ДЖУЛИ И ДЖУЛИЯ: СЧАСТЬЕ ПО РЕЦЕПТУ

джулия3

Название фильма «Джули и Джулия: Готовим счастье по рецепту» выглядит по-американски откровенным и наивным, но его содержание может оказаться более многозначительным. С одной стороны, это фирменная голливудская выпечка, приготовленная из «слоеного теКста» двух книг: мемуаров Джулии Чайлд «Моя жизнь во Франции» и кулинарных заметок Джули Пауэлл.  А с другой -  это две реальные женские судьбы, две истории, две параллельные прямые, которые по закону искусства пересеклись в одной точке – в комедийной мелодраме Норы Эфрон, у кухонного стола.

Киносценарий «Джули и Джулия» составлен по известному типу «матрешки»: один мир вложен в другой, а тот, в свою очередь, заключен в иную оболочку. Сидя в кресле, зритель комфортно путешествует во времени и имеет возможность сравнивать величины создаваемых образов и оценивать самоотверженную страсть к  кулинарии, ради которой «отчаянные домохозяйки» ни живота не пожалеют, «ни мужа, ни котика».

В фильме можно наблюдать, как представитель «офисного планктона», оператор колл-центра Джули Пауэлл (Эми Адамс), задыхаясь от тоскливой работы, бунтует и устраивает бурю в стакане: решает за один год воспроизвести 524 рецепта знаменитой поваренной книги «Как овладеть искусством французской кухни». При этом, не забывая подробно описывать все достижения и неудачи на собственном, кулинарном интернет-блоге «Джули и Джулия: 365 дней, 524 рецепта и кухня в крошечной квартирке».

kinopoisk.ruПо сценарию, источником ее вдохновения становится Джулия Чайлд (Мерил Стрип) - жена американского атташе (Стэнли Туччи), которая пытается развеять скуку в послевоенном Париже. Эта энергичная женщина перепробовала множество занятий, пока не решила, что больше всего на свете она любит… поесть, и – отправляется на престижные кулинарные курсы «Кордон Блё» (Le Cordon Bleu) в Париже.

Собственно, в результате этой истории, через много лет в мире и появилась главная американская книга рецептов французской кухни, да и сам феномен Джулии Чайлд, этого кулинарного Колумба в юбке, открывшего для американских домохозяек французскую кухню, с ее волнующим миром паштетов, соусов, рагу и пр.

джулия_чайлдВ кино, как и положено, все приукрашено: настоящая мисс Чайлд была под два метра ростом, с крупными чертами лица и больше походила на грубоватого гренадера, чем на ту общительную душку, какой изображает ее на экране Мерил Стрип. (Кстати, операторам и костюмерам приходилось всячески изощряться, что бы она казалась повыше и покрупнее.) Да и крепкие  выражения Чайлд были весьма далеки от дипломатических. «Эта чертова штука горячей стоячего члена» - запросто могла выкрикнуть настоящая Джулия, случись ей обжечь пальцы о сковородку.

Ассортимент продуктов на «киностоле» тоже мало соответствует зарплате скромной телефонистки: гусиная печень, спаржа, лобстеры, вырезка… Впрочем, этот момент биографы поясняют так: читатели блога Джули Пауэлл, - а их число исчислялось тысячами, -  помогали ей деньгами.

Тем не менее, комедийная мелодрама «Джули и Джулия» имела большой успех. Если Марлон Брандо запечатлелся в памяти миллионов кинозрителей в образе «крестного отца» из саги о сицилийской мафии, то режиссёра, сценариста и писательницу Нору Эфрон (1941-2012) американцы почитают, как «крестную мать» «ромкомов»(романтических комедий). Хотя родилась Нора не в Италии, а в Нью-Йорке и выросла в благополучном районе Беверли Хиллз. Жизнь еврейской девушки складывалась вполне успешно. Окончив колледж, она поработала в Белом Доме при президенте Джоне Ф. Кеннеди, позже - в качестве журналиста в издании «New York Post» и даже вела колонку по женским вопросам для популярного журнала «Эсквайр»…

Не правда ли, все это весьма напоминает экранную судьбу персонажа телесериала «Секс в большом городе» по имени Кэрри Брэдшоу(Сара Джессика Паркер) - автора колонки для женщин в газете «New York Star», стильной, умной и сексуальной жительницы современного Нью-Йорка, частенько получающей любовные раны от своих интрижек и романов, которые тут же обращает в публичные откровения…

Writer Nora Ephron Portrait SessionЭфрон тоже не раз входила в реку неудачного замужества, и так же умудрялась черпать из поражений сюжеты для творчества. Так, после тяжёлого развода с журналистом Карлом  Бернштейном, закрутившего роман на стороне пока она была беременна, появился ее роман «Ревность». На английском языке роман называется «Heartburn», что еще переводится, как «изжога». Это лишь прибавляет пикантности: относиться ли это к тому, что героиня романа пишет книги кулинарных рецептов  или же к ее моральному состоянию по отношению к мужчинам.

В 1986 году по ее книге был снят одноименный фильм, с Джеком Николсоном и Мерил Стрип в главных ролях.

А дебютировала Эфрон в 1983 году, написав сценарий к производственной драме «Силквуд», в которой тоже снималась «самая обаятельная и привлекательная» Мэрил Стрип. Фильм, основанный на истории жизни работницы «режимного» завода, попытавшейся уличить администрацию в нарушениях технологии и погибшей при загадочных обстоятельствах, получил пять номинаций на «Оскар».

Со временем, мелодрамы и романтические комедии стали визитной карточкой Норы Эфрон. Ее сценарии считались залогом успешного фильма, а за свой писательский талант она трижды была номинирована на премию "Оскар". Самыми популярными стали такие ее кинокартины, как  "Когда Гарри встретил Салли", "Неспящие в Сиэтле", "Вам письмо".

Откровенность в демонстрации личных переживаний и смелые публичные суждения Норы Эфрон сделали ее кумиром для одних, и предметом осуждения для других. Парадоксально, но ее считали «королевой романтических комедий» и, в то же время, причисляли к феминисткам. Конечно, и в жизни и в фильмах она давала много поводов к этому. Но на самом деле её взгляды были шире любой идеологии, на них невозможно повесить ярлык. Одно из её высказываний звучит так:

“ Что бы ты ни выбрала, какой бы дорогой ни пошла, я надеюсь, что ты никогда не захочешь быть леди. Надеюсь, что ты будешь нарушать правила, возмущать спокойствие и хотя бы отчасти делать это в интересах всех женщин».

Комичным воплощением ее слов может быть «возмутительная», культовая сценка в одном из самых известных фильмов Эфрон — мелодраме «Когда Гарри встретил Салли».  Это история двух влюбленных, которым мнимый статус «лучших друзей» позволяет напропалую откровенничать друг с другом.

Сцена, где актриса Мег Райан прямо за столиком ресторана демонстрирует приятелю имитацию оргазма. (Кстати, крошечную камео-роль тут исполнила мать Норы Эфрон. Это она в финале сценки  заказывает "то же самое, что и ей..").

Мег Райан, одна из любимых актрис Норы Эфрон, которая играла и в других ее фильмах:  в мелодраме «Неспящие в Сиэтле» (1993) и в романтической комедии «Вам письмо» (1998).

m_streepА с актрисой Мэрил Стрип, звездой мелодрам «Силквуд» и «Ревность», режиссер  не расставалась в работе до самой своей смерти: в 2009 году актриса появилась в комедийной мелодраме «Джули и Джулия», которая стала последним фильмом Норы. По странному совпадению кинематографический дебют Мерил Стрип состоялся в драме под названием «Джулия» (1977).

Комедия «Джули и Джулия: Готовим счастье по рецепту» несомненно относится к категории «culinary cinema». Это подтверждается и теорией  – в написании сценария к фильму принимала участие та самая, реальная Джули Пауэлл, и практикой - в кипяток бросают живого омара  (SOS, защитники животных!). К тому же, фильм «Джули и Джулия» смыслово и визуально перегружен кулинарной тематикой по самую ватерлинию. Поэтому голливудская мелодрама займет свое место на полочке, не смотря на ее откровенный мейнстрим. Но ведь против тренда не попрешь: кинопродюссеры, имеющие особый нюх на конъюнктуру, все чаще эксплуатируют  жанр «кулинарного кино». В мире глобализма это быстро становится интернациональным и мультижанровым явлением: от Франции и Англии до Китая, от комедии и драмы до анимации. Уже и 3D-анимации: припомните забавный проект студии «Pixar» - полнометражный мультфильм «Рататуй», о парижском крысеныше, мечтающем стать шеф-поваром…

О, времена! О, вкусы! А ведь всего лет 40 назад этот "жанр" считался низкопробным и использовался кинематографом в основном для сатиры или иронии. Примерами подобного отношения можно считать скандальный фильм Марко Феррери «Большая жратва» (1973) или ироничную комедию «Крылышко или ножка»(1976) режиссера Клода Зиди. В этой, с виду легкомысленной комедии, путеводитель по ресторанам «Дюшмен», каламбуря, он проецировал на ресторанный рейтинг «Мишлен». Уже тогда француз Зиди пророчески начал высмеивать поклонение будущему идолу, зарождавшемуся в культуре общепита.

Для поверхностного представления о фильме приводим дублированный трейлер «Джули и Джулия». А тем, кто захочет посмотреть фильм полностью – рекомендуем искать в сети его версию с любыми другими переводами – дубляж выполнен просто отвратительно. ИМХО.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *