ДУШЕВНАЯ КУХНЯ ФАТИХА АКИНА

poster_dushevnaya kuhnya_

С 27 августа по 6 сентября в Италии пройдет Венецианский кинофестиваль, в программе которого Германия будет представлена новым фильмом Фатиха Акина под названием «Шрам». Эта историческая драма, посвященная геноциду армян в Османской империи, обещает стать одной из главных сенсаций фестиваля. Собственно, тема межнациональных отношений   является одной из основных в творчестве этого кинорежиссёра. И раз уж он напомнил о себе, то  наверное будет уместен сome back к его фильму «Душевная кухня», который  можно рассматривать не только как «социальное», но и как «кулинарное» кино.

Для кинематографа Германии появление такого режиссера, как Фатих Акин – явление знаковое. Разумеется, об иммигрантах снимали фильмы и до него. Но немецкие постановщики неизменно отводили им второй план, видя в них чужаков и носителей иной культуры, чаще пугающей, а временами даже враждебной.

фатих акин_фото2

кинорежиссер Фатих Акин

С приходом в германский кинематограф Фатиха Акина, немца турецкого происхождения -  мигранты наконец-то получили право на главные роли. И, к удивлению европейских зрителей, ничего чуждого в них не оказалось, напротив, им хотелось по-человечески сочувствовать и сопереживать.

Нужно вспомнить, что в послевоенной Германии самым популярным киножанром был - Heimatfilm. Суть  была в том, что никому не хотелось ассоциировать себя с Третьим рейхом, поэтому фильмы снимались про некую идиллическую «малую родину», например, затерянную в Альпах деревушку, которой не коснулись ужасы войны.

Фатих Акин фактически сделал апгрейд этого жанра, придумав для него новые условия. Герои его фильмов оказываются в ситуации "свой среди чужих, чужой среди своих". Как, например, профессор-германист из фильма "На краю рая", который  в Германии считается турком, а в Турции – немцем. Найти свое место и обрести спокойствие можно лишь одним способом: необходимо сузить понятие Heimat ("Родина") до размеров конкретного города, района или даже отдельно взятой точки на карте.

 Я не считаю, что родиной обязательно должно считаться место твоего рождения. Для меня это слово тесно связано со словом "свобода". Моя родина там, где я свободен 
 – говорит Акин.

Среди снятых им картин есть два " Heimat-фильма". Первый  – "Солино" (Solino, 2002), про итальянскую семью, иммигрировавшую в 60-тых в Германию. Там, на чужбине, они пытаются наладить жизнь и открывают пиццерию.  Но в семье грядет разлад: мать скучает по родине, - итальянскому городку Солино, а братья, в силу жизненных обстоятельств, становятся непримиримыми соперниками.

Режиссер не делает акцента на социальном положении иммигрантов, а строит сюжет на жизненных мелодраматических коллизиях, которые могут произойти в любой стране с людьми любой национальности.

В финале фильма главный герой возвращается в маленький итальянский городок, из которого когда-то родители увезли его в Германию, и решает остаться там навсегда.

постер фильма_большая ночьВ 1996 году подобную  историю о двух братьях-итальянцах, которые прибывают в Америку и так же безуспешно пытаются реализовать свою мечту - открыть собственный ресторанчик - показали в фильме «Большая ночь» (Big Night) режиссёры Кэмпбелл Скотт и Стэнли Туччи.

Кем-то было точно подмечено, что первая волна иммигрантов, приехавших в Западную Европу на заработки, пытается, во что бы то ни стало, интегрироваться в новый мир (материально укрепиться, социально адаптироваться так, чтобы стать незаметными). А вот следующее поколение, наоборот, пытается выделиться, подчеркнув свою исключительность. Третье поколение иммигрантов наравне с комфортными условиями жизни, европейским гражданством, качественным образованием, предпочитает личностную идентификацию.

Вторым Heimat–фильмом стала драмеди "Душевная кухня" (Soul Kitchen, 2009), где в роли "малой родины", приносящей спокойствие и долгожданное счастье, выступает маленький ресторанчик на окраине Гамбурга.

Известно, что главным источником вдохновения для общей атмосферы в фильме послужил небольшой гамбургский ресторан «La Taverna», который принадлежал приятелю Фатиха  -  Адаму Боусдуксу. В этом ресторане они часто встречались с друзьями, обсуждали разные события, выпивали, а также пели и танцевали под музыку.

