10 ЗНАМЕНИТЫХ БАРОВ, СОЗДАННЫХ КИНЕМАТОГРАФИСТАМИ

movie-bars-top

Бары, пабы и таверны зачастую являются лишь декорациями для событий, происходящих в фильмах. Но, благодаря магии кино, многие из таких, никогда не существовавших заведений, запечатлелись в памяти миллионов зрителей. Феномен кино как бы создал мнимую, альтернативную реальность. В подборке всемирно известных баров, которые существуют лишь на экране, виды вымышленных питейных заведений соответствуют разнообразию жанров кино.

В свя­зи с насту­па­ю­щим Рож­де­ством, под­бор­ку откры­ва­ет бар Мар­ти­ни (Martinis bar), кото­рый изоб­ра­жен в мело­дра­ме «Эта заме­ча­тель­ная жизнь» (It’s a Wonderful Life). Снял ее режис­сер Фрэнк Капра в дале­ком 1946 году.

Созда­вая свои «опти­ми­сти­че­ские коме­дии» во вре­мя после­во­ен­ной депрес­сии, Капра являл­ся «Вели­ким Уте­ши­те­лем» всей Аме­ри­ки. Не уны­вай, не опус­кай руки, все нала­дит­ся – таков был лейт­мо­тив этой сен­ти­мен­таль­ной «сказ­ки для взрос­лых». Со вре­ме­нем фильм стал для аме­ри­кан­цев куль­то­вым, а его показ в рож­де­ствен­ский сочель­ник пре­вра­тил­ся в такую же тра­ди­цию, как наря­жен­ное рож­де­ствен­ское дере­во и подар­ки под ним. Это под­ме­че­но в попу­ляр­ной рож­де­ствен­ской коме­дии «Один дома», когда аме­ри­кан­ское семей­ство, при­е­хав на Рож­де­ство в Париж и вклю­чив теле­ви­зор в номе­ре оте­ля, изум­ля­ет­ся, что там не пока­зы­ва­ют фильм «Эта пре­крас­ная жизнь». Кто-то из детей чуть носталь­ги­че­ски изре­ка­ет: «Зна­чит, мы точ­но не в Аме­ри­ке».

Фило­соф­ская и чуть мисти­че­ская мело­дра­ма 46-го года декла­ри­ру­ет базис­ные аме­ри­кан­ские цен­но­сти: семья, опти­мизм и вера в помощь Небес. Имен­но они отправ­ля­ют Джор­джу Бей­ли (исп.-Джимми Стю­арт) сво­е­го послан­ца, когда этот чест­ный и отзыв­чи­вый чело­век, любя­щий муж и отец, под дав­ле­ни­ем жиз­нен­ных невзгод поду­мы­ва­ет о само­убий­стве. Что­бы отго­во­рить Джор­джа от смерт­но­го гре­ха, при­быв­ший ангел-хра­ни­тель нахо­дит един­ствен­но пра­виль­ное реше­ние — пока­зать Джор­джу мир, в кото­ром тот не суще­ству­ет. Их зна­ком­ство про­ис­хо­дит в мисти­че­ском баре, кото­рый кажет­ся Джор­джу реаль­ным. Хотя хоро­шо зна­ко­мый преж­де, доб­ро­душ­ный бар­мен не узна­ет его, а на прось­бу ста­рич­ка-анге­ла подать ему ромо­вый пунш или глинт­вейн со спе­ци­я­ми, злоб­но отве­ча­ет, что сюда при­хо­дят креп­ко напить­ся, а не раз­вле­кать­ся празд­нич­ны­ми напит­ка­ми.

kadr-iz-filma-its-a-wonderful-lifekadr-iz-filma-its-a-wonderful-life

Как вы навер­ня­ка дога­ды­ва­е­тесь, исто­рия закан­чи­ва­ет­ся хэп­пи-эндом: Джеймс осо­зна­ет, что жизнь пре­крас­на, когда в ней есть любя­щие близ­кие и дру­зья. Ну, а вымыш­лен­ный бар Мар­ти­ни с тех пор стал сим­во­ли­че­ским суве­ни­ром, кото­рый мно­го лет под­ряд аме­ри­кан­цы дарят друг дру­гу на Рож­де­ство.

rozhdestvenskij-suvenir-eta-prekrasnaya-zhizn

***

Сле­ду­ю­щий бар тоже суще­ству­ет лишь в боль­ном вооб­ра­же­нии глав­но­го героя пси­хо­ло­ги­че­ско­го трил­ле­ра «Сия­ние» (The Shining), сня­то­го режис­се­ром Стэн­ли Куб­ри­ком в 1980 году (по моти­вам одно­имён­но­го рома­на Сти­ве­на Кин­га).
Писа­тель Джек Тор­ренс (исп. — Джек Никол­сон) при­ез­жа­ет вме­сте с семьей в эле­гант­ный уеди­нен­ный отель «Overlook», что­бы пора­бо­тать там смот­ри­те­лем во вре­мя «мерт­во­го» зим­не­го сезо­на, и заод­но закон­чить нача­тую кни­гу. Пре­ду­пре­жде­ние о том, что отель име­ет репу­та­цию «дома с при­ви­де­ни­я­ми» из-за слу­чив­ших­ся там убийств, не оста­нав­ли­ва­ют его. Но посте­пен­но атмо­сфе­ра замкну­той жиз­ни начи­на­ет сво­дить Дже­ка с ума, он раз­дра­жа­ет­ся по пустя­кам, его все чаще посе­ща­ют жут­кие виде­ния и кро­ва­вые гал­лю­ци­на­ции. Не слу­чай­но фильм назван «Сия­ние». В неко­то­рых его эпи­зо­дах пояс­ня­ет­ся, что «сия­ние» — это дар видеть при­зра­ков и тре­вож­ные виде­ния из про­шло­го. В тоже вре­мя фильм полон мета­фор. Даже слож­ная пла­ни­ров­ка кори­до­ров и залов оте­ля напо­ми­на­ют бес­ко­неч­ный лаби­ринт под­со­зна­ния: попав­ший туда писа­тель так и не нахо­дит из него выхо­да.
Пере­ход в иную реаль­ность слу­чил­ся после оче­ред­ной ссо­ры с женой: Джек захо­дит в Золо­той зал оте­ля и вдруг обна­ру­жи­ва­ет при­зрач­ную вече­рин­ку, бар пол­ный выпив­ки, а за стой­кой, — как ему кажет­ся, — зна­ко­мо­го бар­ме­на Ллой­да. (Хотя зри­те­лям со сто­ро­ны понят­но, что это некий мисти­че­ский образ из пре­ис­под­ней). Обра­ща­ясь к нему со сло­ва­ми — «я бы душу сей­час отдал за гло­ток выпив­ки» и полу­чив ста­кан­чик вис­ки, писа­тель даже не заме­ча­ет, что таким обра­зом про­да­ет ему душу…
В кон­це филь­ма, после неудач­ной попыт­ки убить свою семью, безу­мец замер­за­ет в сне­гу вбли­зи оте­ля, со страш­ной гри­ма­сой на лице. Неза­бы­ва­е­мо яркая роль, испол­нен­ная Дже­ком Никол­со­ном в атмо­сфер­ном хор­ро­ре Куб­ри­ка, обес­смер­ти­ла этот вымыш­лен­ный бар.

film-siyanie-stenli-kubrik-1980

***

Бла­го­да­ря тому же Стэн­ли Куб­ри­ку, не менее зна­ме­ни­тым стал  молоч­ный бар «Кorova» из филь­ма «Завод­ной апель­син» (A Clockwork Orange, 1971). Он изве­стен каж­до­му кино­ма­ну. Назва­ние бара пишет­ся лати­ни­цей, по при­чине исполь­зо­ва­ния слен­га–над­сат, при­ду­ман­но­го бри­тан­ски­ми под­рост­ка­ми. (Сленг подроб­но опи­сан Энто­ни Бёр­джессом в анти­уто­пии «Завод­ной апель­син»). На нем обща­лись уро­жен­цы низ­ших сло­ев насе­ле­ния — лон­дон­ские кок­ни, встав­ляя в раз­го­вор иска­жен­ные рус­ские сло­ва, вро­де droog «друг», malchik «маль­чик», viddy «видеть» и пр. Боль­шин­ство слов над­са­та про­сто не пере­во­ди­лось, хотя и скло­ня­лось по пра­ви­лам рус­ско­го язы­ка.

Бар «Korova» — соби­ра­тель­ный образ клу­ба для ради­каль­но настро­ен­ной моло­де­жи. В таком баре мож­но оття­нуть­ся по пол­ной, тан­це­вать всю ночь до рас­све­та, мож­но было подрать­ся, упив­шись деше­вым алко­го­лем, или под­це­пить лег­ко­до­ступ­ную деви­цу. Завсе­гда­таи в таком баре соот­вет­ству­ю­щие. В экра­ни­за­ции Стэн­ли Куб­ри­ка одним из них явля­ет­ся жесто­кий соци­о­пат, пред­во­ди­тель мест­ной бан­ды Alex, роль кото­ро­го гени­аль­но испол­ня­ет Маль­кольм Мак­дау­элл. (Аме­ри­кан­ский кино­ин­сти­тут (AFI) назвал пер­со­на­жа Мак­дау­эл­ла 10-м вели­чай­шим киноз­ло­де­ем).

К радо­сти моло­дых пре­ступ­ни­ков, в «Коро­ве» мож­но отве­дать «ста­ро­го доб­ро­го молоч­ка» с добав­ка­ми вело­се­та, дренк­ро­ма и еще «кое с каки­ми штуч­ка­ми, от кото­рых идет тихий baldiozh…, а сквозь mozg про­ска­ки­ва­ют искры и фей­ер­вер­ки». Фир­мен­ный напи­ток бара назы­вал­ся «Моло­ко-плюс» или «Моло­ко с ножа­ми», когда в моло­ко добав­ля­лись нар­ко­ти­че­ские веще­ства. От тако­го кок­тей­ля “начи­нал­ся tortsh и хоте­лось gasitt кого-нибудь по пол­ной про­грам­ме, одно­го всей код­лой”.

bar-korova

***

При­до­рож­ный бар «Titty Twister» про­сла­вил­ся на весь мир бла­го­да­ря куль­то­во­му, иро­нич­но­му филь­му ужа­сов «От зака­та до рас­све­та» (1996), сня­то­го режис­се­ром Робер­том Род­ри­ге­сом. Его ска­брез­ный юмор скво­зит даже в наиме­но­ва­нии бара «Titty Twister» — в рус­ско­языч­ном вари­ан­те оно зву­чит как «Кру­че­ные сись­ки», а его иллю­стра­ци­ей явля­ет­ся нео­но­вая дева­ха с огром­ной гру­дью, рас­по­ло­жен­ная над вхо­дом в заве­де­ние.

bar-titty-twister

Но чер­ный юмор у Род­ри­ге­са все­гда соче­та­ет­ся с талан­том созда­вать захва­ты­ва­ю­щие сюже­ты и яркие, запо­ми­на­ю­щи­е­ся сце­ны. Исклю­че­ни­ем не ста­ло и это шум­ное заве­де­ние, откры­тое от зака­та до рас­све­та. В заве­де­нии царит атмо­сфе­ра раз­гу­ла и пья­но­го весе­лья, хотя это лишь отвле­ка­ю­щая мас­ки­ров­ка надви­га­ю­щих­ся собы­тий – напа­де­ния жут­ких мон­стров.
Если моде­лью тако­го мек­си­кан­ско­го бара Род­ри­ге­су послу­жил чикаг­ский клуб бай­ке­ров, то напит­ки для бара, по при­ме­ру сво­е­го дру­га Квен­ти­на Таран­ти­но, он попро­сту выду­мы­ва­ет. Так, ганг­сте­ры Джулс и Вин­сент в филь­ме «Кри­ми­наль­ное чти­во» едят несу­ще­ству­ю­щие «гавай­ские чиз­бур­ге­ры» выду­ман­ной фир­мы «Big Kahuna». В дру­гом филь­ме его герои курят вымыш­лен­ные сига­ре­ты «Red Apple». А в баре «Titty Twister» посе­ти­те­лям пода­ют вымыш­лен­ное пиво «Chango», чья жел­тая эти­кет­ка засве­ти­лась так­же в дру­гих филь­мах режис­се­ра — в «Отча­ян­ном» и «Горо­де гре­хов».

cerveza-chango-beersalma-xajek-bar-titty-twister

***

Архи­тек­то­ра­ми стрип­тиз-бара «У Кэди» стал три­ум­ви­рат зна­ме­ни­то­стей —  Фрэнк Мил­лер, Роберт Род­ри­гес и Квен­тин Таран­ти­но. В 2005 году они сов­мест­но поста­ви­ли и сня­ли фильм «Город гре­хов» (Sin City). Ини­ци­а­то­ром про­ек­та по созда­нию экра­ни­за­ции одно­имен­но­го цик­ла гра­фи­че­ских рома­нов Фрэн­ка Мил­ле­ра высту­пил Род­ри­гес. В соре­жис­се­ры он при­гла­сил авто­ра рома­нов-комик­сов и сво­е­го при­я­те­ля Квен­ти­на Таран­ти­но. Актер­ский состав тоже пред­став­лял собой созвез­дие гол­ли­вуд­ских испол­ни­те­лей — Брюс Уил­лис, Мик­ки Рурк, Клайв Оуэн, Бени­сио Дель Торо, Джес­си­ка Аль­ба, Девон Аоки и Роза­рио Доусон.

Неви­дан­ный по тех­ни­ке испол­не­ния мрач­ный трил­лер «Город гре­хов» был заду­ман как худо­же­ствен­ный экс­пе­ри­мент по мак­си­маль­но при­бли­жен­но­му пере­но­су на боль­шой экран визу­аль­ной сти­ли­сти­ки и сюже­тов исто­рий Мил­ле­ра посред­ством игро­во­го кине­ма­то­гра­фа. В этой кон­цеп­ции экран­ная кар­тин­ка филь­ма дела­лась чёр­но-белой и очень кон­траст­ной. Но, как и в рома­нах мил­ле­ров­ско­го цик­ла, ярким цве­том выде­ле­ны отдель­ные пер­со­на­жи или свя­зан­ные с ними дета­ли — пла­тье, цвет пома­ды, брыз­ги кро­ви и т. п. Режис­сёр­ская и опе­ра­тор­ская рабо­ты про­сто гени­аль­ны. На Канн­ском кино­фе­сти­ва­ле 2005 года фильм заслу­жен­но полу­чил Гран-при в номи­на­ции «За визу­аль­ную заост­рён­ность».

sin-citygorod-grexov-sin-city

В Горо­де гре­хов конеч­но же име­ет­ся злач­ный кабак. Это стрип­тиз-бар транс­сек­су­а­ла Кэди. Обшар­пан­ные сте­ны, клас­си­че­ская бар­ная стой­ка, малень­кие сто­ли­ки, за кото­ры­ми с тру­дом уме­ща­ют­ся двое муж­чин, но посе­ти­те­лей мало инте­ре­су­ет инте­рьер. Сюда захо­дят послу­шать музы­ку, налить­ся под завяз­ку пивом, пофлир­то­вать с кра­сот­ка­ми-офи­ци­ант­ка­ми, да погла­зеть на полу­об­на­жен­ных тан­цов­щиц в ков­бой­ских шля­пах, испол­ня­ю­щих на сцене стрип­тиз.

***
Фан­та­сти­че­ский бар «Кан­ти­на Мос-Эйс­ли» скон­стру­и­ро­вал режис­сер Джордж Лукас в сво­ем филь­ме «Звезд­ные вой­ны: Эпи­зод IV» (1977). Бар рас­по­ло­жен в город­ке Мос-Эйс­ли на пустын­ной пла­не­те Тату­ин. Здесь царят без­за­ко­ние и рас­пут­ство, поэто­му сюда сте­ка­ют­ся пре­ступ­ни­ки и мошен­ни­ки со всех угол­ков галак­ти­ки. Звезд­ные пило­ты, соби­ра­ю­щи­е­ся в подо­зри­тель­ном заве­де­нии, пред­став­ля­ют собой все расы и кон­фес­сии. Про­сто улей подон­ков и мон­стров. Бар зна­ме­нит сво­им ядер­ным пой­лом, зажи­га­тель­ной музы­кой (груп­пы Figrin D’an and the Modal Nodes) и пери­о­ди­че­ски­ми раз­бор­ка­ми меж­ду дико­вин­ны­ми кли­ен­та­ми.

***

Пив­ной паб «Вин­че­стер» (Winchester) зна­ет каж­дый люби­тель чер­ных коме­дий про зом­би. Этот паб явля­ет­ся основ­ным местом собы­тий в филь­ме Эдга­ра Рай­та «Зом­би по име­ни Шон» (2004). Вооб­ще, это одна из ост­ро­ум­ней­ших паро­дий­ных коме­дий на тема­ти­ку зом­би-апо­ка­лип­си­са.

Когда ули­цы запо­ло­ни­ли пол­чи­ща ходя­чих мерт­ве­цов, пив­бар «Вин­че­стер» ока­зал­ся послед­ним при­бе­жи­щем, где укры­ва­ет­ся ком­па­ния посто­ян­ных завсе­гда­та­ев это­го заве­де­ния. Сре­ди них — трид­ца­ти­лет­ний неудач­ник Шон (исп. – Сай­мон Пегг) и его зака­дыч­ный при­я­тель – тол­стый лен­тяй Эд (исп. – Ник Фрост).

shaun-of-the-dead-2Жизнь Шона похо­жа на бес­ко­неч­ный тоск­ли­вый сон: нуд­ная рабо­та в мага­зине, быто­вые дряз­ги, «раз­бор­ки» с подруж­кой и про­бле­мы с мамой. Един­ствен­ная отду­ши­на — мест­ная пив­ная, куда после рабо­ты они с дру­гом еже­днев­но при­хо­дят выпить пив­ка с чип­са­ми и потре­пать­ся обо всем. Ясно, что по зако­нам жан­ра, имен­но эти два обол­ту­са ста­нут спа­сать город от наше­ствия мерт­ве­цов.

К сло­ву ска­зать, бар Winchester ока­зал­ся не столь без­опас­ным местом, как супер­мар­кет, фигу­ри­ро­вав­ший в ужа­сти­ке «Рас­свет мерт­ве­цов» Зака Снай­де­ра, вышед­ший в том же году. Но комич­ная изоб­ре­та­тель­ность геро­ев помо­га­ет най­ти им выход из любой затруд­ни­тель­ной ситу­а­ции.

Каж­дое, с виду жут­ко­ва­тое собы­тие, от души напер­че­но чер­ным юмо­ром. К при­ме­ру, сце­на в баре, когда Шон и его това­ри­щи по несча­стью оха­жи­ва­ют зом­би бильярд­ны­ми кия­ми. Схват­ка про­ис­хо­дит под акком­па­не­мент музы­каль­ной ком­по­зи­ции рок-груп­пы «Квин», в кото­рой Фред­ди Мер­кью­ри про­сит не оста­нав­ли­вать его 🙂

На пер­вый взгляд хор­рор-коме­дия сде­ла­на по кано­нам филь­мов про зом­би-апо­ка­лип­сис. Схе­ма­тич­но это так. Но кино­лен­та про­сто напич­ка­на интел­лек­ту­аль­ны­ми шут­ка­ми-паро­ди­я­ми и наме­ка­ми на куль­то­вые филь­мы ужа­сов. Вплоть до таких тон­ко­стей, что когда Шон зво­нит в ита­льян­ский ресто­ран «Фуль­чи», что­бы зака­зать там места, — это явля­ет­ся скры­той отсыл­кой к име­ни ита­льян­ско­го маэст­ро ужа­сов — Лучио Фуль­чи.

Фор­мат бри­тан­ской коме­дии под­ра­зу­ме­вал, ско­рее, не паро­дии, а ост­ро­ум­ные сти­ли­за­ции, в кото­рых обя­за­тель­ным ингре­ди­ен­том высту­па­ет абсур­дист­ский юмор. Кро­ме это­го, авто­ры мастер­ски соеди­ня­ют эле­мен­ты жан­ров чер­ной коме­дии, зом­би-филь­мов и мело­дра­мы. Любо­му кино­ма­ну про­смотр навер­ня­ка доста­вит эсте­ти­че­ское удо­воль­ствие.

***

В послед­ствие, эта же пароч­ка бри­тан­ских акте­ров вме­сте с режис­се­ром Эдга­ром Рай­том про­дол­жи­ла свое сотруд­ни­че­ство и созда­ла еще две коме­дии, все вме­сте кото­рые ста­ли име­но­вать­ся три­ло­ги­ей «Кровь и моро­же­ное» или «Три­ло­гия трёх вку­сов Кор­нет­то» (намек на люби­мый десерт всей тро­и­цы – моро­же­ное фир­мы Корт­нет­то).
Заклю­чи­тель­ным филь­мом три­ло­гии стал коме­дий­ный бое­вик-фэн­те­зи «Арма­гед­дец» (2004), в кото­ром вме­сто зом­би появи­лись при­шель­цы, замас­ки­ро­ван­ные под людей, а к одно­му пив­но­му бару доба­ви­лись еще один­на­дцать.
Пив­ной мара­фон по 12 пабам в бри­тан­ском город­ке Нью­тон-Хэй­вен назы­вал­ся «похо­дом по Золо­той миле». Глу­пая тра­ди­ция когда-то была выду­ма­на выпуск­ни­ка­ми-тиней­дже­ра­ми, но алко­го­лик и аут­сай­дер Гэри Кинг (исп.- Сай­мон Пегг) никак не осте­пе­нит­ся и под­на­чи­ва­ет сво­их быв­ших одно­класс­ни­ков, собрав­ших­ся после дол­гих лет раз­лу­ки, повто­рить экс­тре­маль­ный поход. При­я­те­лям уже по 40 лет, они бла­го­по­луч­ны и респек­та­бель­ны, и они не осо­бо это­го жела­ют. Но отри­ца­тель­ное оба­я­ние Гэри ока­зы­ва­ет­ся силь­ней любых дово­дов рас­суд­ка. Все согла­ша­ют­ся с его пред­ло­же­ни­ем, не ведая всех опас­но­стей под­жи­да­ю­щих их на пути. Конеч­ным пунк­том безум­но­го марш­ру­та выбран паб «World’s End» (Конец све­та), тоже что и «Арма­гед­дец».

***

armageddec-2004-kadr

***

Ноч­ной клуб­ный бар «Две двой­ки» (Double Deuce) изоб­ра­жен в бое­ви­ке «При­до­рож­ное заве­де­ние» (Road House, 1989), с Пат­ри­ком Суэй­зи в глав­ной роли. В отли­чие от преды­ду­ще­го бое­ви­ка, здесь все серьез­но и даже дра­ма­тич­но. По сюже­ту глав­ный герой при­ез­жа­ет в малень­кий про­вин­ци­аль­ный горо­док, что­бы наве­сти поря­док в клуб­ном баре, рабо­тая там наем­ным выши­ба­лой. Но на этот клуб-бар (в филь­ме он так­же пере­во­дит­ся как «Два­жды два» или «Двой­ная пор­ция»), име­ет виды мест­ный мафи­о­зи Бред Уэс­ли. Он ско­ло­тил состо­я­ние вымо­га­тель­ством денег у пред­при­ни­ма­те­лей и никто не реша­ет­ся дать ему отпор. Выши­ба­ла-Дал­тон всту­па­ет в отча­ян­ную схват­ку с его бан­дой. Прак­ти­че­ски все собы­тия филь­ма про­ис­хо­дят в поме­ще­нии бара Double Deuce.
Бое­вик стал зна­чи­мым собы­ти­ем в аме­ри­кан­ской куль­ту­ре: отсыл­ки к филь­му регу­ляр­но появ­ля­ют­ся в раз­лич­ных куль­тур­ных про­из­ве­де­ни­ях — кино, теле­филь­мах и ани­ма­ции. Нема­ло­важ­ную роль в его попу­ляр­но­сти сыг­рал саунд­трек к филь­му, где все музы­каль­ные номе­ра испол­нил извест­ный канад­ский блюз­мен Джефф Хили. Гита­рист с дет­ства слеп, поэто­му игра­ет в свой­ствен­ной толь­ко ему мане­ре, что при­да­ёт его ком­по­зи­ци­ям непод­ра­жа­е­мую уни­каль­ность.

road-house-poster-1989-patrick-swayzemovie-bars-the-double-deuce-road-house

***

В спис­ке вымыш­лен­ных баров, кото­рые ста­ли извест­ны все­му миру, нель­зя не упо­мя­нуть куль­то­вый бар, создан­ный Квен­ти­ном Таран­ти­но в его кри­ми­наль­ной дра­ме «Буль­вар­ное чти­во» (Pulp Fiction). Геро­ине филь­ма в этом баре пода­ют молоч­ный кок­тейль за 5 дол­ла­ров. Конеч­но, такая цена сей­час нико­го не впе­чат­лит, но в 1994 году, когда фильм сни­мал­ся — такая сто­и­мость пора­зи­ла бы каж­до­го аме­ри­кан­ца, даже ганг­сте­ра Вин­сен­та Вегу (исп. — Джон Тра­вол­та). Неза­бы­ва­е­мым ока­зал­ся и рос­кош­ный сто­лик в виде розо­во­го каб­ри­о­ле­та, за кото­рым сидел этот бан­дит с женой сво­е­го бос­са (исп. – Ума Тур­ман).   Необыч­ный дизайн стиль­но­го «сто­ли­ка» поро­дил целое направ­ле­ние в барах и кафе по все­му миру. Но наи­боль­шей досто­при­ме­ча­тель­но­стью, кото­рой про­сла­вил­ся бар Таран­ти­но, стал дико­вин­ный твист в испол­не­нии Тра­вол­ты и Тур­ман.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *