ГРЕЧЕСКОЕ КИНО СО ЩЕПОТКОЙ КОРИЦЫ И ПЕРЦА

кадр фильма A Touch of Spice-2003

Греческое кино изначально было сосредоточено на социальных проблемах греческого общества. И практически сразу, в палитре их художественного отображения, греческие кинематографисты стали использовать кулинарию – глобальный язык, понятный каждому. Еда и процесс ее приготовления на экране обрел метафоричность. Эволюцию такого кинематографического приема можно проследить на примерах греческих фильмов разного периода. Но его «золотым сечением» кажется мелодраматическая комедия «Щепотка специй».

В классических фильмах греческих кинорежиссеров пища играла всего лишь вспомогательную роль. Например, обед, состоящий из чечевичного супа и грубо выпеченного домашнего хлеба, подчеркивал низкий социальный статус персонажа. (Хотя, сразу следует оговориться: за счет природного оптимизма, присущего жизнерадостным грекам, даже такие сцены не представлялись безутешной «греческой трагедией». Бедная семейная трапеза зачастую сопровождается шумным весельем, шутками или задушевными беседами).

Наверное, мало кто в свое время не посмотрел оскароносную киноленту Михалиса Какояниса «Грек Зорба» (Zorba The Greek, 1964), с Энтони Куинном и Аланом Бейтсом в гл. ролях. (Ритмическая мелодия, сопровождающая танец сиртаки, который Зорба и Бэзил исполняют в финале, неотвязно следует за упоминанием этого классического фильма)). В нем, наряду с выявлением социальных проблем и демонстрацией суровых нравов местных жителей, мелькают бытовые сцены, где греки веселятся, танцуют и готовят еду. (Фильм снят в жанре «комедийная драма»).

Греческий кинорежиссер Тео Ангелопулос, трагически погибший в 2012 году, относится к числу мастеров кино мирового уровня. Его имя превратилось в синоним греческого кино XX века, а его фильмы на протяжении десятилетий становились многократными призерами международных фестивалей. Драматические по содержанию и медитативные по манере подачи, они являются поэтической летописью Греции. Большинство драм, снятых выдающимся греческим кинорежиссером, связаны с вынужденными странствиями и неизбывной тягой на Родину. Индивидуальная судьба человека в произведениях Ангелопулоса становилась частью общей истории страны. К таким фильмам  относятся прославившиеся на весь мир «Комедианты» (Θίασος, 1975), «Путешествие на Китеру» (1984), роуд-муви «Пейзаж в тумане» (1988), «Взгляд Одиссея/Взгляд Уллиса» (1995), «Вечность и один день» (1998) и др.

греческие фильмы - Тео Ангелопулос

Эта же тематика является фабулой мелодраматической комедии «Щепотка специй», снятой в 2003 году греческим кинорежиссером Тассосом Боулметисом. Она основана на автобиографической истории самого автора, который в 1994 году пережил изгнание из Турции.

«Во время этой вынужденной поездки, которая была путешествием моей жизни, я понял, что обязан передать мои чувства. И еда была способом оживить эту историю».

У многих балканских кинорежиссеров, переживших раздел территорий новыми границами, еда используется для определения идентичности. Тоже касается и этнических греков после их депортации из Турции. Еда в фильме Боулметиса становится таким же объектом чувственных воспоминаний, как знаменитое «литературное печенье», получившее наименование «мадленки Пруста». В одной из сцен романа Марселя Пруста «По направлению к Свану», главный герой окунает печенье в чай — и на сотни страниц переносится в город детства, который у него ассоциируется со вкусом этого печенья:

«И как только я вновь ощутил вкус размоченного в липовом чае бисквита, которым меня угощала тетя… в то же мгновенье старый серый дом фасадом на улицу, куда выходили окна тетиной комнаты, пристроился, как декорация, к флигельку окнами в сад, выстроенному за домом для моих родителей… А стоило появиться дому — и я уже видел городок, каким он был утром, днем, вечером, в любую погоду, площадь, куда меня водили перед завтраком, улицы, по которым я ходил, далекие прогулки в ясную погоду. <…> весь Комбре и его окрестности — всё, что имеет форму и обладает плотностью — выплыло из чашки чаю».

В греческой мелодраме «Щепотка специй» центром детских воспоминаний изображается кухня. Там, за готовкой, дегустацией и едой, ведутся задушевные беседы о жизни и споры о политике, там старшие дают младшим мудрые советы на будущее. «В нашем обществе все проходит через уста, в прямом и переносном смысле» — отмечал Тассос Боулметис, представляя свой фильм.

сцена из греческого фильма Щепотка специй

Его оригинальное (греческое) название ««Πολίτικη κουζίνα» тоже имеет двойной смысл. В зависимости от акцента в первом слове, оно обозначает либо «политическую кухню», либо «кухню полиса» (что является отсылкой к слову «Константинополис» — оригинальному греческому названию Стамбула.

обложка ДВД греческого фильма Щепотка специй-2003Для этой кухни характерно использование большого количества специй. Возможно поэтому английский перевод названия выглядит как «A Touch of Spice» — «Прикосновение специй». В переводах на другие языки тоже не обошлось без  специй. В Испании фильм назвали «Un toque de canella» — «Прикосновение корицы», в Германии он шел под названием «Прикосновение кориандра», а в Латинской Америке — «Соль жизни». (У нас на DVD фильм выходил под названием «Щепотка перца»).

В основе сюжета фильма «Щепотка специй» – ностальгический, ретроспективный взгляд на жизнь греческого мальчика Фаниса (его роль играет Маркос Оссе), высланного вместе с семьей из Стамбула в Грецию в период политического катаклизма. Спустя десятилетия, Фанис, выучившийся на профессора астрофизики (актер Джордж Коррафейс) приезжает в Стамбул. чтобы увидеться с умирающим дедушкой.  Этот приезд вызывает у него прилив воспоминаний о той счастливой идиллической жизни, когда он был влюблен в соседскую девочку, а мудрый дед — кулинар, философ и владелец лавки специй — обучал его тому, что и еда и жизнь требуют немного пряностей для придания им вкуса.

Все жизненные события, будь-то брак, учеба или политика, дед сопровождал своими афоризмами, обязательно связанными со специями: «Перец горячий и жгучий, словно солнце. Корица же, как женщина – горькая и сладкая одновременно». «Если дипломат пахнет чесноком, у него будут проблемы». Все домочадцы настолько верили в дедовскую «философию пищи», что даже блюда приправляли особенным образом. Например, если предполагались семейные разговоры за обеденным столом — готовящееся мясо посыпалось душистой корицей.

кадр фильма Щепотка перца 2003

Щепотка специй — один из фильмов о кулинарии и поварах, которые снимали европейские кинематографистыВ них прослеживаются схожие приемы драматургии, совмещающие кулинарию и психологию. Например, на столкновении заскорузлой религиозности и кулинарной роскоши в захолустной деревушке Северной Европы, основан датский фильм «Пир Бабетты». Темы иммиграции и привязанность к национальной кухне очевидны в фильме «Одна ночь» (Big Night, 1996), достаточно посмотреть, с какой любовью два брата готовят на чужбине итальянский cлоеный пирог «timpano«.

Более поздний представитель фильмов о «кулинарах с детства» — британская кинолента «Тост» (2010), в которой школьник учится печь торт «лимонная меренга«, чтобы обратить на себя внимание своего отца. Режиссером этого арт-хаусного фильма неожиданно стала никто иная, как С. Дж. Кларксон — автор известных «крутых» сериалов в жанре «криминальная драма», на большинство из которых Американская Академия кино наложила анафему в виде рейтинга «R».

Не удивительно, что и в греческом кинематографе тоже проявились новые тенденции. Использовать кулинарию для демонстрации более сложных концепций попытался греческий кинорежиссер Василис Целеменгос. В 2010 году он снял «кулинарный фильм» с элементами фантастики, под названием «Опасная кухня». Три его персонажа – участники классического любовного треугольника, но каждый по-своему помешан на кулинарии. Ими являются всемирно известный шеф-повар, владелец изысканного ресторана в Афинах, а также корабельный кок-повар и кокетливая Нана, чьи сексуальные желания усиливаются благодаря аппетитным рецептам и ингредиентам.

Но для Греции это уже не было диковинкой. Греческий кинематограф накрывала «странная волна» — стиль, зародившийся в недрах современного греческого кино. Считается, что его спровоцировал фильм «Клык», снятый в 2009 году молодым греческим режиссером по имени Йоргос Лантимос. После выхода этого фильма на экраны, его объявили шедевром современного европейского кино, а самого Йоргоса начали сравнивать с Ларсом фон Триером и Михаэлем Ханеке. Психологическая, атмосферная драма Лантимоса ограничивалась рамками дома одной семьи, но несмотря на кошмарность происходящего, от экрана невозможно было отвести взгляд. В 2015 году Лантимос снимает фантастическую антиутопию «Лобстер» (The Lobster), чем только укрепляет свою репутацию.

Под воздействием «странной волны» греческий кинематограф в последние годы становится всё более продуктивным и зрелищным. Современные греческие кинорежиссеры снимают все больше фильмов с динамичными и остроумно продуманными сюжетами, которые соответствуют эстетическим запросам «продвинутого» зрителя. Например, триллер «Среда. 04:45», снятый Алексисом Алексиу в 2015 году, рбразец греческой поп-культуры, где американский нео-нуар совмещен с азиатским хоррором.

Своим новаторским подходом к работе известны молодые греческие кинорежиссёры — Афина Рахиль Цангари («Аттенберг», 2010, «Шевалье» 2015), Александр Авран («Мисс Насилие, 2013), Михалис Константу («Лутон»,2013), Пантелис Вулгарис («Маленькая Англия», 2013), Яннис Экономидис («Рыбка», 2014) и др. К примеру, дебютная картина «Вечное возвращение Антониса Параскеваса», снятая Элиной Цыкоу в 2013 году, создала потрясающе стилизованное исследование функции коллективной памяти и упадка образа жизни. (Кстати, тоже состоянии растерянности, опустошенности и подавленности ощущается с первых же кадров ч/б фильма «Вечное возвращение» Киры Муратовой, появившемся у нас на экранах в 2012 году).

Но взгляд современных греческих кинематографистов зачастую уже не ограничивается только Грецией, а продакшном и финансированием их фильмов занимается сразу несколько стран. Поэтому, в предисловии к своей «Истории греческого кинематографа» профессор Врасидас Каралис ставит под сомнение возможность относить такие фильмы к рангу «греческое кино». По его мнению, они интернациональны и больше рассчитаны на международную аудиторию.

обложка книги «Истории греческого кинематографа»

Профдеформации в фильмах подверглась и греческая кухня, игравшая у предшественников важную роль. Из тех сцен, где люди собираются за обеденным столом, выветрилась радость и та «кухонная», домашняя теплота, которые ощущались в работах мастеров «старой школы». Климат нового греческого кино стал более прохладным, а еда по-европейски сдержанной. Говоря образно, современные кинематографисты Греции  используют в своем творчестве острый кетчуп вместо пахучих приправ, о которых так живописно рассказывалось в фильме «Щепотка специй».

Add a comment

Your e-mail will not be published. Obligatory fields are marked with *

шесть − 6 =

25552961
Above