киноактер адам боусдукс

бирол унел_фото    мориц бляйбтролй    удо кир
киноактеры-соавторы, постоянные участники фильмов Фатиха Акина

Акин и компания, состоящая из постоянных актеров-соавторов, их родителей, родственников и просто друзей, сняли на сей раз настоящий «семейный фильм» — однако вовсе не по стандартам Голливуда . «Душевная кухня» — это отчаянный и очень важный апдейт заглохшей в 1960-х традиции Heimatfilme.

Всех киногероев Акина, вне зависимости от происхождения, объединяет одно и то же стремление: найти себя, свое место в этом мире, определить свою родину, малую или большую. Вечная одиссея, странствия в поисках дома – один из центральных мотивов в кинолентах режиссера. Он остаётся верен своей национальной актерской галерее: турки, немцы, греки, арабы. Тут они все за одним душевным столом. Под соусом этнических миграций, режиссер вдоволь позволяет зрителям погрустить, посмеяться и порадоваться жизни.

«Душевная кухня» является комической одой малому ресторанному бизнесу и кухне, как месту ничем не уступающему мастерской художника - с помощью столовых приборов тоже можно создать настоящее произведение искусства.

Не случайно эта легкость и простота формы «народной комедии» дались  Фатиху «большой кровью», никак не характерной для производства мейнстримной продукции. На пресс-конференции режиссер сообщил, что это был самый трудный сценарий в его жизни. Впрочем, на экране этого совсем не заметно. А ёрничанье по поводу того, что словосочетание «немецкая комедия» — просто оксюморон, к фильму Акина не применимо. Быть может, потому, что картину действительно сложно назвать типичной.

Эпоха глобализации сформировала художественный стиль режиссера, как проявление мультикультурализма. Автор одновременно обожает американские фильмы и арабскую музыку, а его творчество легко сочетает западный прагматизм с восточной сентиментальностью. Не случайно уже в первом полнометражном фильме «Быстро и без боли» (Kurz und Schmerzlos, 1998), режиссер выбрал стилистику совмещения жестоких городских нравов с задушевными турецкими мелодиями, которые исполнялись турецким оркестром в промежутке между патологическими эскападами героев. Сюжет был построен вокруг взаимоотношений трёх друзей - турка, серба и грека, проживающих в Гамбурге. Внутренний накал и психологический акцент сюжета о молодых преступниках, которые барахтаются в реальности и воспринимают взаимную агрессивность как единственное средство успешной коммуникации с миром, позволяет поставить картину в один ряд со «Злыми улицами», (1973) американца Мартина Скорсезе и «Ненавистью», (1995) француза Метью Кассовица.
В комедии «Дущевная кухня» проявляется эта же мультикультурность стиля: в смешении традиций, укладов и даже национальной кухни - темпераментный шеф-повар Шейн, сменивший Зиноса у плиты, как раз готовит в стиле «фьюжн».
фатих акин_фото4Дитя современной городской цивилизации, Акин (его напрасно сравнивают с «деревенщиком» Кустурицей) воспел в своем фильме деревню глобальную, семью альтернативную, построенную не на родственных связях, а на общих духовных ценностях, общем чувстве места и времени.

Акин и сам крепко держится за свою персональную «малую родину». Гамбург - родной город Фатиха Акина и постоянное место действия половины его картин. Здесь по докам и узким улочкам гуляют закадычные друзья из фильма "Быстро и без боли" (1998). Отсюда отправляется в путешествие на поиски своей любви скромный школьный учитель, герой фильма "В июле" (2000). В гамбургских портовых барах проживают свой роман отчаянные персонажи "Головой о стену" (2004). И здесь же, на берегу Эльбы, открывает свой ресторанчик хронический неудачник грек Зинос Казанзакис из фильма "Душевная кухня".

К своим сорока годам Фатих Акин снял восемь полнометражных картин и стал лауреатом трех главных международных кинофестивалей. Он умело лавирует на границе артхауса и мейнстрима, тем самым, оставаясь одним из самых модных и востребованных режиссеров европейского кинематографа. Способен одинаково хорошо говорить как о проблемах объединенной Европы, так и о жизни ее отдельных пришлых обитателей. Зачастую балансируя на грани пошлости и хорошего вкуса, он умудряется не переступать черту.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *