри­лья-Сава­ре­на «Физио­ло­гия вку­са или раз­мыш­ле­ния о гастро­но­мии» :

Трапе­за, кото­рая не завер­ша­ет­ся сыром, подоб­на пре­крас­ной жен­щине без одно­го гла­за».

Автор кни­ги «Еда в живо­пи­си…» отме­ча­ет, что в одной фра­зе Бри­лья-Сава­рен умуд­рил­ся выра­зить мно­же­ство идей, начи­ная от оче­ред­но­сти пода­чи блюд во фран­цуз­ской кухне, до эро­ти­ки (срав­не­ние ужи­на с кра­са­ви­цей) и вопло­ще­ния ужа­са перед физи­че­ским урод­ством в чув­ствен­ных зри­тель­ных обра­зах, посред­ством попу­ляр­но­го про­дук­та. Подоб­ную шиф­ров­ку хра­нят и ста­рые полот­на гол­ланд­ских масте­ров.

…гол­ланд­ской кухне и гол­ланд­ским про­дук­там повез­ло, как ни одной дру­гой миро­вой кухне: на про­тя­же­нии более двух веков живо­пис­цы запе­чат­ле­ва­ли на сво­их полот­нах почти исклю­чи­тель­ную гол­ланд­скую снедь. В ита­льян­ской клас­си­че­ской живо­пи­си почти невоз­мож­но най­ти изоб­ра­же­ний спа­гет­ти, а фран­цуз­ская живо­пись вдох­нов­ля­лась моти­ва­ми, совер­шен­но отлич­ны­ми от буй­а­бе­са и бёф бур­ги­ньон», — пишет Кен­нет Бен­ди­нер в кни­ге «Еда в живо­пи­си. От Ренес­сан­са до наших дней». (Kennet Bendiner. Food in Painting. From Renaissance to the Present).

Про­сле­див исто­рию неко­то­рых про­дук­тов, при­сут­ству­ю­щих в натюр­мор­тах XVII века, автор клас­си­фи­ци­ро­вал их и сде­лал ряд инте­рес­ней­ших пред­по­ло­же­ний, свя­зан­ных с при­е­ма­ми изоб­ра­же­ния еды на хол­сте. Напри­мер, — отче­го живо­пис­цы 17–19 века так часто поме­ща­ли ома­ров рядом с битой дичью?

Адриан ван Утрехт «Банкетный натюрморт» 1644

Ярки­ми при­ме­ра­ми этой мане­ры явля­ют­ся полот­на, создан­ные фла­манд­цем Фран­сем Сней­дер­сом, Пау­лем де Восом (1590—1678), нидер­ланд­ским худож­ни­ком Яном Давид­сом де Хемом (1606–1683), дат­ча­ни­ном Пите­ром Кла­сом (1596–1661), фран­цу­зом Эже­ном Дела­круа (1798 – 1863) и др.

Ян Девидс де Хем_натюрморт с омаром

Laurens Craen_Still Life with Lobster

Каж­дый из таких натюр­мор­тов внешне кажет­ся одой радо­сти зем­но­го бытия. Изоб­ра­жен­ная на них снедь пря­мо рас­пи­ра­ет рам­ки кар­ти­ны, не уме­ща­ет­ся на огром­ном сто­ле, све­ши­ва­ет­ся с него и ска­ты­ва­ет­ся на пол. Но мне­ния о том, как сле­ду­ет вер­но трак­то­вать вся­кие обра­зы на их кар­ти­нах, силь­но раз­ли­ча­ют­ся даже в уче­ной сре­де.

Сам тер­мин «натюр­морт», вошед­ший в упо­треб­ле­ние с 1650 года, про­ис­хо­дит от гол­ланд­ско­го «stilleven», что озна­ча­ет «застыв­шая жизнь». На хол­сте это отоб­ра­жа­ли неоду­шев­лен­ные пред­ме­ты мате­рии, в кото­рых уга­ды­ва­ет­ся про­стей­ший рели­ги­оз­ный под­текст: хлеб, вино, рыба – сим­во­лы Хри­ста, нож – сим­вол жерт­вы, лимон – сим­вол жаж­ды богат­ства; оре­хи в скор­лу­пе — душа, ско­ван­ная гре­хом; ябло­ко — напо­ми­на­ние о гре­хо­па­де­нии. Изоб­ра­же­ние мяс­ной лав­ки тра­ди­ци­он­но свя­зы­ва­лось с иде­ей физи­че­ской жиз­ни, пер­со­ни­фи­ка­ци­ей сти­хии зем­ли, а так­же с чре­во­уго­ди­ем.

Питер Артсен. "Мясная лавка, или Кухня со сценой бегства в Египет". 1551 год

Питер Арт­сен. “Мяс­ная лав­ка, или Кух­ня со сце­ной бег­ства в Еги­пет”. 1551 год

Ну, а частое при­сут­ствие ома­ров на гол­ланд­ских натюр­мор­тах автор соот­но­сит с кано­на­ми ста­ро­дав­ней меди­ци­ны: ома­ров реко­мен­до­ва­лось упо­треб­лять вме­сте с дичью по сооб­ра­же­ни­ям здо­ро­вья. Воз­мож­но, это убеж­де­ние лека­рей про­шлых сто­ле­тий дер­жа­лось на неве­ро­ят­ных сро­ках жиз­ни ома­ров – эти огром­ные раки дожи­ва­ли до 70 лет. Или же по при­чине неви­дан­ной окрас­ки кро­ви лоб­сте­ров, кото­рая была голу­бо­го цве­та (из-за высо­кой кон­цен­тра­ции меди). А воз­мож­но еще и тем уди­ви­тель­ным фак­том, что чем стар­ше ста­но­вит­ся мор­ской рак, тем силь­нее про­яв­ля­ет­ся его дето­род­ная функ­ция и спо­соб­ность к мно­го­чис­лен­но­му потом­ству. (Дан­ный  фено­мен объ­яс­ня­ет­ся осо­бен­но­стью стро­е­ния хро­мо­сом ДНК).

В кни­ге о “живо­пис­ной еде” мож­но най­ти еще мно­го любо­пыт­ных фак­тов и гипо­тез, вклю­чая и ту, что до сере­ди­ны ХХ века худож­ни­ки отно­си­лись к изоб­ра­же­нию еды со всей долж­ной вели­ча­во­стью, но заро­див­ший­ся в 1960-е годы поп-арт, начал изме­нять отно­ше­ние к обра­зам еды. Тренд «раз­вен­ча­ния» про­дол­жи­ли пост­мо­дер­ни­сты 70-х. Глав­ные осо­бен­но­сти их сти­ля – про­ти­во­по­став­ле­ние реа­лиз­му, отри­ца­ние норм, исполь­зо­ва­ние гото­вых форм, а так­же иро­ния.

поп-арт Том Вессельман

Впро­чем, спра­вед­ли­во­сти ради нуж­но ска­зать, что и клас­си­че­ская кули­на­рия, кото­рую вос­пе­вал Бри­лья-Сава­рен, пре­кра­ти­ла к тому вре­ме­ни свое суще­ство­ва­ние, да и клас­си­че­ская живо­пись тоже: оба направ­ле­ния ста­ли жерт­ва­ми изме­нив­ших­ся обра­за и рит­ма чело­ве­че­ской жиз­ни на пла­не­те.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *